О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 № 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» разъяснен порядок применения норм Уголовного кодекса РФ о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Постановлением уточнены основания ответственности за изнасилование или совершение насильственных действий сексуального характера с угрозой применения насилия.

Так, под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (пункт «б» части 2 статьи 131 и пункт «б» части 2 статьи 132 УК РФ) рекомендовано  понимать не только прямые высказывания, в которых выражалось намерение применения физического насилия к потерпевшему лицу или к другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как, например, демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия.

Изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние), возраста (малолетнее или престарелое лицо) или иных обстоятельств не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному. При этом лицо, совершая изнасилование или насильственные действия сексуального характера, должно сознавать, что потерпевшее лицо находится в беспомощном состоянии.

В тех случаях, когда несколько изнасилований либо несколько насильственных действий сексуального характера были совершены в течение непродолжительного времени в отношении одного и того же потерпевшего лица и обстоятельства их совершения свидетельствовали о едином умысле виновного на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление, подлежащее квалификации по соответствующим частям статьи 131 или статьи 132 УК РФ.

Верховным судом Российской Федерации дано разъяснение, что следует относить к  развратным действиям для квалификации действий по ст.135 УК РФ. Под развратными могут признаваться такие действия, при которых непосредственный физический контакт с телом потерпевшего лица отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети Интернет, иных информационно-телекоммуникационных сетей.

Признано утратившим силу Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации».

Вернуться назад

Определение Конституционного Суда РФ от 24.11.2016 N 2550-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лукашова Дениса Игоревича на нарушение его конституционных прав примечанием к статье 131, статьями 132 и 135 Уголовного кодекса Российской Федерации, Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности", а также Административным регламентом исполнения Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций государственной функции по осуществлению государственного контроля и надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 ноября 2016 г. N 2550-О

  • ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
  • ЛУКАШОВА ДЕНИСА ИГОРЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ
  • ПРАВ ПРИМЕЧАНИЕМ К СТАТЬЕ 131, СТАТЬЯМИ 132 И 135 УГОЛОВНОГО
  • КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, ПОСТАНОВЛЕНИЕМ ПЛЕНУМА
  • ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ «О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ
  • ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ ПРОТИВ ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ
  • И ПОЛОВОЙ СВОБОДЫ ЛИЧНОСТИ», А ТАКЖЕ АДМИНИСТРАТИВНЫМ
  • РЕГЛАМЕНТОМ ИСПОЛНЕНИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ СЛУЖБОЙ ПО НАДЗОРУ
  • В СФЕРЕ СВЯЗИ, ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И МАССОВЫХ
  • КОММУНИКАЦИЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ФУНКЦИИ ПО ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ
  • ГОСУДАРСТВЕННОГО КОНТРОЛЯ И НАДЗОРА ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ
  • ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О ЗАЩИТЕ ДЕТЕЙ
  • ОТ ИНФОРМАЦИИ, ПРИЧИНЯЮЩЕЙ ВРЕД ИХ ЗДОРОВЬЮ И (ИЛИ) РАЗВИТИЮ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,

рассмотрев по требованию гражданина Д.И. Лукашова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Д.И.

Лукашов, осужденный к лишению свободы, оспаривает конституционность примечания к статье 131 «Изнасилование», статей 132 «Насильственные действия сексуального характера» и 135 «Развратные действия» УК Российской Федерации, полагая, что они не соответствуют статьям 2, 17 (часть 3), 18, 22 (часть 1), 45, 46, 49 и 55 Конституции Российской Федерации, поскольку допускают квалификацию в зависимости от возраста потерпевших (в качестве развратных действий либо, применяя уголовный закон по аналогии, насильственных действий сексуального характера с назначением за последние чрезмерно сурового наказания) однотипных деяний, совершенных дистанционно — с использованием информационных ресурсов сети Интернет в отношении лиц, не достигших возраста, с которого, по мнению заявителя, граждане вправе пользоваться такими информационными ресурсами.

Заявитель также утверждает, что постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2014 года N 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» противоречит статьям 17 (часть 3), 49 (части 2 и 3) и 55 Конституции Российской Федерации, поскольку оно, разъясняя признаки соответствующих преступлений, не конкретизирует понятие «сеть Интернет», что не позволяет судам правильно учитывать знание либо незнание виновным реального возраста потерпевших.

Кроме того, заявитель просит проверить на соответствие статьям 17 (часть 3), 18, 29 (части 1 и 4) и 45 Конституции Российской Федерации Административный регламент исполнения Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций государственной функции по осуществлению государственного контроля и надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию (утвержден приказом Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 10 апреля 2013 года N 81), который, по его мнению, не предусматривая процедуру контроля информационных ресурсов, не являющихся средствами массовой информации, допускает использование таких ресурсов несовершеннолетними лицами, не имеющими на это права.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, Конституция Российской Федерации, утверждая приоритет личности и ее прав во всех сферах, обязывает государство охранять достоинство личности (статья 21, часть 1) как необходимую предпосылку и основу всех других неотчуждаемых прав и свобод человека, условие их признания и соблюдения; поскольку ничто не может быть основанием для умаления достоинства личности, постольку никто не может быть ограничен в защите законными способами своего достоинства, а также всех связанных с ним прав и свобод (постановления от 3 мая 1995 года N 4-П, от 15 января 1999 года N 1-П, от 25 апреля 2001 года N 6-П, от 20 апреля 2006 года N 4-П и от 23 сентября 2014 года N 24-П; определения от 15 февраля 2005 года N 17-О, от 1 марта 2010 года N 323-О-О и др.). Этим предопределяется и установление федеральным законодателем в главе 18 УК Российской Федерации мер уголовно-правовой охраны половой неприкосновенности и половой свободы личности, что корреспондирует и положениям международно-правовых норм (пункт 2 статьи 16 Всеобщей декларации прав человека, преамбула Декларации прав ребенка, пункт 2 статьи 3, статьи 19 и 34 Конвенции о правах ребенка, подпункт «a» пункта 1 статьи 18 и статья 22 Конвенции Совета Европы о защите детей от сексуальной эксплуатации и сексуальных злоупотреблений).

Вместе с тем любое преступление, а равно наказание за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы — в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, — каждый мог предвидеть уголовно-правовые последствия своих действий (бездействия) (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2008 года N 8-П, от 13 июля 2010 года N 15-П и др.).

Статья 132 УК Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность за насильственные действия сексуального характера, т.е.

за мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей); а статья 135 данного Кодекса устанавливает такую ответственность за совершение развратных действий без применения насилия лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, в отношении лица, не достигшего шестнадцатилетнего возраста (часть первая), и за то же деяние, совершенное в отношении лица, достигшего двенадцатилетнего возраста, но не достигшего четырнадцатилетнего возраста (часть вторая).

Согласно же примечанию к статье 131 УК Российской Федерации к преступлениям, предусмотренным пунктом «б» части четвертой этой статьи, а также пунктом «б» части четвертой статьи 132 данного Кодекса, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями третьей — пятой статьи 134 и частями второй — четвертой статьи 135 данного Кодекса, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, т.е. не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий. Тем самым указанное примечание определило двенадцатилетний возраст как возраст, безусловно свидетельствующий о беспомощном состоянии потерпевшего, которое является одним из признаков преступлений, предусмотренных статьями 131 и 132 данного Кодекса, что направлено на охрану половой неприкосновенности лиц, не достигших установленного возраста (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 сентября 2014 года N 2214-О, от 21 мая 2015 года N 1173-О и N 1174-О, от 29 сентября 2015 года N 1969-О и от 25 февраля 2016 года N 286-О). Соответственно, квалификация таких деяний (полового сношения, мужеложства, лесбиянства или развратных действий), совершенных в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, по пункту «б» части четвертой статьи 131 или по пункту «б» части четвертой статьи 132 данного Кодекса основывается на прямом указании федерального законодателя в примечании к статье 131 данного Кодекса, а потому не является применением уголовного закона по аналогии.

Кроме того, статья 132 УК Российской Федерации подлежит применению во взаимосвязи с положениями Общей части этого Кодекса с учетом фактических обстоятельств конкретного дела и исходя из разъяснений постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2014 года N 16, согласно которому к развратным действиям относятся любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, направленные на удовлетворение сексуального влечения виновного или имеющие цель вызвать сексуальное возбуждение у потерпевшего лица либо пробудить у него интерес к сексуальным отношениям; развратными могут признаваться и такие действия, при которых непосредственный физический контакт с телом потерпевшего лица отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети Интернет, иных информационно-телекоммуникационных сетей (пункт 17); деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями второй — четвертой статьи 135 данного Кодекса, могут быть квалифицированы по пункту «б» части 4 статьи 132 данного Кодекса лишь при доказанности умысла на совершение развратных действий в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста (пункт 21).

Таким образом, примечание к статье 131, статьи 132 и 135 УК Российской Федерации не содержат неопределенности, в результате которой лицо было бы лишено возможности осознавать противоправность своих деяний и предвидеть наступление ответственности за их совершение и которая препятствовала бы единообразному пониманию и применению данных норм правоприменительными органами.

Читайте также:  Правосубъектность граждан (физических лиц)

Разрешение же вопроса о размере санкций за предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации преступления является прерогативой федерального законодателя (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 года N 32-П).

При этом должна обеспечиваться соразмерность мер уголовного наказания совершенному преступлению, а также баланс основных прав индивида и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от преступных посягательств.

Соответственно, федеральный законодатель, определяя — при соблюдении конституционных гарантий прав личности в ее публично-правовых отношениях с государством — уголовно-правовые последствия совершения преступления, дифференцирует их в зависимости от общественной опасности содеянного (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июня 2013 года N 998-О).

Закрепляя в части четвертой статьи 132 УК Российской Федерации наказание за мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему (потерпевшей) или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего (потерпевшей), если они совершены в отношении лица, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, федеральный законодатель учел общественную опасность такого насильственного посягательства на половую неприкосновенность несовершеннолетних (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года N 1969-О).

  1. Проверка же по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционности ведомственных нормативных актов, к числу которых относится Административный регламент исполнения Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций государственной функции по осуществлению государственного контроля и надзора за соблюдением законодательства Российской Федерации о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию, в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации не входит в силу статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
  2. Следовательно, данная жалоба, как не отвечающая критерию допустимости, закрепленному Федеральным конституционным законом «О Конституционном Суде Российской Федерации», не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.
  3. Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лукашова Дениса Игоревича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

  • Председатель
  • Конституционного Суда
  • Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН

——————————————————————

Судебная практика и законодательство

Определение Конституционного Суда РФ от 26.01.2017 N 29-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ермолаева Михаила Ивановича на нарушение его конституционных прав статьей 322.3 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Разрешение же вопроса о размере санкций за предусмотренные Уголовным кодексом Российской Федерации преступления является прерогативой федерального законодателя (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 декабря 2014 года N 32-П).

При этом должна обеспечиваться соразмерность мер уголовного наказания совершенному преступлению, а также баланс основных прав индивида и общего интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от преступных посягательств (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 17 июня 2013 года N 998-О и от 24 ноября 2016 года N 2550-О).

Преступления против половой неприкосновенности — Сам себе адвокат

4 декабря 2014 года было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ№ 16 «О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности» (далее — Постановление № 16). Ранее Пленум ВС СССР, обращался к этой теме неоднократно.

Всего было принято 4 постановления (без учета тех, которыми вносились изменения), а до принятия Постановления № 16 продолжало действовать постановление Пленума ВС РФ от 15.06.

2004 № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации»2 (далее — Постановление № 11).

Несмотря на то, что с момента принятия Постановления № 11 прошло относительно немного времени, за прошедшие 10 лет существенно изменился уголовный закон. Кроме того, судьи говорили о необходимость разъяснения не только правил квалификации изнасилования и иных насильственных действий сексуального характера, но и вопросов применения ст.ст. 133 — 135 УК РФ.

В предыдущем постановлении Пленума от 15.06.2004 № 112 было разъяснено, что следует понимать под половым сношением, мужеложством, лесбиянством, иными действиями сексуального характера (п. 1). В новом постановлении отказались от идеи дать дефиниции этих понятий, поскольку невозможно объять необъятное, особенно в части описания иных действий сексуального характера.

Законодатель использует в Уголовном кодексе РФ такие категории, которые относятся к числу неюридических, используемых в сексологии, судебной медицине. Иные сексуальные действия разнообразны по содержанию и перечень их видов является открытым. Этот перечень вряд ли целесообразно закреплять в постановлении Пленума. Раскрыть в уголовно-правовой норме терминологию, используемую в гл.

18 УК РФ, — это компетенция законодателя

Суды отмечали, что предложенные Пленумом №11 разъяснения определения понятий половое сношение, мужеложства, лесбиянства, иные действия сексуального характера размыты, общи, не конкретны, не позволяют отграничивать соответствующие составы преступлений между собой.

К примеру, исходя из формулировок Постановления № 11, определенные действия между лицами мужского пола могли быть квалифицированы и как мужеложство, и как иные действия сексуального характера.

Однако более подробное разъяснение этих понятий с использованием специальной терминологии могло бы вызвать необходимость проведения сексологических экспертиз по каждому уголовному делу, тогда как в настоящее время суд сам может определить, какие именно действия сексуального характера были совершены. Да и исчерпывающий перечень таких действий составить практически невозможно.

В связи с этим в Постановления № 16 было принято решение отказаться от разъяснения понятий полового сношения, мужеложства, лесбиянства и иных действий сексуального характера с учетом мнения большинства судов, указавших на то, что правоприменитель и сам способен дать правильную оценку таким действиям.

Определение развратных действий

Вместе с тем Пленум ВС РФ счел необходимым дать определение развратным действиям (ст. 135 УК РФ). Пожалуй, это одно из наиболее ожидаемых судами разъяснений, поскольку в теории и на практике возникают вопросы разграничения между собой преступлений, предусмотренных ст.ст. 135 и 134 УК РФ, а также ст.ст. 135 и 132 УК РФ.

В пункте 17 Постановления № 16 разъясняется, что к развратным действиям в ст.

135 УК РФ относятся любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, совершенные в отношении лиц, достигших 12-летнего возраста, но не достигших 16-летнего возраста, которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям.

При этом с учетом складывающейся судебной практики Пленумом ВС РФ специально сделана оговорка о том, что разврат может носить и так называемый «интеллектуальный» характер, когда непосредственный физический контакт с телом потерпевшего отсутствовал, в том числе, если преступление было совершено с использованием сети «Интернет» и иных информационно-телекоммуникационных сетей.

Те же действия, если они были совершены с применением насилия или угрозой его применения, а равно с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица, следует квалифицировать уже по ст. 132 УК РФ, как насильственные действия сексуального характера (п. 16 Постановления № 16).

Читайте также:  Мимо кассы. Какие медуслуги нам чаще всего предлагают за деньги?

Вопросы квалификации преступлений, предусмотренных статьями 131 и 132 УК РФ

Мотив не имеет значения. В пункте 1 Постановления № 16 затронут вопрос о субъективной стороне преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 и 132 УК РФ. По смыслу ранее действовавшего Постановления № 11, мотивом совершения этих преступлений является исключительно удовлетворение половой потребности.

Безусловно, данный мотив является наиболее распространенным. Однако мотивами действий сексуального характера могут быть и месть, и желание опозорить женщину, и мн. др. Изучение судебной практики наглядно показало это.
С учетом того, что в законе прямое указание на какой-либо мотив преступления не содержится, в п.

1 Постановления № 16 разъяснено, что для квалификации содеянного по ст.ст. 131 и 132 УК РФ мотив преступления значения не имеет.
Квалификация насилия, примененного к родственникам потерпевшей при изнасиловании.

В ходе изучения судебной практики в рамках подготовки проекта постановления выяснилось, что у судов вызывает затруднение ответ на вопрос о том, как квалифицировать применение насилия в отношении иных лиц в целях преодоления сопротивления потерпевшего по делам о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 131 и 132 УК РФ.
Мнения судов на этот счет разделились.

Около трети судов высказало мнение, что применение насилия при изнасиловании и совершении насильственных действий сексуального характера в отношении других лиц, в результате которого такими деяниями им причиняется легкий или средней тяжести вред здоровью, охватывается диспозициями ст.ст.

131 и 132 УК РФ, а если был причинен тяжкий вред, действия виновного квалифицируются по совокупности ст. 111 и соответственно ст. 131 или ст. 132 УК РФ.
Однако большинство все же поддержало другую позицию, согласно которой любые действия по применению насилия к иным лицам требуют самостоятельной уголовно-правовой оценки.

Этот вариант и нашел отражение в п. 4 Постановления № 16.

Одновременно с этим Пленум разъяснил, что лица, непосредственно не совершавшие насильственное половое сношение или насильственные действия сексуального характера, но содействовавшие в этом путем применения физического или психического насилия к другим лицам (например, в отношении мужа или ребенка потерпевшей) должны признаваться соисполнителями преступлений.
Квалификация при заражении ВИЧ-инфекцией и венерическим заболеванием.
Пункт 12 Постановления № 16, в котором освещается вопрос о возможной форме вины в случае заражения потерпевшего ВИЧ-инфекцией в процессе изнасилования или совершения насильственных действий, вызвал бурную дискуссию.

Такое толкование субъективной стороны названных преступлений обусловлено редакцией уголовного закона, которая позволяет относить указание на неосторожную форму вины в п. «б» третьих частей ст.ст. 131 и 132 УК РФ только к причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшего лица.

Законодатель специально не указал, что ответственность по п. «в» ч. 2 ст. 131 и (или) по п. «в» ч. 2 ст. 132 УК РФ возможна с определенной формой вины по отношению к последствиям в виде заражения потерпевшего лица венерическим заболеванием.

Это позволяет сделать вывод, что форма вины по отношению к таким последствиям может быть любой (ч. 2 ст. 24, ст. 27 УК).
По этой причине в п.

12 было уточнено, что названные квалифицированные составы преступлений имеют место не только при наличии прямого или косвенного умысла по отношению к последствиям в виде заражения потерпевшего венерическим заболеванием, но также если виновное лицо относилось к ним преступно легкомысленно, предвидя возможность заражения потерпевшего лица венерическим заболеванием, но самонадеянно рассчитывало на предотвращение этого. В Постановлении № 11 такое положение отсутствовало.

Определение степени реализации преступного умысла

Определенные этапы развития преступления отличаются друг от друга осуществлением объективной стороны того или иного деяния и степенью реализации умысла виновного. Иные действия сексуального характера не являются тождественными половому сношению.

Субъект преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних

Из смысла п. 18 Постановления № 11 следовало, что лица, достигшие 16-летнего возраста, подлежат ответственности за развратные действия в отношении лица, заведомо не достигшего такого возраста (ст. 135 УК).

Опираясь на системное толкование новых правовых норм УК, понимание того, что они направлены на охрану половой неприкосновенности несовершеннолетних от преступных посягательств совершеннолетних, предпочтение было дано разъяснение, согласно которому субъектом преступлений, предусмотренных любой из частей ст.ст.

134 и 135 УК РФ, могут являться исключительно лица, достигшие ко времени совершения преступления 18-летнего возраста (п. 16 Постановления № 16).
Законом № 14-ФЗст. 131 УК РФ была дополнена примечанием, согласно которому к преступлениям, предусмотренным п. «б» ч. 4 данной статьи, а также п. «б» ч. 4 ст.

132 УК РФ, стали относиться также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями 3 — 5 ст. 134 и частями 2 — 4 ст. 135 УК РФ, совершенные в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста.

В связи с этим в судебной практике возник вопрос: распространяется ли указанное примечание только на деяния, совершенные субъектами преступлений, предусмотренных ст.ст. 134 и 135 УК РФ (то есть лицами, достигшими 18-летнего возраста), либо для признания преступными деяний, названных в примечании к ст.

131 УК РФ, возрастной порог привлечения к уголовной ответственности снижен до 14 лет?
Опираясь на доктрину уголовного права, Пленум остановился на варианте, согласно которому уголовной ответственности за деяния, предусмотренные примечанием к ст. 131 УК РФ, в соответствии с положениями ч. 2 ст.

20 УК РФ подлежат лица, достигшие ко времени совершения преступления 14-летнего возраста (п. 20 Постановления № 16).
Одновременно с этим п. 21 Постановления № 16 ориентирует суды на более точное толкование примечания к ст. 131 УК РФ. Специально отмечается, что деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями 2 — 4 ст.

135, могут быть квалифицированы по п. «б» ч. 4 ст. 132 исключительно при доказанности умысла на совершение развратных действий в отношении лица, не достигшего 12-летнего возраста.
В пункте 14 Постановления № 16 говорится о том, кого понимать под лицами, имеющими судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего (ч. 5 ст.

131, ч. 5 ст. 132, ч. 6 ст. 134, ч. 5 ст. 135 УК РФ). При подготовке проекта постановления № 16 обсуждалась возможность отнесения к данному перечню не только преступлений, предусмотренных ст.ст. 131 — 135 УК РФ, но и преступлений, предусмотренных ст.ст. 240, 241, 242.1 и 242.

2 УК РФ, поскольку для них (в частности, для вовлечения в занятие проституцией) половая неприкосновенность, безусловно, выступает в качестве дополнительного объекта уголовно-правовой охраны. Кроме того, в примечании к ст. 73 УК РФ дается именно такое, «широкое», определение преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста.
Однако именно по этой причине, учитывая, что действие примечания к ст. 73 УК РФ в силу закона распространяется только на нее и на ст.ст. 79, 80, 82 и 97 УК РФ, Пленум ВС РФ счел невозможным использовать содержащийся в этом примечании перечень преступлений против половой неприкосновенности для толкования соответствующих квалифицирующих признаков ст.ст. 131 — 135 УК РФ.

В итоге к лицам, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, предложено относить лиц, имеющих непогашенную или не снятую в установленном порядке судимость только за совершенные в отношении несовершеннолетних преступления, предусмотренные статьями гл. 18 УК РФ.

Разграничение продолжаемого деяния и совокупности деяний

В пункте 8 Постановления речь идет о критериях разграничения единого продолжаемого преступления с совокупностью деяний.

В тех случаях, когда в течение непродолжительного времени виновным были совершены несколько изнасилований либо насильственных действий сексуального характера в отношении одного и того же потерпевшего и обстоятельства их совершения свидетельствовали о едином умысле виновного на совершение указанных тождественных действий, содеянное следует рассматривать как единое продолжаемое преступление.
Термин «в течение непродолжительного времени» носит оценочный и относительный характер. Из этого пункта вовсе не следует, что если в течение 2–3 лет обвиняемый насиловал женщину, то это единое преступление, поскольку речь идет о продолжительном отрезке времени. Доктрина уголовного права предполагает, что каждое совершенное лицом преступление квалифицируется самостоятельно.
Наказание назначается по совокупности преступлений.

Всегда ли повторение преступной деятельности лица образует состав нескольких преступлений и может ли оно рассматриваться как юридическая совокупность таковых? В этом отношении необходимо отличать две ситуации: воспроизведение нескольких преступных действий в одном деянии, воспроизведение нескольких преступных действий в нескольких преступных деяниях.

Другие вопросы

Вопрос, касающийся квалификации нескольких изнасилований или насильственных действий сексуального характера как единого преступления, как и в Постановлении № 11, разъясняется в п. 8.

Однако в отличие от предыдущего постановления было уточнено, что квалификация совершенных в течение непродолжительного времени нескольких изнасилований либо нескольких насильственных действий сексуального характера как единого продолжаемого преступления возможна исключительно в том случае, если эти тождественные действия были совершены в отношении одного и того же потерпевшего лица.
Пунктом 13 Постановления № 16 к иным тяжким последствиям изнасилования или насильственных действий сексуального характера, предусмотренным п. «б» ст. 3 ст. 131 и п. «б» ст. 3 ст. 132 УК РФ, рекомендовано относить не только самоубийство потерпевшего, как это было сделано в п. 17 Постановления № 11, но и попытку самоубийства, а также беременность потерпевшей.
Разъяснив в п. 15 Постановления № 16 то, чем понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК РФ) отличается от изнасилования и насильственных действий сексуального характера, Пленум ВС РФ обратил внимание на то, что понуждение к действиям сексуального характера будет считаться оконченным с момента выражения в любой форме такого требования независимо от наличия согласия или отказа потерпевшего лица совершить эти действия либо их реального осуществления.
В пункте 18 Постановления № 16 говорится о квалификации в случаях, если после начала полового сношения, мужеложства, лесбиянства или развратных действий к потерпевшему с целью его понуждения к продолжению совершения таких действий применяется насилие или выражается угроза применения насилия. Содеянное полностью охватывается ст.ст. 131 и 132 УК РФ, и дополнительная квалификация не требуется.

Читайте также:  Содержание субъективного смежного права

В Общей части УК РФ содержится значительное число положений, устанавливающих специальные правила назначения наказания и применения иных мер уголовно-правового характера лицам, совершившим преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности (к примеру, п. «а» ч. 1 ст. 73 УК РФ). В пункте 23 Постановления № 16 обращено внимание судов на необходимость строгого выполнения этих правил.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 04.12.2014 N 16 "О судебной практике по делам о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности"

Разъяснен порядок применения норм УК РФ о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Отмечается, в частности, что к преступлениям, предусмотренным статьями 131 («Изнасилование») и 132 («Насильственные действия сексуального характера») УК РФ, относятся половое сношение, мужеложство, лесбиянство и иные действия сексуального характера в отношении потерпевшего лица (потерпевшей или потерпевшего), которые совершены вопреки его воле и согласию и с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшему лицу или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица. При этом мотив совершения указанных преступлений (удовлетворение половой потребности, месть, национальная или религиозная ненависть, желание унизить потерпевшее лицо и т.п.) для квалификации содеянного значения не имеет.

В отличие от изнасилования и насильственных действий сексуального характера при понуждении к действиям сексуального характера (статья 133 УК РФ) способами воздействия на потерпевшее лицо с целью получения от него вынужденного согласия на совершение указанных действий являются шантаж, угроза уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо использование материальной или иной зависимости потерпевшего лица.

При этом не могут рассматриваться как понуждение к действиям сексуального характера или как иные преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности действия лица, добившегося согласия потерпевшей на вступление в половое сношение или совершение действий сексуального характера путем обмана или злоупотребления доверием (например, заведомо ложного обещания вступить в брак и т.п.).

Разъяснено, что к развратным действиям (статья 135 УК РФ) относятся любые действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, совершенные в отношении лиц, достигших 12 лет, но не достигших 16 лет, которые были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям. Развратными могут признаваться и такие действия, при которых непосредственный физический контакт с телом потерпевшего лица отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети Интернет.

Признано утратившим силу Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации».Источник: Подробнее ➤

Верховный суд РФ вынес определение по преступлениям сексуального характера

МОСКВА, 21 октября. /ТАСС/. Пленум Верховного суда РФ разработал рекомендации судьям по рассмотрению уголовных дел о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности. В частности, Верховный суд призвал разграничивать сексуальные преступления от, например, обмана жениться.

«Не могут рассматриваться как понуждение к действиям сексуального характера или как иные преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности действия лица, добившегося согласия потерпевшей на вступление в половое сношение или совершение действий сексуального характера путем обмана или злоупотребления доверием (например, заведомо ложного обещания женщине вступить с ней в брак и т. п.)», — говорится в подготовленном постановлении пленума.

ВС напомнил, что «в отличие от изнасилования и насильственных действий сексуального характера при понуждении к действиям сексуального характера (ст.

133 УК РФ) способами воздействия на потерпевшее лицо с целью получения от него вынужденного согласия на совершение указанных действий являются шантаж, угроза уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо использование материальной или иной зависимости потерпевшего лица».

При этом «понуждение к действиям сексуального характера считается оконченным с момента выражения в любой форме соответствующего требования независимо от наличия согласия или отказа потерпевшего лица совершить такие действия либо их реального осуществления».

ВС также разъяснил, что считать особой жестокостью как отягчающим признаком при изнасиловании или насильственных действий сексуального характера. «Необходимо установить, что умыслом виновного охватывалось совершение таких преступлений с особой жестокостью, — пояснил пленум.

— Особая жестокость может выражаться, в частности, в пытках, истязании, глумлении над потерпевшим лицом, причинении ему особых страданий в процессе совершения изнасилования или иных действий сексуального характера, в совершении изнасилования или иных действий сексуального характера в присутствии близких потерпевшего лица, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные страдания самого потерпевшего лица или других лиц».

К развратным действиям, пояснил ВС, (ст.

135 УК РФ) «относятся любые иные действия, кроме полового сношения, мужеложства и лесбиянства, совершенные в отношении лиц, достигших двенадцатилетнего возраста, но не достигших шестнадцатилетнего возраста, если эти действия были направлены на удовлетворение сексуального влечения виновного, или на вызывание сексуального возбуждения у потерпевшего лица, или на пробуждение у него интереса к сексуальным отношениям».

«Развратными могут признаваться и такие действия, при которых непосредственный физический контакт с телом потерпевшего лица отсутствовал, включая действия, совершенные с использованием сети интернет и иных информационно-телекоммуникационных сетей», — говорится в разъяснениях.

ВС отметил, что «изнасилование и насильственные действия сексуального характера следует признавать совершенными с использованием беспомощного состояния потерпевшего лица в тех случаях, когда оно в силу своего физического или психического состояния (слабоумие или другое психическое расстройство, физические недостатки, иное болезненное либо бессознательное состояние, малолетний или престарелый возраст и т. п.) или в силу иных обстоятельств не могло понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному».

  • При оценке обстоятельств совершения таких преступлений в отношении потерпевшего, находившегося в состоянии опьянения, «суды должны исходить из того, что беспомощным состоянием в этих случаях может быть признана лишь такая степень опьянения, вызванного употреблением алкоголя, наркотических средств или других одурманивающих (психоактивных) веществ, которая лишала это лицо возможности понимать характер и значение совершаемых с ним действий либо оказать сопротивление виновному лицу».
  • «При этом не имеет значения, было ли потерпевшее лицо приведено в такое состояние виновным или находилось в беспомощном состоянии независимо от его действий», — добавил ВС.
  • Одновременно ВС отметил, что, «если виновный осознавал возможность доведения преступных действий до конца, но добровольно и окончательно отказался от совершения изнасилования или насильственных действий сексуального характера (но не вследствие причин, возникших помимо его воли), содеянное им независимо от мотивов отказа квалифицируется по фактически совершенным действиям при условии, что они содержат состав иного преступления».

Высшая судебная инстанция также обратила внимание, что «изнасилованием и насильственными действиями сексуального характера, совершенными группой лиц, должны признаваться не только действия лиц, непосредственно совершивших насильственное половое сношение или насильственные действия сексуального характера, но и действия лиц, содействовавших им путем применения физического или психического насилия к потерпевшему лицу». Если обвиняемый в составе группы содействовал такому преступлению путем насилия, его действия следует квалифицировать как соучастие в изнасиловании. Действия лица, содействовавшего преступлению «советами, указаниями, предоставлением информации виновному либо устранением препятствий и т. п.», надлежит квалифицировать как пособничество. 

Эксперты Верховного суда разошлись во мнении, с какого возраста следует привлекать к уголовной ответственности половое сношение с несовершеннолетними. В подготовленном постановлении пленума Верховного суда было предложено два варианта.

По мнению одних экспертов, уголовной ответственности за половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, достигшим двенадцатилетнего возраста, но не достигшим шестнадцатилетнего возраста, а также за совершение развратных действий (ст.ст. 134 и 135 УК РФ) подлежат лица, достигшие ко времени совершения преступления 18 лет.

Вместе с тем, другие эксперты считают, что при отягчающих обстоятельствах (половом сношении или развратных действиях с лицом, не достигшим 14 лет, либо совершенных в отношении двух и более лиц, или совершенных группой лиц) уголовной ответственности подлежат лица, достигшие шестнадцатилетнего возраста.

Верховный суд напомнил также, что такие преступления с отягчающими обстоятельствами, совершенные в отношении лиц, не достигших 12-летнего возраста, признаются уже изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера и подлежат квалификации по более тяжким статьям (ч.4 ст. 131 или ст. 132 УК РФ), поскольку такие потерпевшие считаются находящимися в беспомощном состоянии в силу возраста. Уголовной ответственности за такие деяния подлежат лица, достигшие ко времени совершения преступления 14-летнего возраста.

По итогам обсуждения рекомендаций на пленуме была создана редакционная комиссия, которая должна будет подготовить окончательный текст рекомендаций. 

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *