Один человек стрелял в другого из обреза (не зарегистрирован), намереваясь убить и целясь в потерпевшего в своем доме. Ранил. Раненый настаивает на суде, стрелявший хочет пойти на мировую. Следователи собрали показания, взяли оружие на экспертизу?

Один человек стрелял в другого из обреза (не зарегистрирован), намереваясь убить и целясь в потерпевшего в своем доме. Ранил. Раненый настаивает на суде, стрелявший хочет пойти на мировую. Следователи собрали показания, взяли оружие на экспертизу?

Депутат утверждает, что убил 30-летнего мужчину, пытаясь выгнать медведя из поселка Озерновский.

Следственные органы предъявили депутату Заксобрания Камчатки, миллиардеру Игорю Редькину, обвинение в совершении умышленного убийства (ч. 1 ст. 105 УК РФ). Об этом сообщает пресс-служба регионального управления СК России по Камчатскому краю. Сам народный избранник уверяет, что не собирался никого убивать, и вообще стрелял в медведя.

Уголовное дело по факту убийства 30-летнего мужчины, жителя посёлка Озерновский было возбуждено 6 августа 2021 года.

Один человек стрелял в другого из обреза (не зарегистрирован), намереваясь убить и целясь в потерпевшего в своем доме. Ранил. Раненый настаивает на суде, стрелявший хочет пойти на мировую. Следователи собрали показания, взяли оружие на экспертизу?Поселок Озерновский

Трагедия произошла вечером, 2 августа, на свалке в районе поселка Озерновский Усть-Большерецкого района. Местный житель Андрей Толстопятов получил огнестрельное ранение, в результате которого он умер в больнице.

10 августа в совершении преступления признался депутат Заксобрания Камчатки 55-летний Игорь Редькин, заявив, что убил мужчину по неосторожности. По словам Редькина, он думал, что там ходит медведь, и пытался выстрелами отогнать зверя от поселка.

Но в темноте не разглядел в кого стреляет и случайно ранил Андрея Толстопятова.

Вот только Следком в версию Редькина не очень верит и считает, что он умышленно стрелял именно в человека.

«Следствием получены достаточные данные об умышленном убийстве, в связи с чем 10 августа Редькину предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Установление обстоятельств умышленного убийства продолжается, осуществляются следственные и иные процессуальные действия, направленные на сбор доказательств», — говорится в сообщении.

Также следствие проверяет версию депутата о совершении убийства по неосторожности.

Редькин Игорь Владимирович более 20 лет занимается бизнесом на Камчатке, он совладелец нескольких крупных предприятий края.

Является богатейшим политиком России — официально задекларированный доход депутата за последние три года составил около 1,5 млрд рублей. В 2021 году занял 20-е место в рейтинге самых богатых госслужащих и депутатов по версии Forbes.

С 2007 года являлся депутатом Заксобрания Камчатки от партии «Единая Россия», но был исключен из партии по собственному желанию.

Как ранее сообщила представитель Редькина Ольга Струченко, депутат только через неделю после убийства узнал, в кого именно выстрелил.

«2 августа произошла трагедия, невольным участником которой стал я — Редькин Игорь Владимирович. Вечером в посёлке Озерновский я узнал о том, что на свалке бродит медведь, от которого могут пострадать местные жители.

Я взял оружие и решил его отпугнуть, — написал в обращении Игорь Редькин. — В сумерках выстрелил по медведю. Позднее я узнал, что примерно в то же время в районе стрельбы был ранен местный житель, который скончался в больнице.

Вчера я принял для себя решение и готов понести наказание, которое определит суд», — заявил Редькин.

В обращении депутат также заявил, что снимает свою кандидатуру на предстоящих выборах, где он планировал баллотироваться от «Единой России». Он добавил, что долгое время был депутатом от «ЕР», но сейчас во избежание скандалов решил выйти из партии.

Алексей Почтарук

Алексей Филатов: Как будет дальше жить депутат, убивший невинного избирателя?

Один человек стрелял в другого из обреза (не зарегистрирован), намереваясь убить и целясь в потерпевшего в своем доме. Ранил. Раненый настаивает на суде, стрелявший хочет пойти на мировую. Следователи собрали показания, взяли оружие на экспертизу? Один человек стрелял в другого из обреза (не зарегистрирован), намереваясь убить и целясь в потерпевшего в своем доме. Ранил. Раненый настаивает на суде, стрелявший хочет пойти на мировую. Следователи собрали показания, взяли оружие на экспертизу? Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

Камчатский депутат, член партии «Единая Россия» Игорь Редькин признался, что убил жителя поселка Озерновский. По сути, «народный избранник» пристрелил своего избирателя.

Сам парламентарий утверждает, что принял мужчину за медведя, на которого ранее жаловались местные жители. Как истинный «народный заступник», в надежде спасти граждан от посягательств зверя, депутат решил его нейтрализовать.

«Зверем» оказался местный житель — 30-летний Андрей Толстопятый.

Вечером 2 августа на поселковой свалке он вместе со своим родственником загружал в микрогрузовик металлолом и… внезапно получил пулевое ранение в живот, от которого скончался в местном медпункте. 

Единоросс оправдывается: «Вечером я узнал о том, что на свалке бродит медведь, от которого могут пострадать местные жители. Я взял оружие и решил его отпугнуть. В сумерках выстрелил по медведю. Позднее я узнал, что примерно в то же время в районе стрельбы был ранен местный житель, который скончался в больнице». 

СМИ сообщают, что в момент убийства Редькина видели на свалке, а до этого он ездил по поселку в состоянии алкогольного опьянения на вездеходе «Трэкол» и стрелял из карабина стоимостью более 3 млн руб. По данным следствия, на месте происшествия обнаружили гильзу от редкого карабина, каких на Камчатке не больше трех.

Такое преступление скрыть сложно, даже учитывая, что 55-летний депутат — очень богатый человек. В 2021 году (по итогам 2020 года) он был на 20-м месте рейтинга 100 богатейших госслужащих и депутатов с доходом 715,7 млн руб., в 2020 (по итогам 2019 года) — на 9-м месте рейтинга с годовым доходом 1,44 млрд руб.

Он владеет рыбопромышленной компанией «Витязь-АВТО», является совладельцем авиакомпании «Витязь-АЭРО», компаний «Дельта», «Новый дом», его компания строит гостиницу на берегу Култучного озера в Петропавловске-Камчатском…

Если следовать стереотипам, то мог бы откупиться. Но либо не мог, либо не захотел…

И вот что получается. Оружие было легальным. Назвать владельца асоциальным элементом сложно — депутат, бизнесмен, в целом, успешный человек. Да и учитывая его местонахождение, где медведи действительно часто выходят к людям, сложно даже говорить о запрете владения оружием.

Но правило простое и оно работает неизменно: чем больше стволов, тем чаще они стреляют. А чем больше они стреляют, тем чаще попадают не туда, куда следовало бы. А потому выдача лицензий на оружие не должна быть слишком простой. А его ношение должно очень жестко регламентироваться. 

Не знаю, понесет ли Игорь Редькин серьёзное наказание или, учитывая его положение, деньги и связи, отделается условкой и выплатой компенсации родственникам. Но то, что ему теперь придется жить с осознанием, что он убил невинного человека — это факт. И если он не бездушная машина и не маньяк с искаженной психикой, ему будет очень тяжело.

Камчатского депутата обвинили в умышленном убийстве. Он утверждал, что стрелял в медведя — BBC News Русская служба

13 августа 2021, 10:38 GMT

Один человек стрелял в другого из обреза (не зарегистрирован), намереваясь убить и целясь в потерпевшего в своем доме. Ранил. Раненый настаивает на суде, стрелявший хочет пойти на мировую. Следователи собрали показания, взяли оружие на экспертизу?

Автор фото, Valery Sharifulin/TASS

Депутату и крупному предпринимателю Игорю Редькину, застрелившему человека в районе местной свалки, предъявили обвинение в убийстве, сообщило управление СКР по Камчатскому краю. Сам Редькин утверждал, что убил человека по ошибке, думая, что стреляет в медведя.

Изначально дело расследовалось по статье «причинение смерти по неосторожности», однако, как заявила в пятницу представитель регионального управления СКР Ольга Дружинина, «следствием получены достаточные данные об умышленном убийстве».

По решению суда Редькин находился под домашним арестом, но после переквалификации обвинения ему могут ужесточить меру пресечения. По части 1 статьи 105 УК ему грозит от шести до пятнадцати лет лишения свободы.

Вместе с тем в Следственном комитете проверяют версию обвиняемого о причинении смерти по неосторожности, сказала Дружинина.

«В сумерках выстрелил по медведю»

Вечером 2 августа в районе поселка Озерновский в Усть-Большерецком районе был ранен 30-летний мужчина, он умер в больнице.

Спустя неделю депутат Редькин взял на себя ответственность за случившееся. В распространенном для СМИ заявлении он утверждал, что стал «невольным участником» трагедии.

Автор фото, zaksobr.kamchatka.ru

Подпись к фото,

Игорь Редькин заседал в краевом заксобрании с 2007 года

«Вечером в поселке Озерновский я узнал о том, что на свалке бродит медведь, от которого могут пострадать местные жители. Я взял оружие и решил его отпугнуть. В сумерках выстрелил по медведю.

Позднее я узнал, что примерно в то же время в районе стрельбы был ранен местный житель, который скончался в больнице.

Вчера я принял для себя решение и готов понести наказание, которое определит суд», — написал он.

У погибшего остались жена и двое детей.

После признания Редькин был задержан. Суд Петропавловска-Камчатского отправил его под домашний арест, поскольку причинение смерти по неосторожности, в чем его поначалу подозревали, по российскому законодательству относится к преступлениям небольшой тяжести. Местный президиум политсовета «Единой России» решил исключить депутата из партии.

Согласно рейтингу журнала Forbes, Редькин занимает 20-е место в рейтинге самых богатых российских госслужащих и депутатов. В 2021 году его доходы составили 715,7 млн рублей (9,74 млн долларов).

По данным СПАРК-Интерфакс, Редькин вместе с супругой владеет 50% ООО «Витязь-Авто». Компания занимается выловом и переработкой рыбы. Помимо этого, она может торговать различными товарами — от хлебобулочных изделий до косметики. В 2020 году ее выручка составила почти 5,4 млрд рублей, а прибыль — около 1,1 млрд рублей.

Редькину также принадлежат несколько туристических компаний, половина акций компании «Вертолеты Камчатки» и почти половина акций авиакомпании «Витязь-Аэро», вертолет которой накануне потерпел крушение в Кроноцком заповеднике на Камчатке.

  • Хотите быть в курсе последних событий? Подписывайтесь на наш Telegram-канал

Причинение смерти по неосторожности или тяжкого вреда повлекшее смерть | Юридические Советы

Последнее обновление: 31.01.2020

Когда смерть наступает в результате случайных действий другого человека, в юриспруденции это называется неосторожным причинением смерти. Переживания того, по чьей вине человека не стало, понятны, поскольку трагическое стечение обстоятельств всегда неожиданно и действует шокирующее.

Но как понять, что действия не были умышленными и за версией неосторожного причинения смерти не скрывается убийство? В теории и практики  есть множество примеров, когда эти преступления разных категорий настолько тесно граничат друг с другом, что даже опытные практикующие юристы затрудняются сделать однозначный вывод о той или иной квалификации.

Убийство – преступление в отношении себе подобных (ст.105 УК РФ)

Решиться на убийство могут по разным причинам, но не одна из них не оправдана и не может освободить от ответственности, поскольку лишение жизни человека всегда было и будет являться жестоким преступлением. Типичное убийство, квалифицированное по ч. 1 ст. 105 УК РФ, выглядит обычно так:

Читайте также:  Верховный суд возвращает водительские права

Пример: Дмитриев К., Коробов М., Резцов П. распивали спиртные напитки, в результате конфликта между Дмитриевым К. и Резцовым П. последний схватил кухонный нож и вонзил его прямо в левую сторону груди Дмитриева К. В результате причиненного повреждения Дмитриев К. скончался на месте.

Так выглядит «хрестоматийный» пример убийства, под которым подразумеваются довольно простые действия: решил нанести смертельный удар, взял первое подходящее оружие и сделал это. Обычно по ч.1 ст.

105 УК РФ квалифицируются убийства из ненависти, ревности, в ходе распития спиртных напитков и т.д.

Удар, явно свидетельствующий о том, что виновный должен был предвидеть летальный исход, соответствует умышленному причинению смерти, то есть убийству как юридическому термину уголовного права.

Как применить закон, если бы в том же примере, который мы привели, Резцов П. нанес удар ножом в бок Дмитриеву, серьезно повредив печень? Предположим, потерпевшему была оказана медицинская помощь, но, несмотря на это, он скончался в больнице, не приходя в себя, на пятый день после повреждения.

Юристы считают, что в таком случае имеет место причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности, повлекшее смерть. Ситуация, конечно, спорная, но если установить умысел обвиняемого – желал ли он или задумывался о возможном наступлении смерти (ст.

105 УК РФ), либо хотел просто избить, ухода из жизни избитому не желал (ч.4 ст.111 УК РФ).

Бьет умышленно, но смерти не желает (4 ст. 111 УК РФ)

Один человек стрелял в другого из обреза (не зарегистрирован), намереваясь убить и целясь в потерпевшего в своем доме. Ранил. Раненый настаивает на суде, стрелявший хочет пойти на мировую. Следователи собрали показания, взяли оружие на экспертизу?

Предположим, трое людей избивают четвертого ногами и руками. Избиваемый лежит на земле, не может встать, с каждой минутой чувствуя себя все хуже и хуже, не сопротивляется, поскольку нет на это сил. С большой долей вероятности действия преступников будут квалифицированы как причинение тяжкого вреда здоровью. Если потерпевший в результате избиения умирает, то это ч. 4 ст. 111 УК  РФ, так как наступление смерти не охватывалось умыслом избивавших.

Иногда опытные практики не соглашаются с такой квалификацией, считая, что сильнейшее избиение не может не предполагать возможного летального исхода. Так, особенно весомо такое мнение, если:

  • виновные значительно превышают физические показатели: их больше по численности, они хорошо физически подготовлены, намного сильнее потерпевшего, который по конституции худее и слабее, существенно ниже росту напавших;
  • потерпевший имеет какое-либо заболевание, влияющее на общее физическое состояние, о котором преступники были осведомлены;
  • когда избили связанного, измученного истязаниями;
  • умерший являлся несовершеннолетним или, наоборот, пожилым человеком;
  • если избивали инвалида или имеющего определенный физический недостаток, значительно снижающий возможность дать отпор обидчикам.

В перечисленных ситуациях, когда просматривается явный перевес силы злоумышленников, многие теоретики убеждены в составе преступления «убийство», указывая на наличие прямого или косвенного умысла на лишение жизни, а не на только лишь причинение телесных повреждений.

Вместе с тем, в судебной практике такие случаи убийства чрезвычайно редки —  в основном, действия преступников трактуются по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Мотивы принятий таких решений связаны с трудностью, а иногда и невозможностью конкретизировать умысел избивавших – другими словами, их намерения неопределенны.

Действительно, даже в случаях признания вины и подробного рассказа виновные не могут сказать точно, на что они рассчитывали, нанося множество жестоких ударов, и какие последствия предвидели. Зачастую в ходе допроса обвиняемые говорят о том, что избивали и знали, что жертве будет больно и могут быть какие-либо увечья, какие — конкретно никто не предполагал.

Судебная практика уже давно идет по пути трактовки всех сомнений в пользу осужденных, поэтому невозможность конкретизировать умысел при жестоком избиении редко может соответствовать убийству, почти всегда это причинение тяжкого вреда здоровью, вследствие которого наступила смерть по неосторожности.

Названная статья предусматривает ответственность за причинение смерти по легкомыслию (предвидел последствия, но думал, что обойдется) или небрежности (не предвидел, но должен был предвидеть) — это полностью неосторожное преступление, примерами которого могут быть следующие ситуации:

Примеры

  • вор выбежал из магазина и скрывается от охранников, убегая по улице города. Навстречу ему шла бабушка, которую он оттолкнул, чтобы «расчистить себе путь». Бабуля сильно ударилась о чугунный столб, получила сотрясение мозга, от которого скончалась;
  • троллейбус плавно подъезжал к остановке, соблюдая все правила ПДД. Любопытный пассажир, резко выглянувший на дорогу, чтобы посмотреть номер следующего троллейбуса, получил удар в висок зеркалом подъезжающего троллейбуса. Потерпевший скончался на месте;
  • рабочие ремонтировали краны в городской канализации, открыли люк, не убедившись в окружающей безопасности. Один из зазевавшихся прохожих упал в канализацию, повредив себе голову, впоследствии умер;
  • врач сделал правильно операцию, но анестезиолог не изучил медкарту больного, где указано на наличие аллергических реакций пациента на лидокаин. В результате неправильно подобранного лекарства и сделанного наркоза человек умер.

Можно продолжать перечислять примеры ст. 109 УК РФ, где главным обстоятельством должно быть отсутствие прямого или косвенного умысла не только на летальный исход, но и на любое повреждение и вред в целом. Именно статья 109 УК РФ вызывает в правоприменительной практики неясности в разграничении с убийством и с тяжкими телесными повреждениями, в результате которых человек скончался.

Проблемы отличия неосторожного причинения смерти от других преступлений

Самыми проблемными делами являются те, в которых был причинен один удар, после которого человек падает, ударяется о выступ, бордюр, тротуар, мебель и умирает.

В таких ситуациях экспертиза часто содержит выводы о незначительной тяжести причиненного ударом повреждений, которые сами по себе летальность вызвать не могли. Понятно, что причина смерти заключается в повреждениях, полученных при падении (ударе о тротуар, выступ и т.д.

), но ведь человек бы не упал, если бы его не ударили? Получается, что без вмешательства ударившего смерть бы не наступила.

Характерным примером стало резонансное дело в отношении чемпиона мира по боям без правил Мирзаева, который был осужден в 2012 году по ч. 1 ст. 109 УК РФ за то, что нанес удар потерпевшему Агафонову, последний упал и ударился головой о канализационную решетку, получив повреждение в виде серьезной черепно-мозговой травмы. Агафонов скончался по прошествии нескольких часов.

Мнения специалистов уголовного права разделились поровну: одни из них согласились с приговором и квалификацией, другие рьяно его критиковали.

Доводами последних стало то, что чемпион такого уровня должен был понимать, что сила его удара во многом превышает подобное действие обычного статистического гражданина, ведь после него Агафонов мгновенно упал навзничь, не успев даже скоординировать свои двигательные функции и смягчить удар, к примеру, поворотом тела.

Многие юристы считают, что в данном случае Мирзаев предвидел, что его удар повлечет как минимум тяжкий вред здоровью или будет причиной резкого падения на плоскость. Теоретики видят в такой ситуации не прямую, но опосредованную причинно-следственную связь между действиями наносящего злосчастный удар и летальным исходом.

Некоторые ученые расценивают такие действия спортсмена, обученного «смертельному удару» на профессиональном уровне, абсолютно умышленными действиями, которые соответствуют квалификации по статье 105 УК РФ.

Другим ярким примером спорной квалификации является дело в отношении Смирнова, которому изначально было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Смирнов обвинялся в том, что в результате конфликта с женой он ударил ее в лицо, несколько раз по телу, после чего подхватил и с силой отбросил ее на стену, о которую она ударилась и на следующий день умерла. Экспертиза установила тяжкие телесные повреждения внутренних органов, в результате которых наступила смерть.

Интересно, что апелляционная инстанция высказалась на предмет отсутствия у Смирнова умысла на причинение тяжких повреждений и переквалифицировала его действия на ст. 109 УК РФ.

В последующем Верховный суд отменил предыдущее решение, мотивируя наличие этого умысла самим характером повреждений: они были множественные и практически все обладали признаком опасности для жизни. Вследствие этого был сделан вывод о том, что виновный обладал большой силой и применял ее, понимая, что могут наступить соответствующие последствия. В итоге Смирнов понес наказание по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Критерии отграничения

Основные признаки разграничения убийства, причинения смерти по неосторожности или ч. 4 ст. 111 УКРФ, заключаются в установлении умысла виновного:

  • если телесные повреждения тяжкого характера причиняются намеренно и при этом последствия в виде смерти не охватываются мыслями преступника, то в случае летального исхода его действия соответствуют ч.4 ст. 111 УК РФ;
  • если удар несильный, однократный (иногда может быть двукратный, обычно не больше) и явно соответствует легкому вреду здоровья (точнее выскажется эксперт), но по каким-то причинам человек умирает, то действия виновного соответствуют ст. 109 УК РФ;
  • если удары наносятся в жизненно важные органы, с достаточной силой для создания опасности для жизни пострадавшего, при этом виновное лицо относится к возможным последствиям безразлично, речь идет об убийстве.

Какое наказание на смерть другого человека

Конечно, самое суровое наказание законодатель предусмотрел за умышленное причинение смерти:

  • когда имеет место «простое» убийство (то есть без дополнительных признаков) – до 15 лет тюрьмы;
  • если причинена смерть двоим и более людям, то потенциальное наказание увеличивается до 20 лет лишения свободы. Такой же размер предусмотрен и за убийство малолетнего, беременной женщины, группой лиц и т.д.
  • за тяжкие телесные повреждения с наступившей смертью по неосторожности виновный может получить до 15 лет лишения свободы —  это максимальный срок по ч. 4 ст. 111 УК РФ;
  • если бесспорно установлено причинение смерти по неосторожности, но верхняя граница статьи 109 УК РФ предусматривает в качестве наказания два года лишения свободы, при этом часто суды назначают отбывание условно.

Субъективная ошибка и квалификация преступлений. —

Право

Субъективная ошибка — это неправильное представление лица об объективных свойствах общественно опасного деяния или его проти­воправности.

Читайте также:  Могу ли я подать на алименты?

Юридическая ошибка, которая представляет собой заблуждение лица относительно юридических свойств и юридических последствий совершаемого деяния, не влияет на квалификацию преступления (считает, что деяние не является преступным и совершает его – в этом случае будет состав преступления).

В тоже время, если лицо совершает какие то действия, которые считает уголовно-наказуемыми, а они таковыми не являются – в действиях такого лица отсутствует состав преступления. Это вытекает из ст.14 УК, согласно которой преступным признается деяние, предусмотренное настоящим кодексом под угрозой наказания.

Признавая то или иное деяние преступлением, законодатель исходит из того, что каждый человек в состоянии правильно оценивать общественную опасность своих действий и их вред для общества, гражданина, организации и всего государства. Общественная опасность лежит в основе отнесения любого деяния к категории преступных.
Но нас больше интересуют фактические ошибки.

Фактическая ошибка — это неверное представление лица относи­тельно фактических обстоятельств, являющихся объективными при­знаками состава данного преступления и определяющих характер преступления и степень его общественной опасности. В зависимости от содержания неверных представлений лица принято различать раз­личные виды фактических ошибок.

Отсюда вытекают и различные правила квалификации содеянного. Эти правила регламентируют квалификацию преступлений по субъективной стороне. О них мы уже говорили, а здесь рассмотрим их под углом субъективных ошибок, относящимся к фактическим обстоятельствам дела.
К этим правилам относятся следующие:
Первое правило.

Если лицо ошибочно полагает, что посягает на один объект, а фактически причиняет вред другому объекту, содеянное квалифици­руется в соответствии с направленностью умысла виновного как по­кушение на то преступление, которое охватывалось намерением виновного: лицо намеревалось похитить наркотики (объект – здоровье населения), а похитило лекарства, не являющиеся наркотическими сред­ствами (объект – собственность, деяния квалифицируется по ст.158, если бы умысел был направлен на хищение простых лекарств).
В нашем случае содеянное следует квалифицировать как покушение на похищение наркотиков — ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 229 УК. Об этом говорится и в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 г. № 9 «О судеб­ной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотически­ми средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовиты­ми веществами», в которых содержится положение, что покупатели, которые вместо наркотических, психотропных, сильнодействующих или ядо­витых веществ приобрели какие-либо иные средства или вещества, то «при наличии предусмотренных законом оснований могут нести от­ветственность за покушение на незаконное приобретение» этих ве­ществ. В п. 13 постановления от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном оборо­те оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» указано, что «если лицо похитило непригодные к функциональному использованию огнестрельное оружие, комплек­тующие детали к нему, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, заблуждаясь относительно их качества и пола­гая, что они исправны, содеянное следует квалифицировать как по­кушение на хищение» этих предметов.
Второе правило. Если лицо ошибочно полагает, что посягает только на один объ­ект, тогда как фактически страдают два и более объекта, охраняемых уголовным законом, содеянное следует квалифицировать по совоку­пности преступлений как оконченное преступление против того объ­екта, на который были направлены действия (бездействие) виновно­го и неосторожное преступление, затрагивающее другой объект, если виновный должен был и мог предвидеть возможность причинения вреда другому объекту. Например, стреляет в обидчика, который стоит около киоска. Однако промахнулся, пуля пробила стену киоска и попала в находившегося там продавца. От полученного ранения тот скончался. В отношении первого действия виновного квалифицируются как покушение на убийство, а в отношении второго – как причинение смерти по неосторожности.
Если в таких случаях причинение вреда друго­му объекту по неосторожности является квалифицирующим призна­ком рассматриваемого умышленного преступления, квалификация по совокупности не требуется. Так, если виновный хотел из мести поджечь дом своего соседа, в котором от пожара погибли люди, наличие которых в доме виновный не предвидел, но должен был и мог предвидеть, содеянное квалифицируется по ч. 2 ст. 167 УК РФ.
Третье правило. Если умысел виновного был направлен на причинение вреда нескольким объектам, а фактически пострадал только один из них, содеянное квалифицируется как оконченное преступление против объекта, которому фактически причинен вред, и покушение на пре­ступление против объекта, которому вред не нанесен, по совокупнос­ти. Так, если виновный поджигает дом с целью убийства его жителей, но по независящим от виновного обстоятельствам люди не пострада­ли, содеянное квалифицируется как умышленное уничтожение имущества путем поджога и покушение на убийство общеопасным способом (ч. 2 ст. 167, ч. 3 ст. 30, п. «е» ч. 2 ст. 105 УК).
Четвертое правило. Неверное представление лица о предмете преступления, кото­рое не сопровождается ошибкой в объекте преступления, не влияет на квалификацию преступления. Так, если виновный хотел украсть
имущество у гражданина А, а по ошибке украл имущество граждани­на Б, содеянное квалифицируется как оконченное хищение.
Если ошибка в предмете преступления сопровождается ошибкой в объекте преступления, необходима квалификация по направлен­ности умысла как покушение на тот объект, который охватывался на­мерениями виновного. Так, если виновный, приняв зажигалку за пистолет, похитил его, содеянное подлежит квалификации как поку­шение на хищение оружия.
Пятое правило. Ошибка в личности потерпевшего, если она не сопровождается ошибкой в объекте преступления, не влияет на квалификацию. Так, если некто А хотел убить некоего Б, но в темноте перепутал его с дру­гим человеком и убил последнего, содеянное подлежит квалифика­ции как оконченное убийство.
Если же ошибка в личности потерпевшего сопровождается ошиб­кой в объекте преступления, квалификация производится по направ­ленности умысла виновного. Так, если виновный хотел из мести убить судью, а убил другого человека, содеянное квалифицируется как посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование (ст. 295 УК).
Шестое правило. Посягательство на «негодный» объект, т.е. объект, не обладающий свойствами, наличие которых предполагает виновный, квалифицируется по направленности умысла как покушение на соответствующее преступление. Так, если виновный стреляет в труп, считая,
что стреляет в живого человека с целью его убийства, деяние квалифицируется как покушение на убийство.
Седьмое правило. Если виновный использовал для совершения преступления непригодное в данном случае средство, которое он считал вполне пригодным, квалификация производится в соответствии с направ­ленностью умысла как покушение на преступление. Так, попытка выстрелить в человека с целью его убийства из ружья, имеющего срезанный боек, что исключает саму возможность выстрела, квалифицируется как покушение на убийство.
Восьмое правило. Если виновный использует для совершения преступления абсо­лютно негодные средства, которые считал годными в силу своего не­вежества или суеверия (молитвы, заклинания, колдовство, наведение порчи), содеянное не влечет уголовной ответственности.

Девятое правило.

Если виновный ошибается в способе совершения, который является разграничивающим признаком преступления, содеянное квалифицируется в зависимости от направленности умысла на совершение преступления определенным способом. Так, если виновный собирался совершить преступление путем кражи, но в процессе ее был замечен, однако не осознал это обстоятельство, содеянное подлежит квалификации как кража.

Десятое правило. Если виновный, намереваясь совершить преступление, уго­ловная ответственность за которое в законе дифференцируется в за­висимости от тяжести причиненных последствий, причинил мень­ший вред, чем тот, который охватывался его намерением, содеянное подлежит квалификации как покушение на преступление в зависи­мости от направленности умысла.

Так, если виновный собирался совершить хищение в крупном размере, однако по ошибке изъял существенно менее ценное имущество, содеянное подлежит квали­фикации по направленности умысла как покушение на хищение в крупном размере.
Одиннадцатое правило.

Если общественно опасное последствие, охватываемое умыс­лом виновного, наступило в результате не тех действий, которыми предполагалось причинить это последствие, а иных, квалификация производится как покушение на преступление, охватываемое умыс­лом виновного, и неосторожное причинение наступивших последст­вий. Например, А с целью убийства выстрелил в некоего Б.

Думая, что Б умер, А поджег его дом, чтобы скрыть труп. После обнаружения трупа в результате проведения судебно-медицинской экспертизы, выяснено, что огнестрельное ранение смертельным не было, смерть наступила от удушения угарным газом при пожаре. В подобной ситуации необходима квалификация как покушение на убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст.

105 УК) и умышленное уничтожение имущества, повлекшее причинение смерти по неосто­рожности (ч. 2 ст. 167 УК), поскольку смерть наступила не от тех дей­ствий, которыми ее намеревался причинить виновный.
Двенадцатое правило.

Если виновный при совершении преступления ошибочно предполагает наличие объективных обстоятельств, усиливающих
степень общественной опасности содеянного, деяние подлежит квалификации как покушение на преступление при наличии этих квалифицирующих обстоятельств.

Так, если виновный намеревался
убить женщину, которую он ошибочно полагал беременной, необходима квалификация как покушение на убийство беременной женщины (ч. 3 ст. 30, п. «г« ч. 2 ст. 105 УК). В связи с этим едва ли можно
согласиться с квалификацией, приведенной в постановлении Президиума Верховного Суда по делу Кайсина. Так, Кайсин убил потерпевшую К.

после того, как она сообщила ему о своей беременности и
потребовала деньги, угрожая в противном случае заявить о том, что
он ее изнасиловал. Судебно-медицинской экспертизой было
установлено, что в состоянии беременности потерпевшая не находилась. Суд первой инстанции квалифицировал действия Кайсина по
ч. 3 ст. 30, п. «г« ч. 2 ст. 105 УК и ч. 1 ст. 105 УК.

Заместитель Генерального прокурора РФ в надзорном представле­нии просил изменить судебные решения, исключить из осуждения Кайсина ч. 3 ст. 30, п. «г» ч. 2 ст. 105 УК. Президиум Верховного Суда РФ удовлетворил надзорное представление прокурора, указав, что умысел Кайсина на лишение жизни потерпевшей был полностью реализован и в результате его действий наступила смерть потерпев­шей.

Вместе с тем умысел виновного был направлен на лишение жизни женщины, заведомо для него находившейся в состоянии бере­менности, что не нашло отражения в приведенной квалификации, данной Президиумом.
Тринадцатое правило.

Читайте также:  Практика рассмотрения уголовных дел о мошенничестве, присвоении и растрате (статьи 159, 159.1- 159.6 и 160 УК РФ), рассмотренных судами Пензенской области в 2014-2015 г.г.

Если виновный при совершении преступления не осознает наличия объективных обстоятельств, усиливающих степень общественной опасности содеянного, деяние должно квалифицироваться как
совершенное без отягчающих обстоятельств.

Так, если виновный
убил беременную женщину, однако не знал о ее беременности, соде­янное не может быть квалифицировано с использованием квалифи­цирующего признака, указанного в п. «г» ч. 2 ст. 105 УК.
Четырнадцатое правило. Распространенным видом ошибки является так называемая мнимая оборона. При этом лицо может ошибаться в общественной опасности совершаемых действий. Так, А.

, шедший по темной улице, услышал за собой шаги, думал, что его догоняет лицо, намеревающееся совершить на него посягательство. А. наносит догоняющему удар. Впоследствии оказалось, что прохожий хотел спросить у А. дорогу.
При мнимой обороне возможна ошибка в личности посягающего,
если обороняющийся в толпе по ошибке нанес удар не тому лицу, которое осуществляло на него посягательство.

Ошибка может состоять
в неправильном представлении о моменте окончания посягательства.
Однако в последнем случае следует учитывать положение п. 5 постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 августа 1984 г.

№ 14
«О применении судами законодательства, обеспечивающего право на
необходимую оборону от общественно опасных посягательств»
о том, что для обороняющегося может быть не ясен момент оконча­ния посягательств.
Квалификация действий, совершенных при мнимой обороне, производится по правилам фактической ошибки:
а) если лицо не предвидело, не должно было и не могло предви­деть отсутствие реального общественно-опасного посягательства и не превысило пределы необходимой обороны применительно к усло­виям соответствующего реального посягательства, причинение вреда при мнимой обороне не влечет уголовную ответственность;
б) если лицо не предвидело, но исходя из обстановки происшествия должно было и могло предвидеть, что реальное общественно-
опасное посягательство отсутствует, причинение вреда при мнимой
обороне влечет уголовную ответственность за неосторожное преступление;
в) если лицо совершило действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства применительно к условиям соответствующего реального посягательства, причинение вреда при мнимой обороне влечет уголовную ответственность за превышение пределов необходимо обороны.

Пятнадцатое правило.

От фактической ошибки следует отличать так называемое от­клонение действия, при котором отсутствует неправильное представ­ление лица относительно фактических обстоятельств, являющихся объективными признаками состава преступления и определяющих характер преступления и степень его общественной опасности, а по причинам, не зависящим от воли виновного, вред причиняется не тому лицу, на которое было направлено посягательство. Так, если А., намеревавшийся убить Б., промахнулся и убил В., случайного про­хожего, необходима квалификация как покушение на убийство (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 105 УК) и неосторожное причинение смерти (ст. 109 УК), в случаях, если А. должен был и мог предвидеть возможность ги­бели другого человека от выстрела

Мвд предложило уволенному со службы по отрицательным мотивам экс-замглавы сд мировую

МОСКВА, 12 августа. /ТАСС/.

МВД предложило заключить мировое соглашение в рамках иска о восстановлении по службе бывшему заместителю начальника следственного департамента МВД РФ Александру Краковскому, который вместе с другим генералом Александром Бирюковым и следователем по особо важным делам МВД Александром Брянцевым обвиняется в злоупотреблении полномочиями при смягчении меры пресечения бизнесмену Альберту Худояну. Об этом ТАСС сообщил источник, знакомый с исковыми требованиями Краковского к ведомству.

«Представителям МВД, которые являются ответчиками по иску Краковского к министерству, судом дано время для подготовки проекта мирового соглашения, как они это видят», — сказал собеседник агентства.

Краковский просит суд выплатить ему компенсацию морального вреда и оплату вынужденного прогула в размере более 1 млн рублей.

В пресс-службе Московского городского суда агентству подтвердили информацию о мировом соглашении между истцом и ответчиком. «Отложили на 18 августа в связи с заключением мирового соглашения [в рамках заявленного Краковским иска]», — уточнили в суде.

Аналогичный иск подал в Никулинский суд Москвы Бирюков, который также оспорил решение о своем увольнении из МВД по отрицательным мотивам.

Ранее Мосгорсуд удовлетворил аналогичную жалобу на решение Черемушкинского суда Москвы уволенного с должности бывшего подчиненного Краковского — начальника второго отдела управления по расследованию организованной преступной деятельности СД МВД Андрея Мецгера, который проходит свидетелем по уголовному делу в отношении высокопоставленных офицеров МВД. Мецгер до увольнения был непосредственным начальником Брянцева.

Отрицательные мотивы

Контракт о прохождении службы в органах внутренних дел был расторгнут с генералами МВД, а сами они уволены со службы в органах внутренних дел Российской Федерации в связи с грубым нарушением служебной дисциплины. Как установил Тушинский суд Москвы, у работодателя имелись законные основания для выводов о наличии в действиях Краковского грубого нарушения служебной дисциплины.

Генерал просил взыскать с МВД РФ в качестве оплаты вынужденного прогула более 1 млн рублей и компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. рублей, указав в обоснование своих требований, что являлся сотрудником органов внутренних дел, осуществлял службу в следственном департаменте МВД РФ в должности заместителя начальника в звании генерал-майор юстиции.

Дело генералов

Как сообщалось ранее, Генпрокуратура не стала утверждать обвинительное заключение по делу в отношении высокопоставленных офицеров и направила материалы на доследование в Следственный комитет РФ, который обжаловал возврат дела. Дело уже вернулось в СК на доследование. 10 июня Первый апелляционный суд общей юрисдикции отменил им меру пресечения, освободив из СИЗО.

Уголовное дело в отношении высокопоставленных полицейских было возбуждено по материалам Главного управления собственной безопасности МВД.

Дело возбудил председатель СК РФ Александр Бастрыкин 1 апреля 2020 года, уже на следующий день фигурантов задержали сотрудники ФСБ. После этого им предъявили обвинение по ч. 3 ст.

285 УК РФ (злоупотребление должностными полномочиями лицом, занимающим государственную должность, повлекшее тяжкие последствия), а 3 апреля Басманный суд Москвы их арестовал. Они были уволены из МВД, вину не признают.

По данным следствия, Краковский и Бирюков ввели в заблуждение замглавы МВД РФ Александра Романова и оказали содействие в переводе владельца компании «Оптима девелопмент» Альберта Худояна, обвиняемого в мошенничестве на 3,75 млрд рублей, из СИЗО под домашний арест.

Для этого дело бизнесмена, изначально расследовавшееся московской полицией, было передано в вышестоящий следственный орган — управление по расследованию организованной преступной деятельности следственного департамента МВД РФ.

СК допросил бывшего заместителя главы МВД — начальника следственного департамента министерства генерал-полковника юстиции Александра Романова.

Защита Худояна настаивала на отсутствии сговора между ним и полицейскими. Дело в его отношении повторно слушается в Коптевском суде Москвы.

Выстрел отозвался резонансом

В Новосибирске завершено расследование резонансного уголовного дела о нападении на сотрудников ДПС, которое завершилось убийством одного из задержанных — 19-летнего Векила Абдуллаева.

В применении насилия в отношении полицейских и их оскорблении обвиняются спутники погибшего Илькин Исмаилов и Руслан Курбанов. Уголовное дело на нападавших было возбуждено только после личного вмешательства главы Следственного комитета России (СКР) Александра Бастрыкина.

Первоначально же к уголовной ответственности был привлечен только автоинспектор, выстреливший в задержанного.

Главное следственное управление СКР завершило следственные действия по уголовному делу о нападении на полицейских под Новосибирском в мае 2021 года. Об этом сообщили в ведомстве.

По данным следствия, 28 мая на федеральной трассе Р-255 «Сибирь» экипаж ДПС в составе Александра Гусева и Дениса Букина преследовал белую Toyota, водитель которой проигнорировал требование остановиться.

Настигнуть иномарку гаишникам удалось только у гостиницы в райцентре Мошково. Гаишники задержали Векила Абдуллаева, 19-летнего водителя Toyota.

Двое его спутников, Илькин Исмаилов и Руслан Курбанов, сначала убежали, но потом вернулись к машине.

Руслан Курбанов, говорится в деле, отказался предъявить полицейским документы, оскорблял их, а когда полицейские повели упирающегося задержанного к патрульному автомобилю, якобы ударил их. Досталось полицейским и от Илькина Исмаилова.

Векил Абдуллаев стал хватать автоинспектора Александра Гусева за куртку. Тогда полицейский пнул его, нанес удар в челюсть, но Абдуллаев не переставал сопротивляться. Гаишник достал из кобуры пистолет Макарова и передернул затвор.

Он начал заламывать нападавшему руку, чтобы уложить его на капот. В этот момент произошел выстрел. Пуля попала молодому человеку в голову. 30 мая он скончался в больнице.

Новосибирское управление СКР возбудило уголовное дело только в отношении автоинспектора Александра Гусева. Ему инкриминировали ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности) и превышение должностных полномочий, повлекшее тяжкие последствия (ч. 3 ст. 286 УК РФ).

В ход следствия вмешался председатель СКР Александр Бастрыкин. Он распорядился передать дело в центральный аппарат ведомства. После этого гаишник был освобожден под подписку о невыезде.

После под стражей оказались Илькин Исмаилов и Руслан Курбанов, которым предъявили обвинение в применении насилия в отношении полицейских и их оскорблении (ст. 318 и ст. 319 УК РФ).

В деле также появился эпизод разбойного нападения (ст. 162 УК РФ). В телесюжете, посвященном истории в Мошково, житель Новосибирска Евгений Кривошеев узнал в одном из арестованных своего обидчика.

Еще в октябре 2020 года он обратился в полицию с заявлением, в котором говорилось, что он был избит и ограблен в ответ на замечание о неправильно припаркованном автомобиле Lexus. «Отдельное внимание хотел бы обратить на работу правоохранительных органов.

С моей стороны с момента нападения было оставлено в полиции и прокуратуре 14 обращений.

Я фактически сам собирал информацию и предоставлял ее в полицию. Сам нашел имя и фамилию подозреваемого. Все это время автомобиль подозреваемого парковался во дворе моего дома (в десяти минутах ходьбы пешком от участкового отдела полиции), о чем было неоднократно сообщено в полицию, однако никаких мер по задержанию и установлению личности водителя принято не было.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *