Верховный суд сказал, какой процент — грабительский

Верховный суд сказал, какой процент - грабительский

Решение, которое вынесла недавно Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, несомненно будет интересно очень многим гражданам, которые хоть раз в жизни сталкивались с необходимостью занять деньги.

Значительная часть таких заемщиков вынуждена была брать необходимые суммы под процент.

Но банковский процент, который гражданин будет платить за заемные средства, как правило, бывает известен заранее, а вот проценты займов у так называемых физических лиц или, того хуже, — в микрофинансовых организациях, широко не рекламируются. И это объяснимо — у знакомого или в МФО занять можно очень быстро, но это почти всегда — дорого.

До недавнего времени среди граждан бытовало мнение, что раз кредитор ссужает заемщику свои кровные деньги, то и процент он может устанавливать такой, какой лично его устраивает. А если не нравится — идите в банк, где заставят долго собирать бумаги, а потом могут спокойно отказать, не утруждая себя объяснениями, почему гражданину давать в долг банк расхотел.

  • В итоге коллизия с процентами за заем дошла до Верховного суда и он заявил, что такие расчеты, как, например, 1 процент в день, можно квалифицировать как недобросовестное поведение кредитора.
  • При таких, кстати, весьма распространенных процентах, ставка по займу в 500 процентов годовых является злоупотреблением правом со стороны кредитора и приводит к неосновательному обогащению кредитора.
  • Этот важный вывод содержится в определении Судебной коллегии по гражданским дела Верховного суда (N 83-КГ16-2).

А все началось с того, что житель Брянска взял у своего знакомого заем в 1 млн рублей. Сумма была предоставлена под 1,5 процента в день. Буквально через три месяца пользования кредитом только проценты составили 1,1 млн рублей. Заемщик посчитал это несправедливым. С кредитором договориться не вышло, и гражданин обратился в суд.

Местные брянские суды дружно встали на сторону кредитора. Но когда дело дошло до Верховного суда, то там не согласились с такой логикой и решение местных судов отменили.

Вот дословное разъяснение суде Верховного суда — «Принцип свободы договора, закрепленный в статье 421 Гражданского кодекса РФ, не является безграничным.

Сочетаясь с принципом добросовестного поведения участника гражданских правоотношений, он не исключает оценку разумности и справедливости условий договора, — отметили судьи. — Условия договора не могут противоречить деловым обыкновениям и не могут быть явно обременительными для заемщика.

Таким образом, встречное предоставление не может быть основано на несправедливых договорных условиях, наличие которых следует квалифицировать как недобросовестное поведение».

Безусловно, конкретно это решение, которое брянские суды вынуждены будут пересмотреть, руководствуясь разъяснениями Верховного суда, касается спора двух граждан — физических лиц.

Но аргументы Судебной коллегии можно спокойно использовать, к примеру, и заемщикам многочисленных микрофинансовых организаций.

Просто пока право пойти в суд и разобраться с тем, что тебя не устраивает, не так широко распространено, особенно среди клиентов этих организаций. А зря.

Если верить Центробанку, то ставки в несколько сот процентов годовых не являются сегодня у нас в стране каким-то исключением. Так, средние ставки по займам большинства микрофинансовых организаций по кредитам до 30 тыс. рублей составляют 605 процентов годовых. При этом максимальная разрешенная Центробанком на текущий момент ставка по займам МФО — 806 процентов годовых.

Справка «РГ»

В закон о микрофинансовых организациях внесены поправки, ограничивающие размер процентных выплат четырехкратным размером самого займа.

Но сейчас на стадии подготовки следующие поправки в тот же закон, которые еще ограничат размер процентных выплат. В случае их принятия будет разрешен не четырехкратный размер, а двукратный размер самого займа.

Наталья Козлова, Российская газета

Как снизить сумму долга по микрозайму в 6 и более раз – пример из судебной практики

Верховный суд сказал, какой процент - грабительский

Уверен, что многие читатели данной статьи не понаслышке знают о высоких процентах микрофинансовых организаций (далее – МФО), которые, как правило, составляют до 2% в день, но не все так плохо как кажется.

Из практики

26 ноября 2018 года мы добились очень выгодного решения суда для клиента МФО, а именно более чем в 6 раз снизили сумму требования по договору займа.

Требования МФО о взыскании задолженности в размере 34 930 рублей, в том числе основной долг – 11 929,38 рублей, проценты – 23 000,62 руб. были удовлетворены действительно уважаемым судом частично.

Решением суда с ответчика взыскана сумма 3 290 руб. по основному долгу, проценты – 2 283,36 руб. (ссылка на данное решение суда размещена далее по тексту). Учитывая изложенное мы решили поделиться с Вами нашим опытом и знаниями, которые позволят значительно снизить сумму долга перед МФО.

Из теории

Итак, немного «воды». В силу статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (пункты 1, 4).

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей. На основании пункта 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

Возможность установления процентов на сумму займа по соглашению сторон не может рассматриваться как нарушающая принцип свободы договора, в том числе во взаимосвязи со статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации о пределах осуществления гражданских прав.

Особенности предоставления займа под проценты заемщику-гражданину в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, устанавливаются законами (пункт 3 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Порядок, размер и условия предоставления микрозаймов предусмотрены Федеральным законом от 2 июля 2010 г. № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» (далее – Закон о микрофинансовой деятельности).

Пунктом 4 части 1 статьи 2 названного закона предусмотрено, что договор микрозайма – договор займа, сумма которого не превышает предельный размер обязательств заемщика перед заимодавцем по основному долгу, установленный названным законом.

Исходя из императивных требований к порядку и условиям заключения договора микрозайма, предусмотренных Законом о микрофинансовой деятельности, денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены установленными этим законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственности заемщика.

Принцип свободы договора в сочетании с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, с учетом того, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства.

Правомерны ли высокие проценты на длительный срок?

Это положение имеет особое значение, когда возникший спор связан с деятельностью микрофинансовых организаций, которые предоставляют займы на небольшие суммы и на короткий срок, чем и обусловливается возможность установления повышенных процентов за пользование займом. Иное, то есть установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, приводило бы к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций.

Таким образом, высокий процент МФО (например, 2% в день) подлежит начислению только на период возврата займа (например,1 месяц), а в остальной период подлежат начислению проценты исходя из рассчитанной Банком России средневзвешенной процентной ставки по кредитам, предоставляемых кредитными организациями физическим лицам в рублях на срок до одного года (19-20% годовых).

Расчет

Например, сумма займа 12 000 рублей. Проценты за пользование займом в период с 8 октября по 10 ноября 2017 года – 4 360 руб. (401,5% годовых). Проценты оплачены.

Далее подлежат начислению проценты, исходя из рассчитанной Банком России средневзвешенной процентной ставки по кредитам, предоставляемых кредитными организациями физическим лицам, а именно 19% годовых. С 10 по 29 ноября 2017 года (20 дней) сумма начисленных процентов составила 124,8 руб.

19% : 365 = 0,052% в день 12000: 100 Х 0,052 = 6,24 руб. 6,24 Х 20 = 124,8 руб. С 30 ноября 2017 года по 10 января 2018 года (42 дня) – 205,8 руб. 9424,4: 100 Х 0,052% = 4,9 руб. 4,9 Х 42 = 205,8 руб. С 11 января по 28 марта 2018 года (77 дней) – 164,78 руб.

4110,6: 100 Х 0,052 = 2,14 руб. 2,14 Х 77 = 164,78 руб. С 29 марта по 3 августа 2018 года (128 дней) – 252,16 руб. 3785,38: 100 Х 0,052 = 1,97 руб.

1,97 Х 128 = 252,16 руб.

[Верховный суд РФ] 730% годовых? Это законно! (BuHHu)

Размер ставки по микрозайму нельзя считать чрезмерным, если он не превышает предельные значения для потребительских микрозаймов, установленные Банком России (ЦБ).

К такому выводу пришла Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда (ВС) в споре, где заемщик просил признать недействительным условие договора микрозайма о 730% годовых.

В прошлом году ВС признал чрезмерной ставку 547,5% годовых, однако в том деле речь шла о займе между гражданами, ставки по которым ЦБ не регулирует.

Евгений Душевин потребовал признать недействительным условие договора кредита, заключенного с ООО «Займ-Экспресс». Заемщик взял 20 тыс. руб. сроком на месяц, а процент по микрозайму составил 730% годовых (2% в день).

Суд первой инстанции отказал Евгению Душевину, сославшись на принцип свободы договора и информированность заемщика о размерах процентов на момент заключения договора. Апелляция, наоборот, поддержала заемщика, посчитав, что «Займ-Экспресс» не доказал разумность и обоснованность ставки.

Суд апелляционной инстанции отметил, что ставка по микрозайму превысила размер ставки рефинансирования, установленной ЦБ, и средневзвешенную процентную ставку по кредитам, выдаваемым кредитными организациями.

Гражданская коллегия ВС с подходом апелляции не согласилась (дело было рассмотрено 31 января). ВС обратил внимание, что для микрофинансовых организаций ставка определяется иными показателями — среднерыночным значением полной стоимости потребительских кредитов. В частности, для микрозаймов без обеспечения сроком до месяца не более 30 тыс. руб.

, как было в случае Евгения Душевина, средняя ставка составляла 686,089% (сейчас —599,367%). При этом полная стоимость кредита согласно ч. 11 ст. 6 Закона о потребительском кредите не может превышать это значение более чем на 1/3. Таким образом, ставку в размере 730% годовых, установленную «Займ-Экспрессом», нельзя считать чрезмерной, решил ВС.

Решение апелляции тройка судей отменила и отправила дело на новое рассмотрение в ту же инстанцию.

К займам между гражданами ВС применяет более строгий подход. Год назад он признал недействительным условие такого займа о 547,5% годовых, посчитав эту ставку чрезмерной (см. блог Станислава Гаранжи).

Разное отношение к займам, выдаваемым гражданами и микрофинансовыми организациями, прослеживается и в проекте поправок в Гражданский кодекс о финансовых сделках.

Последняя версия поправок, которую обсуждал в конце прошлого года президентский Совет по кодификации, позволяла признать недействительными ростовщические проценты только по займам между физическими лицами (см. здесь). Одним из объяснений являлось то, что эти ставки, в отличие от ставок микрофинансовых организаций, Центробанк не регулирует.

Верховный Суд РФ признал незаконным бессрочное начисление процентов по микрозайму

«13» ноября 2018 года Верховный Суд Российской Федерации вынес определение №41-КГ18-46 (далее – «Определение») по результатам рассмотрения спора между микрофинансовой организацией и заемщиком, в котором указал на неправомерность начисления и по истечение срока действия договора займа процентов, установленных договором лишь на срок 15 календарных дней.

Суть спора заключалась в следующем:

Микрофинансовая организация обратилась в суд с иском к заемщику о взыскании задолженности по договору займа в размере 279 137 руб. 88 коп., в том числе основной долг 15 350 руб., проценты за пользование суммой займа за период с 28 мая 2014 г. по 3 ноября 2016 г. в размере 273 537 руб., а также судебные расходы по уплате государственной пошлины в размере 5 991 руб. 38 коп.

Читайте также:  Приостановление и окончание предварительного расследования

Ответчик возражала против удовлетворения иска в заявленном объеме, поскольку размер процентов превышал сумму займа более чем в 15 раз, а процентная ставка за пользование займом в 91,5 раза больше ставки рефинансирования, установленной Банком России.

Решением Октябрьского районного суда г.

Ростова-на-Дону, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда, с ответчика в пользу микрофинансовой организации взыскана задолженность по договору займа в размере 279 137 руб. 88 коп., в том числе основной долг в размере 15 350 руб., проценты за пользование займом за период с 28 мая 2014 г. по 3 ноября 2016 г. в размере 263 787 руб. 88 коп.

  • Ответчик обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд Российской Федерации, поскольку считала ранее принятые судебные акты незаконными и необоснованными.
  • Верховный Суд РФ, исследовав материалы дела, пришел к следующему выводу:
  • Принимая во внимание расчёт истца о взыскании с ответчика процентов за пользование микрозаймом в размере 732% за период, составляющий 891 день, суд исходил из того, что эти проценты продолжают начисляться по истечении срока действия договора займа, составляющего 15 календарных дней.
  • Однако такой вывод суда противоречит существу законодательного регулирования договоров микрозайма, поскольку фактически свидетельствует о бессрочном характере обязательств заёмщика, вытекающих из такого договора, а также об отсутствии каких-либо ограничений размера процентов за пользование микрозаймом.

Согласно договору займа от 28 марта 2014 г. г. срок его предоставления был определен до 12 июня 2014 г. (15 календарных дней), то есть между сторонами был заключён договор краткосрочного займа сроком до 1 месяца.

Согласно п. 3.1 договора займа заёмщик принял на себя обязанность полностью вернуть полученную сумму займа и выплатить проценты за пользование займом в размере, установленном договором, до 12 июня 2014 г.

На основании п. 6.2 договора займа в случае нарушения установленного договором срока возврата суммы займа более чем на 14 дней заёмщик уплачивает заимодавцу единовременный штраф в размере 1 000 руб.

Таким образом, начисление и по истечении срока действия договора займа процентов, установленных договором лишь на срок 15 календарных дней, нельзя признать правомерным.

В результате рассмотрения дела Верховный Суд РФ отменил апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ростовского областного суда от «18» мая 2017 года и направил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

«13» декабря 2018 года судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда вынесла апелляционное определение по делу, в соответствии с которым решение Октябрьского районного суда г.

Ростова-на-Дону от «26» января 2017 года было отменено, и вынесено новое решение: взыскать ответчика в пользу микрофинансовой организации сумму основного долга по договору займа в размере 15350 руб., проценты по договору займа в размере 2 470,95 руб.

, расходы по уплате государственной пошлины в размере 712,84 руб.

Новая судебная практика в рассмотрении споров между микрофинансовыми организациями и заемщиками позволяет сделать вывод о том, что в будущем увеличится количество решений судов, вынесенных по новым правилам. Это должно самым положительным образом отразиться на защите интересов заемщиков, которым микрофинансовые организации предъявляют финансовые требования, многократно превышающие тело долга.

Верховный Суд пояснил порядок толкования условий договора займа

Президиум Верховного Суда вынес Постановление № 9-ПВ19 по спору о взыскании иностранной компанией сумм задолженности по договору займа с российской организации и ее поручителя-физлица.

Российская организация не вернула заем иностранной компании

В марте 2013 г. кипрская компания «Бетафин Лимитед» предоставила 103 млн руб. ООО «Монолит» под 12% годовых по договору займа, заключенному на несколько месяцев. По условиям договора, заем или его часть могли выдаваться в рублях или иностранной валюте.

В свою очередь, проценты начислялись в валютах, в которых были получены соответствующие суммы займа. При этом заем должен быть возвращен в тех же суммах и валютах, в которых был получен, а проценты – уплачены в тех же валютах, что и соответствующие суммы займа.

За нарушение сроков возврата займа и (или) сроков уплаты процентов по нему заемщик обязался выплатить кредитору пеню в размере 3% от просроченной суммы в месяц. Поручителем общества по договору займа выступил Сергей Ниценко, с которым кипрская компания заключила договор, являющийся неотъемлемой частью договора займа.

В апреле того же года компания «Бетафин Лимитед» перечислила на расчетный счет заемщика 1,2 млн долл., 600 тыс. евро и 830 тыс. фунтов стерлингов.

Поскольку российское общество не исполнило обязательства по возврату суммы займа и процентов, кредитор обратился в суд с иском о взыскании в солидарном порядке с заемщика и поручителя договорной задолженности, процентов за пользование займом (449 тыс. долл., 224 тыс. евро, 309 тыс.

фунтов стерлингов), а также пени (1,6 млн долл., 848 тыс. евро, 1,1 млн фунтов стерлингов) и процентов за пользование чужими денежными средствами в размере 56 млн руб.

Суды разошлись в позициях о толковании условий договора

Суд первой инстанции удовлетворил требования истца частично, взыскав в его пользу с должника заявленные суммы задолженности по договору и проценты за пользование займом в рублевом эквиваленте по курсу ЦБР на день исполнения решения суда. Также были взысканы пени в размере 900 тыс. долл., 500 тыс. евро, 600 тыс.

фунтов стерлингов в рублевом эквиваленте по курсу ЦБР на день исполнения решения суда и проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 36 млн руб. В удовлетворении исковых требований к Сергею Ниценко было отказано в связи с прекращением поручительства за истечением срока.

В дальнейшем апелляция поддержала решение первой инстанции.

Общество «Монолит» подало кассационную жалобу в Верховный Суд, Судебная коллегия по гражданским делам которого отменила указанные акты нижестоящих судов, и дело было направлено на новое рассмотрение в апелляцию.

При новом рассмотрении апелляционный суд отменил решение первой инстанции и вынес новое – о частичном удовлетворении иска. С организации-ответчика в пользу кипрской компании была взыскана задолженность по договору займа по состоянию на 23 мая 2016 г. в размере 102 млн руб.

(исходя из реально полученной заемщиком денежной суммы с учетом конвертации основного долга из иностранной валюты в рубли), проценты за пользование займом (свыше 77 млн руб.), пени (100 млн руб.) и расходы на оплату госпошлины (60 тыс. руб.).

В удовлетворении остальной части исковых требований к ответчикам было отказано.

При этом апелляция отметила, что целью заключения спорного договора займа являлось получение (передача) в долг денежной суммы в 103 млн руб. Указание в договоре о получении средств и возврате их в той валюте, в которой они передаются, само по себе не может изменять либо устанавливать иную валюту долга и валюту платежа, сделал вывод суд.

Разрешая вопрос о взыскании процентов за пользование суммой займа по договору, апелляция сочла, что проценты необходимо исчислять в размере 12% годовых, начисляемых в валютах, в которых были получены суммы займа, поскольку базой начисления процентов является соответствующая сумма займа в валюте поступления. Суд также отметил, что при заключении договора валютой платежа являлся рубль, при этом стороны предусмотрели возможные инфляционные риски, установив оплату процентов за пользование займом (база начисления процентов) в той иностранной валюте, в которой были получены соответствующие суммы.

Размер подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца процентов за пользование заемными средствами был определен апелляцией исходя из ставки 12% годовых и курса валют (доллара, евро и фунта стерлингов) к рублю на день вынесения решения судом первой инстанции.

Впоследствии Судебная коллегия ВС поддержала решение апелляции, оставив без удовлетворения кассационную жалобу общества «Монолит».

В частности, Суд отметил, что положения закона о начислении процентов по договору займа являются диспозитивными – следовательно, стороны вправе самостоятельно предусмотреть условия договора, отличные от предусмотренных в законе (в том числе согласовать начисление процентов на сумму займа, полученную в иностранной валюте).

Таким образом, подчеркнул ВС, стороны договора займа правомерно договорились о порядке расчета процентов в сумме, эквивалентной определенной сумме в иностранной валюте, и добровольное исполнение ими такого обязательства валютному законодательству не противоречит.

Кассация также указала, что, толкуя условия договора займа о порядке расчета процентов за пользование займом и пени за несоблюдение сроков возврата займа и процентов, апелляция исходила из буквального значения содержащихся в нем слов и выражений и отсутствия каких-либо неясностей или противоречий оспариваемых условий договора положениям закона.

Впоследствии общество обратилось с надзорной жалобой в Президиум ВС на вынесенные по его делу судебные акты нижестоящих инстанций.

Президиум ВС указал судам на необходимость предельно последовательно толковать разные условия одного договора

Изучив материалы дела, Президиум ВС напомнил, что буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом (ч. 1 ст. 431 ГК РФ). Если же содержащиеся в указанной норме правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

ВС разъяснил толкование условий договораПленум ВС РФ принял доработанное постановление, касающееся возникающих на практике вопросов по применению норм ГК о заключении и толковании договоров

Со ссылкой на п. 43 Постановления Пленума ВС от 25 декабря 2018 г.

«О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса о заключении и толковании договора» Президиум ВС напомнил, что предусмотренные ст.

431 ГК правила толкования условий договора направлены на установление судом согласованного волеизъявления сторон и применяются в случаях, когда отдельные условия письменного договора сформулированы неясно и неточно.

«Выявление судом такой согласованной воли сторон договора путем судебного толкования условий конкретного договора осуществляется последовательно, то есть сначала используются правила, установленные ч. 1 ст.

431 ГК РФ (выяснение содержания условий договора путем их буквального и системного толкования), а при невозможности с их помощью установить действительную общую волю сторон договора применяются правила ч.

2 названной статьи (выявление содержания условий договора исходя из цели договора и с учетом предшествовавших договору переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, последующего поведения сторон)», – отмечается в постановлении.

Соответственно, суд сначала анализирует буквальное значение содержащихся в тексте договора слов и выражений (буквальное толкование).

Так как условия договора являются согласованными частями одного документа, значение конкретного условия устанавливается путем его сопоставления с другими условиями, смыслом договора в целом, а также с учетом существа законодательного регулирования соответствующего вида обязательств (системное толкование), указал ВС.

Если же такой подход не позволяет установить содержание условия договора, суд переходит к следующему этапу его толкования (выяснению действительной общей воли сторон договора с учетом цели договора и принимая во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон). Если при толковании условий договора приоритет отдается соответствующим приемам, в судебном постановлении приводятся основания.

Таким образом, Президиум ВС пришел к выводу, что Судебная коллегия по гражданским делам при проверке апелляционного определения неправильно применила положения ст. 431 ГК о толковании условий договора и соответствующих разъяснений Пленума.

«Толкуя условия договора займа о сумме и валюте займа (основного обязательства), полученного ООО “Монолит” от компании “Бетафин Лимитед”, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ, равно как и суд апелляционной инстанции, исходила из буквального и системного толкования условий договора займа (ч. 1 ст.

431 ГК РФ), а также учитывала последующее поведение сторон сделки, их переписку, оформление паспорта валютной сделки (ч. 2 ст. 431 ГК РФ).

Такой различный подход к толкованию условий одного и того же договора, а именно: по сумме и валюте основного обязательства (суммы займа) – буквальное и системное толкование условий договора в совокупности с последующим поведением сторон сделки, по валюте процентов по договору займа – буквальное толкование условий договора – противоречит положениям ст.

Читайте также:  Может ли сестра, имея мамины документы, без ее участия оформить на себя ее квартиру?

431 ГК РФ о том, что условия договора толкуются и рассматриваются судом в их системной взаимосвязи, поскольку они являются согласованными частями одного договора, и нарушает единообразие судебной практики при применении данной нормы закона», – подчеркивается в постановлении.

Как пояснила высшая судебная инстанция, подобное толкование нижестоящим судами условий одного и того же договора привело к наличию в их актах двух различных выводов в отношении одного предмета спорной сделки (суммы заемных средств).

Таким образом, сумма основного обязательства – сумма займа, подлежащая возврату заемщиком заимодавцу, – была определена судебными инстанциями в рублях, а сумма займа, на которую начислены проценты по договору в размере 12% годовых, – в иностранной валюте.

Это свидетельствует о противоречивом характере данных судебных постановлений, что не отвечает требованиям ГПК РФ о законности судебных постановлений и создает неопределенность в содержании правоотношений сторон сделки.

«При этом разрешение судом спора должно урегулировать конфликтную ситуацию сторон, а не порождать правовую неопределенность в правоотношениях участников гражданского оборота. Подобное противоречие в судебных актах (апелляционном определении судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 4 декабря 2017 г.

и определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 февраля 2019 г.) о содержании правоотношений сторон сделки ˂…˃ является непреодолимым и не соответствует принципу законности, следование которому составляет одну из основных задач гражданского судопроизводства, названных в ст.

2 ГПК РФ», – подчеркнул Президиум ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и вернув дело на новое рассмотрение в апелляцию.

Эксперты оценили практическую значимость выводов высшей судебной инстанции

По мнению адвоката АБ «ЮГ» Сергея Радченко, выводы, изложенные в постановлении, законны и обоснованны. «Верховный Суд дает правильный и грамотно теоретически обоснованный алгоритм толкования условия договора, выделяя три его стадии: буквальное толкование, системное толкование и выяснение общей воли сторон.

Затем этот алгоритм ВС применил в деле, правильно сформулировав причину отмены судебных актов нижестоящих судов: нельзя сумму займа определять в рублях, а проценты – также в рублях, но в размере эквивалента займа в иностранной валюте.

Если это сделать, как сделали нижестоящие суды, получится, что одна и та же сумма займа в первом и втором случае отличается почти вдвое», – отметил он.

По мнению адвоката, рассмотрение гражданского дела в Президиуме ВС – уникально редкий случай в судебной практике. «Значение этого постановления в том, что оно одинаково обязательно как для судов общей юрисдикции, так и для арбитражных, на него суды могут ссылаться в своих актах как на обязательный акт толкования права», – резюмировал Сергей Радченко.

Руководитель Арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Виктор Петров полагает, что в рассматриваемом деле Президиум ВС продолжил логику, которой старался придерживаться и последовательно проводить в судебных актах: их непротиворечивость (внутреннее единообразие).

«Высшая судебная инстанция последовательно обращала внимание судов на необходимую последовательность и логичность их выводов в судебных актах. Однако в настоящем деле суды нижестоящих инстанций действительно допустили противоречивое толкование условий одного и того же договора.

Представляется, что с учетом правил о свободе воли при заключении договора противоречие в толковании условий одного и того же соглашения сторон создает неограниченную возможность для манипуляций.

Вместе с тем принцип единообразия судебной практики также требует от судов последовательности», – подчеркнул он.

По мнению эксперта, выводы Президиума ВС по данному делу не меняют кардинально существующую практику, а поддерживают ранее заданный вектор. «Судам следует предельно последовательно толковать разные условия одного договора, учитывать их взаимосвязь и реальную цель сторон при заключении соглашения», – подытожил Виктор Петров.

Судебная практика по делам о долгах и расписках между гражданами

Верховный суд разъяснил роль расписки в личных долгах гражданВерховный суд РФ пересмотрел итоги судебного разбирательства двух человек о возврате денег. Тема, когда один гражданин дает взаймы другому определенную денежную сумму, а потом возникают проблемы с ее возвратом, стара, как мир.

Об этом даже была придумана поговорка про то, что берешь чужие деньги на время, а отдаешь — свои и навсегда. Несмотря на видимую простоту ситуации, далеко не все знают, какие законы действуют при невозврате долга и какие нормы регулируют законный способ решения проблемы.

Пересмотр этого дела показал, что в таком, внешне простом, вопросе могут путаться даже суды. Дело, которое дошло до Верховного суда РФ, на первый взгляд, действительно было самым банальным. Один гражданин дал другому, точнее — другой — взаймы. Условия займа были оговорены в расписке, как и проценты.

Поначалу возврат сумм по договору шел регулярно, потом застопорился. В итоге заимодавец обратился в суд с просьбой взыскать в принудительном порядке долг по договору займа и проценты за пользование чужими деньгами.Но заявителю районный, а вслед за ним и суд апелляционной инстанции — отказали.

Расстроенный истец дошел до Верховного суда. Тот встал на сторону обиженного гражданина.

Вот что в этом деле увидели местные суды.

Единственным подтверждением денежных взаимоотношений истца и ответчика оказались две расписки. Их в подтверждение своих слов о наличии займа и его условий гражданин и принес в суд. Расписки были похожи. Судя по тексту, гражданин ссудил знакомой 200 тысяч рублей под 4 процента в месяц на неопределенное время. Отдавать проценты гражданка обязалась двадцатого числа каждого месяца наличными, а остальную сумму пообещала вернуть по первому же требованию. Первая расписка была датирована весной, а спустя полгода женщина дала еще одну расписку на сто тысяч рублей под те же условия. Когда районный суд отказал заимодавцу, он заявил, что никакого договора займа между сторонами заключено не было. А расписки, которые есть в деле, не подтверждают факт получения денег именно у истца, так как его фамилии в расписке нет. Как нет и никаких данных, что гражданка должна вернуть деньги именно заявителю. Верховный суд РФ, перечитав дело с отказами местных судов, с ними не согласился и признал уже принятые решения ошибочными. И дал разъяснения по таким спорным случаям, которые нередко доходят до суда.Вот как рассудил этот спор Верховный суд РФ. Сначала он напомнил, что в соответствии с 807 статьей Гражданского кодекса по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи. А заемщик со своей стороны обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму или равное количество вещей такого же рода и качества. Договор займа между гражданами считается заключенным с момента передачи денег или вещей. По статьям 161 и 808 Гражданского кодекса РФ договор займа между гражданами должен быть заключен в письменной форме, если сумма превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда. А если заимодавцем окажется юридическое лицо, то письменный договор заключается в любом случае и независимо от суммы. В законе сказано дословно следующее — подтверждением договора займа и его условий может быть расписка заемщика или «иной документ, удостоверяющий передачу заимодавцем определенной суммы». Таким образом, делает вывод из всего вышесказанного Верховный суд, для квалификации отношений между гражданами как заемных необходимо установить характер обязательства, включая достижения между сторонами соглашения об обязанности заемщика возвратить заимодавцу полученные деньги. Статья 160 Гражданского кодекса РФ говорит, что сделка в письменной форме может быть совершена «путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку».В следующей статье того же Гражданского кодекса, в 162-й, уточняется, что нарушение предписанной законом формы сделки лишает стороны в случае возникновения спора права сослаться в подтверждение сделки на показания свидетелей. Но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. Из всего сказанного Верховный суд РФ делает вывод — передача денег конкретным заимодавцем заемщику может подтверждаться различными доказательствами, кроме свидетельских показаний. А еще Верховный суд напомнил, что при рассмотрении нашего спора ответчица вообще-то хотела заключить мировое соглашение. И, судя по материалам дела, фактически не соглашалась только с начисленными ей процентами.

По мнению Верховного суда, это важное обстоятельство.

И оно имело существенное значение для разбора правоотношений сторон. Но местные суды в нарушение закона (198-я статья Гражданского кодекса) никакой оценки этих обстоятельств в своих решениях вообще не дали. Но это было не единственное важное упущение. А еще, подчеркнул Верховный суд РФ, местные суды не учли, что есть 408-я статья Гражданского кодекса. Там сказано следующее: нахождение у заимодавца расписки подтверждает неисполнение денежного обязательства со стороны заемщика, если он не сможет суду доказать обратное.

По мнению Верховного суда, ссылка местных судов на то, что истец пришел к ним фактически с пустыми руками и не принес им в суд никаких доказательств займа кроме расписок, несостоятельна.

Высший суд напомнил и своим коллегам, и гражданам очень существенную вещь.

А именно — обязанность доказывать, что факта заключения договора займа с конкретным гражданином не было, в подобных спорах между гражданами лежит на том, кому деньги дали, а не на том, кто их ссуживал.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22.08.2017 N 7-КГ17-4

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 22 августа 2017 г. N 7-КГ17-4

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Гетман Е.С. и Асташова С.В.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску ООО «Доступно Деньги» к Клыгину Д.В. о взыскании задолженности по договору микрозайма

по кассационной жалобе Клыгина Д.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 21 сентября 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ООО «Доступно Деньги» (далее — Общество) обратилось в суд с иском к Клыгину Д.В. о взыскании суммы основного долга и процентов за пользование займом в размере 108 450, 50 руб.

Дело неоднократно рассматривалось судебными инстанциями.

Решением Фрунзенского районного суда г. Иваново от 11 июля 2016 г. исковые требования удовлетворены частично. С Клыгина Д.В. в пользу Общества взысканы 28 700 руб.

, в том числе основной долг в размере 13 000 руб., проценты за пользование займом в размере 15 000 руб., штраф за просрочку возврата займа и погашение процентов в размере 700 руб.

, расходы по оплате государственной пошлины в размере 1061 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 21 сентября 2016 г.

решение суда первой инстанции изменено в части взыскания процентов за пользование займом и расходов по оплате государственной пошлины, указанные суммы увеличены до 93 400 руб. и 3342 руб. соответственно, а всего с Клыгина Д.В.

в пользу Общества взыскано 107 100 руб. В части взыскания суммы основной задолженности и штрафа решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Заявителем подана кассационная жалоба, в которой ставится вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 21 сентября 2016 г., как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 21 июля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

  • Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.
  • Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
  • Такие нарушения были допущены при рассмотрении данного дела.
Читайте также:  Что мне нужно сделать чтобы не забрали водительское удостоверение?

Как установлено судами и следует из материалов дела, 27 июня 2014 г. Общество (заимодавец) и Клыгин Д.В. (заемщик) заключили договор микрозайма N согласно которому Клыгин Д.В. получил заем в размере 10 000 руб. со сроком возврата 11 июля 2014 г. под 730% годовых (т. 1, л.д. 8).

21 октября 2015 г. Общество обратилось в суд с иском о взыскании долга по договору микрозайма, а также процентов за пользование займом за период с 12 июля 2014 г. по 21 октября 2015 г. (т. 1, л.д. 4).

Рассматривая дело и частично удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции пришел к выводу о возможности применения к возникшим правоотношениям статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, снизив размер процентов за пользование займом, рассчитанный с учетом 730% годовых (2% от суммы займа за каждый день просрочки), с 93 400 руб. до 15 000 руб.

Суд апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции в части размера процентов за пользование займом, указав на то, что такие проценты не являются мерой ответственности за нарушение обязательства по возврату суммы займа и не подлежат уменьшению на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не может согласиться с вынесенным апелляционным определением по следующим основаниям.

В силу статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (пункты 1, 4).

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

На основании пункта 1 статьи 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, если иное не предусмотрено законом или договором займа, заимодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором.

При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте жительства заимодавца, а если заимодавцем является юридическое лицо, в месте его нахождения ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты заемщиком суммы долга или его соответствующей части.

Возможность установления процентов на сумму займа по соглашению сторон не может рассматриваться как нарушающая принцип свободы договора, в том числе во взаимосвязи со статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации о пределах осуществления гражданских прав. При этом проценты, предусмотренные статьей 809 Гражданского кодекса Российской Федерации, являются платой за пользование денежными средствами и не могут быть снижены судом.

В связи с этим Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации соглашается с выводом суда апелляционной инстанции о том, что уменьшение этих процентов в порядке статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается.

Вместе с тем судом апелляционной инстанции не было учтено следующее.

Особенности предоставления займа под проценты заемщику-гражданину в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью, устанавливаются законами (пункт 3 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Порядок, размер и условия предоставления микрозаймов предусмотрены Федеральным законом от 2 июля 2010 г. N 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» (далее — Закон о микрофинансовой деятельности).

  1. Пунктом 4 части 1 статьи 2 названного закона предусмотрено, что договор микрозайма — договор займа, сумма которого не превышает предельный размер обязательств заемщика перед заимодавцем по основному долгу, установленный названным законом.
  2. Исходя из императивных требований к порядку и условиям заключения договора микрозайма, предусмотренных Законом о микрофинансовой деятельности, денежные обязательства заемщика по договору микрозайма имеют срочный характер и ограничены установленными этим законом предельными суммами основного долга, процентов за пользование микрозаймом и ответственности заемщика.
  3. Принцип свободы договора в сочетании с принципом добросовестного поведения участников гражданских правоотношений не исключает обязанности суда оценивать условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости, с учетом того, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой стороны, они должны учитывать интересы кредитора как стороны, права которой нарушены в связи с неисполнением обязательства.

Это положение имеет особое значение, когда возникший спор связан с деятельностью микрофинансовых организаций, которые предоставляют займы на небольшие суммы и на короткий срок, чем и обусловливается возможность установления повышенных процентов за пользование займом. Иное, то есть установление сверхвысоких процентов за длительный срок пользования микрозаймом, выданным на короткий срок, приводило бы к искажению цели деятельности микрофинансовых организаций.

Взыскивая с Клыгина Д.В. в пользу Общества проценты за пользование микрозаймом в размере 730% за период, составляющий 467 дней, суд апелляционной инстанции исходил из того, что эти проценты продолжают начисляться по истечении срока действия договора займа, составляющего 15 календарных дней.

Однако такой вывод суда апелляционной инстанции противоречит существу законодательного регулирования договоров микрозайма, поскольку фактически свидетельствует о бессрочном характере обязательств заемщика, вытекающих из такого договора, а также об отсутствии каких-либо ограничений размера процентов за пользование микрозаймом.

Согласно договору микрозайма от 27 июня 2014 г. срок его предоставления был определен в 15 календарных дней, то есть между сторонами был заключен договор краткосрочного займа сроком до 1 месяца (пункт 1.1 договора).

В силу статьи 14 (часть 1) Федерального закона от 21 декабря 2013 г. N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)», вступившего в силу с 1 июля 2014 г.

(далее — Закон о потребительском кредите) нарушение заемщиком сроков возврата основной суммы долга и (или) уплаты процентов по договору потребительского кредита (займа) влечет ответственность, установленную федеральным законом, договором потребительского кредита (займа), а также возникновение у кредитора права потребовать досрочного возврата всей оставшейся суммы потребительского кредита (займа) вместе с причитающимися по договору потребительского кредита (займа) процентами и (или) расторжения договора потребительского кредита (займа) в случае, предусмотренном настоящей статьей.

Согласно пункту 2.2.2 договора микрозайма от 27 июня 2014 г.

заемщик обязуется по истечении срока, на который выдан микрозаем, в полном объеме и своевременно вернуть полученную сумму микрозайма и уплатить заимодавцу проценты за его использование в размере, указанном в пункте 1.1 договора микрозайма от 27 июня 2014 г., а также в полном объеме оплатить штрафные санкции, предусмотренные этим договором.

На основании пункта 5.2 договора микрозайма от 27 июня 2014 г. в случае нарушения срока возврата суммы микрозайма и начисленных процентов за его использование в сроки, установленные пунктом 1.

1 указанного договора, более чем на 5 дней, заемщик уплачивает заимодавцу единовременный штраф в размере 700 руб.

При этом заемщик не освобождается от обязательств по возврату денежной суммы, полученной в микрозаем, и уплаты начисленных процентов за его использование согласно условиям договора микрозайма.

Исходя из содержания названной статьи Закона о потребительском кредите во взаимосвязи с условиями договора микрозайма от 27 июня 2014 г. начисление и по истечении срока действия договора микрозайма процентов, установленных договором лишь на срок 15-ти календарных дней, нельзя признать правомерным.

Однако суд апелляционной инстанции, взыскав в пользу Общества проценты за пользование займом в размере 730% годовых за 467 дней, в то время как указанные проценты были предусмотрены договором микрозайма на срок в 15 дней, этого не учел.

Пунктом 9 части 1 статьи 12 Закона о микрофинансовой деятельности (в редакции Федерального закона от 29 декабря 2015 г.

N 407-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации») микрофинансовая организация не вправе начислять заемщику — физическому лицу проценты и иные платежи по договору потребительского займа, срок возврата потребительского займа по которому не превышает одного года, за исключением неустойки (штрафа, пени) и платежей за услуги, оказываемые заемщику за отдельную плату, в случае, если сумма начисленных по договору процентов и иных платежей достигнет четырехкратного размера суммы займа. Условие, содержащее данный запрет, должно быть указано микрофинансовой организацией на первой странице договора потребительского займа, срок возврата потребительского займа по которому не превышает одного года, перед таблицей, содержащей индивидуальные условия договора потребительского займа.

Соответствующие положения были внесены в Федеральный закон от 2 июля 2010 г. N 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях» Федеральным законом от 29 декабря 2015 г.

N 407-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации» и не действовали на момент заключения договора микрозайма от 27 июня 2014 г.

Однако Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что расчет задолженности, произведенный микрофинансовой организацией и судом по договору микрозайма от 27 июня 2014 г. исходя из расчета 730% годовых за период с 12 июля 2014 г. по 21 октября 2015 г.

, не может быть принят во внимание, и считает необходимым снизить размер взыскиваемых процентов за пользование займом, вследствие чего апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 21 сентября 2016 г. подлежит отмене в части взыскания процентов за пользование займом в сумме 93 400 руб.

и расходов по оплате государственной пошлины в сумме 3342 руб.

С учетом того, что решением Фрунзенского районного суда г. Иваново от 11 июля 2016 г. с ответчика в пользу Общества уже взысканы проценты за пользование займом за период с 12 июля 2014 г. по 26 июля 2014 г. (15 дней) исходя из расчета 730% годовых в размере 3000 руб., с Клыгина Д.В. в пользу Общества за период с 27 июля 2014 г. по 21 октября 2015 г.

(452 дня) подлежат взысканию проценты за пользование займом исходя из рассчитанной Банком России средневзвешенной процентной ставки (17, 53% годовых) по кредитам, предоставляемых кредитными организациями физическим лицам в рублях на срок свыше одного года, по состоянию на июнь 2014 г. в размере 2170, 84 руб.

, а также государственная пошлина пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований в сумме 400 руб.

Руководствуясь статьями 387, 388, пунктом 5 части 1 статьи 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 21 сентября 2016 г. в части изменения решения Фрунзенского районного суда г. Иваново от 11 июля 2016 г.

в части взыскания процентов за пользование займом и расходов на оплату государственной пошлины, которым с Клыгина Д.В. в пользу Общества взысканы проценты за пользование займом в сумме 93 400 руб.

и расходы на оплату государственной пошлины в сумме 3342 руб., отменить.

Принять в этой части новое решение, которым взыскать с Клыгина Д.В. в пользу Общества проценты за пользование займом в размере 2170, 84 руб., а также расходы на оплату государственной пошлины в размере 400 руб.

В остальной части апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ивановского областного суда от 21 сентября 2016 г. оставить без изменения.

——————————————————————

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *