ФСИН: иностранцев за нетяжкие преступления нужно депортировать, а не отправлять в колонии.

ФСИН: иностранцев за нетяжкие преступления нужно депортировать, а не отправлять в колонии.

Многие изоляторы переполнены.

Руководитель Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александр Калашников обратился к судам с пожеланием – временно перестать из-за пандемии COVID-19 отправлять в СИЗО под арест тех, кто совершил нетяжкие преступления или преступления в экономической сфере. В условиях коронавирусной инфекции изоляторы становятся очагами распространения болезни.

Свою позицию он изложил в послании председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву. Об этом 19 апреля сообщает РБК со ссылкой на источник, близкий ко ФСИН. Копию письма также приводит Mash.

«В условиях проводимых мероприятий по противодействию распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19 вызывает обеспокоенность высокая плотность лиц, содержащихся в следственных изоляторах и исправительных учреждениях», — уточняет Калашников.

Директор ФСИН сообщил, что по ситуации на 1 апреля переполнены 22 следственных изолятора страны. Самая тяжелая ситуация сложилась в Москве, Московской области и Крыму. Пятая часть это люди, которых привлекают к ответсвенности за преступления малой тяжести. Это 3777 человек от общего числа отправленных в изолятор за месяц (18338 человек).

По преступлениям небольшой и средней тяжести в СИЗО за месяц оказались 43,7% или 8018 человек. Уточнил Калашников.

В изоляторах Москвы всего на 1 апреля находится 9406 человек, и из них 1743 (18,5%) это люди, проходящие по делам небольшой степени тяжести. За месяц это число возросло на 2,9% (281 человек).

Непростая ситуация, по словам главы ФСИН, также в Санкт-Петербурге и Ленинградской области.

«Прошу вас ориентировать суды при избрании (продлении) меры пресечения в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за преступления небольшой и средней тяжести, а также за преступления в сфере экономики (37 тыс. 37 человек), рассматривать возможность более широкого применения мер пресечения, альтернативных заключению под стражу», — заявил Калашников в письме Лебедеву.

ФСИН: иностранцев за нетяжкие преступления нужно депортировать, а не отправлять в колонии.

Коронавирус повлиял на все без исключения области жизни людей. Так за последние полтора месяца на фоне пандемии и принимаемых мер россияне умудрились снять со своих счетов около триллиона рублей. Это больше, чем за весь прошлый год.

  • Тем временем стало известно, какой станет вторая волна пандемии COVID-19.
  • Напомним, что «Блокнот» ежедневно публикует подробную статистику по распространению коронавирусной инфекции.
  • О борьбе с COVID-19 говорил и президент России Владимир Путин, поздравляя россиян с Пасхой.
  • Альфред Хлебин

Грани.Ру: ФСИН: За нетяжкие преступления иностранцев надо депортировать

ФСИН: иностранцев за нетяжкие преступления нужно депортировать, а не отправлять в колонии.

Анатолий Рудый. fsin.su

Совершивших преступления небольшой и средней тяжести иностранцев следует депортировать из России, а не держать под арестом. С таким предложением выступил первый заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний Анатолий Рудый, сообщает ТАСС.

«Давайте подумаем над тем, что для нас гораздо дороже определять человека в СИЗО, а потом из СИЗО он уходит на соответствующий вид наказания, на что мы тратим деньги. Поймите правильно, легче потерпевшему возместить ущерб, а его (преступника. — Ред.

) отправить на родину без права возвращения в нашу страну.

А мы эту преступность аккумулируем в СИЗО, а потом направляем в места лишения свободы», — заявил Рудый на координационном совете российских уполномоченных по правам человека под председательством омбудсмена Татьяны Москальковой.

По мнению замдиректора ФСИН, предлагаемая мера позволит решить проблему переполненности СИЗО. Если высылать совершивших нетяжкие преступления иностранцев, «то мы сократим число мужчин, содержащихся в СИЗО, примерно на 40 процентов», заявил Рудый.

3 июня Генеральная прокуратура потребовала от Минюста и ФСИН проработать меры по разгрузке СИЗО в Москве и Подмосковье. Представитель надзорного ведомства Александрь Куренной отметил, что по состоянию на 1 мая в следственных изоляторах управлений ФСИН по Москве и Московской области содержалось соответственно на 46 и 42 процента больше людей, чем предусматривает их возможный лимит.

Увеличение общей численности заключенных под стражу лиц при уменьшении количества вновь арестованных свидетельствует о затягивании сроков расследования и рассмотрения уголовных дел, считают в Генпрокуратуре.

«Отмечается неполнота установления обстоятельств совершения преступления, подлежащих доказыванию, неправильная юридическая оценка действий подозреваемых и обвиняемых, несвоевременное назначение судебных экспертиз, сопряженное с неоднократным продлением сроков содержания под стражей обвиняемых по одним и тем же основаниям», — сказал Куренной.

Почти 30 процентов содержащихся в СИЗО — нелегальные иммигранты, отметил Куренной. У них, как правило, отсутствуют средства для внесения залога и нет определенного места жительства на территории России. Это не позволяет избрать им в меру пресечения в виде домашнего ареста либо подписки о невыезде.

Верховный суд просит судей помнить о карантине и не отправлять в СИЗО за нетяжкие преступления

30.04.2020 / 13:19 Новости
Верховный суд, ФСИН

ФСИН: иностранцев за нетяжкие преступления нужно депортировать, а не отправлять в колонии.

При избрании меры пресечения для обвиняемых и подозреваемых в нетяжких преступлениях судам нужно учитывать карантинные условия в СИЗО, считают в президиуме Верховного суда РФ.

“При принятии решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока действия данной меры пресечения в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, суд в условиях распространения на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) наряду с другими обстоятельствами вправе также учитывать и факт проведения карантинных мероприятий в изоляторах временного содержания и следственных изоляторах”, — говорится в утвержденном президиумом Верховного суда обзоре по вопросам судебной практики в условиях борьбы с коронавирусом.

Верховный суд напомнил, что заключение под стражу подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой тяжести, за которое предусматривается максимальное наказание до трех лет лишения свободы, «может быть принято судом лишь в исключительных случаях».

И даже наличие обстоятельств, при которых таких лиц заключают под стражу, — отсутствие постоянного места жительства на территории РФ, нарушение ранее избранной меры пресечения, факт того, что обвиняемый ранее скрылся от органов следствия или суда — само по себе не является безусловным основанием для удовлетворения ходатайства органов предварительного расследования о заключении под стражу.

Напомним, что правозащитники обратились к властям с предложением значительно снизить количество заключенных в СИЗО, чтобы избежать массового заболевания коронавирусом внутри учреждений ФСИН. Обвиняемых хотят перевести под домашний арест в тех случаях, когда это возможно.

Ранее глава ФСИН Александр Калашников сам попросил председателя Верховного суда на время пандемии коронавируса отказаться от арестов за преступления небольшой и средней тяжести, так как СИЗО оказались переполнены.

Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

Глава ФСИН попросил на время пандемии не арестовывать людей за нетяжкие преступления

ФСИН: иностранцев за нетяжкие преступления нужно депортировать, а не отправлять в колонии.

Директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Калашников попросил суды на время пандемии коронавируса не арестовывать людей за нетяжкие преступления. Письмо с пояснением своей позиции он направил председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву, пишет РБК со ссылкой на источник, близкий ко ФСИН. Копию письма также опубликовал Mash.

«В условиях проводимых мероприятий по противодействию распространения новой коронавирусной инфекции COVID-19 вызывает обеспокоенность высокая плотность лиц, содержащихся в следственных изоляторах и исправительных учреждениях», — говорится в письме Калашникова.

По его словам, на 1 апреля наполнение 22 следственных изоляторов превышает установленный лимит. Наиболее сложная ситуация наблюдается в учреждениях Москвы, Подмосковья и Крыма. При этом 20,6% (3 тыс. 777 человек) от общего числа арестованных, поступающих в СИЗО за месяц (18 тыс.

338 человек), составляют те, кого хотят привлечь к уголовной ответственности за совершение преступлений небольшой тяжести. «Общее количество поступивших за месяц в следственные изоляторы обвиняемых, привлекаемых за преступления небольшой и средней тяжести, составляет 43,7% от общего количества вновь арестованных (8 тыс.

18 человек)», — говорится в письме.

Описывая ситуацию с числом арестованных в столичных СИЗО, Калашников заявил, что по состоянию на 1 апреля там содержатся 9 тыс. 406 человек, из них 1 тыс. 743 (18,5% от общего числа) за преступления небольшой степени тяжести. За месяц это число увеличилось на 2,9% (281 человек).

По словам Калашникова, аналогичная ситуация наблюдается в следственных изоляторах Подмосковья, Санкт-Петербурга, Ленинградской области, Крыма и Севастополя.

«В связи с изложенным […] прошу вас ориентировать суды при избрании (продлении) меры пресечения в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за преступления небольшой и средней тяжести, а также за преступления в сфере экономики (37 тыс.

37 человек), рассматривать возможность более широкого применения мер пресечения, альтернативных заключению под стражу», — написал он.

Читайте также:  У виновника ДТП нет страхового полиса. Могу ли я получить компенсационную выплату из своей страховой или только через суд с виновника ДТП или собственника ТС?

Всего на сегодняшний день в России зарегистрировано 36 тыс. 793 случая коронавируса в 85 регионах. За весь период зафиксировано 313 летальных исходов, выздоровели 3 тыс. 57 человек. В большинстве регионов действует режим повышенной готовности и самоизоляции.  

Надежда Манаева

Фсин займется депортациями

18.08.2019 18:05:00

Решения по нежелательным иностранцам власти хотят принимать быстрее

ФСИН: иностранцев за нетяжкие преступления нужно депортировать, а не отправлять в колонии. Приезжих, содержащихся в спецприемниках, ФСИН сможет выдворять без долгих формальностей. Фото с сайта www.ombudsmanspb.ru

Минюст намерен передать Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) право принимать решения о нежелательном пребывании иностранца или апатрида в РФ.

С одной стороны, указали эксперты, это позволит оперативнее уведомлять мигрантов о депортациях, а значит, у них останется время на судебную защиту.

С другой стороны, есть серьезные опасения, что количество «нежелательных» приезжих резко возрастет, – вряд ли тюремное ведомство будет разбираться в особенностях каждого дела.

ФСИН расширят полномочия, наделив ее правом принимать решения о «нежелательном» статусе иностранных граждан и лиц без гражданства, то есть апатридов, в Российской Федерации. Соответствующий проект документа уже выставлен Минюстом на правительственном интернет-портале.

Речь идет об иностранцах, которые в России попали под аресты или лишение свободы, но уже покинули пенитенциарные учреждения. Как известно, большинство среди них – мелкие преступники или даже просто правонарушители, осужденные за кражи, драки, многократное неисполнение правил дорожного движения и т.п.

Как ожидают в Минюсте, данная новация «улучшит порядок принятия решений о высылке и информирования о них». Эксперты напомнили, что в настоящее время этим занимается сам Минюст.

При этом чиновники, ни разу не видевшие конкретного нарушителя, решают его судьбу, по сути дела, заочно: без учета его личности, обстоятельств совершенного правонарушения или преступления и его тяжести.

Правозащитники уже неоднократно жаловались на волокиту – мол, Минюст не сообщает о своем решении признать того или иного человека «нежелательным», а потому они пропускают процессуальный срок для подачи административных исков и лишаются конституционного права на судебную защиту.

По словам адвоката Иллариона Васильева, исполнительные органы хотят сделать процедуру проще, а стало быть, и удобнее прежде всего для себя.

Например, сейчас та же ФСИН сперва должна обратиться в управление МВД по миграции за полгода до окончания срока лишения свободы приезжего. Теперь же от лишних хлопот предлагается избавиться.

Однако на качество решений, по мнению эксперта, в лучшую сторону это не повлияет. То есть людей продолжат массово депортировать.

С другой стороны, Васильев допустил возможность и позитивных изменений. Например, ФСИН наконец начнет своевременно уведомлять будущих «нежелательных иностранцев» об их перспективах, что даст тем возможность успеть обжаловать грядущее выдворение.

Руководитель фонда «Миграция XXI века» Вячеслав Поставнин в связи с запланированными новациями больше переживает за судьбу соотечественников, поскольку «сейчас большое количество этнических русских приговаривают к выдворению, а куда им деваться, никому не известно».

Минюст, по его словам, просто скидывает с себя эту проблему: «Нашу систему не интересуют гуманитарные тонкости – что человек культурно связан с нашей страной больше, чем с той, откуда приехал.

Что это наш соотечественник, который не виноват в том, что, скажем, его родители по комсомольской путевке уехали в Узбекистан». Теперь ФСИН не надо будет отправлять документы в Минюст, все будет решаться на местах, но «тюремное ведомство не видит разницы между обычными мигрантами и соотечественниками».

Минюст как гражданская структура эту проблему все-таки как-то замечал, а после передачи полномочий количество страданий у людей вырастет, «потому что ФСИН во всех видит лишь преступников».

Руководитель информационно-аналитического центра «Прогноз» Юрий Московский считает, что поголовное выдворение иностранцев «без суда и следствия» наносит колоссальный вред РФ – как в демографическом, так и экономическом плане.

По его словам, эти процедуры и нужно пересмотреть в сторону большей гуманизации. К примеру, давать людям шанс на искупление своей вины через штрафы.

И конечно, это не должна быть автоматическая процедура по представлению ведомства, как сейчас, она обязательно должна проходить через суд.

Эксперт также считает, что ФСИН не будет разбираться ни в каких тонкостях, а поскольку это сам по себе репрессивный орган, то высылки только участятся. При этом Московский напомнил о проблеме украинцев: «Мы видим постоянные высылки граждан Украины, причем по формальным основаниям. Более чем 100 тыс. из них уже закрыли обратную дорогу в РФ».

Основатель социальной сети Gulagu.net Владимир Осечкин раскритиковал инициативу Минюста: «Всерьез говорить о расширении полномочий ФСИН нельзя, иначе права ее подопечных еще больше будут нарушаться. Оперативники ФСИН получат новый инструмент для вербовки иностранцев или принуждения их к самооговору, шантажируя введением запрета на въезд и лишением возможности видеть родных и близких».

Между тем правозащитник напомнил, что сейчас параллельно обсуждается некая совместная инициатива ФСИН и части членов президентского Совета по правам человека (СПЧ) о превращении запрета на въезд в РФ в основную или дополнительную меру уголовного наказания.

В случае ее реализации, подчеркнул эксперт, споры по решениям о нежелательности пребывания перейдут из административной сферы в уголовную.

«Эта инициатива также грубо попирает основополагающие принципы уголовного судопроизводства и правосудия», – заявил «НГ» Осечкин. 

Дорогие сидельцы. Мигрантов с «легкими» преступлениями предложили отправлять в родные тюрьмы | Телеканал 360°

Правозащитники призвали разгрузить СИЗО и колонии России от мигрантов. Сейчас в камерах находятся 26 тысяч иностранных заключенных, их содержание обходится стране в 13 миллиардов рублей в год. Но люди, совершившие не тяжкие преступления, могут ждать суда или отбывать наказание и на родине. Нужно лишь создать нормативную базу с другими государствами.

Правозащитники считают, что нужно уменьшить число мигрантов в российских колониях и СИЗО.

Сейчас, пояснил «Независимой газете» экс-член Общественной наблюдательной комиссии Москвы, вице-президент российского подразделения международного Комитета защиты прав человека Иван Мельников, в них находятся 26 тысяч приезжих. Содержание каждого обходится стране в 500 тысяч рублей ежегодно. То есть в 13 миллиардов рублей в год.

Многие российские СИЗО переполнены, напомнил Мельников «360». Если мигрантов в них станет меньше, изоляторы разгрузятся, а расходы государства предсказуемо уменьшатся.

«Освободившиеся деньги можно потратить на проведение ремонтных работ, улучшение качества медпомощи. То есть перераспределить денежные средства, что улучшило бы обстановку в изоляторах», — добавил он.

Отправить на родину

Правозащитники считают: за легкое преступление — например, кражу продуктов — иностранцев можно отпускать под подписку о невыезде или домашний арест. Иначе придется содержать их в изоляторе, а после суда еще и в колонии.

«Если нет тяжкого вреда и не настаивают потерпевшие, можно договориться со странами, особенно входящими в Евразийский экономический союз. Создать нормативную базу для экстрадиции, в том числе на период следствия. Просто переслать документы, а разбирательство проводить на территории той страны», — сказал Мельников.

Также правозащитники предлагают депортировать на родину тех, кто совершил не тяжкие преступления — пусть отбывают наказание там.

Приезжие из стран, с которыми у России есть соглашения, уже могут пользоваться этим правом. Для этого осужденному нужно написать заявление в посольство, но многие об этом не знают.

Некоторых мигрантов, впрочем, депортируют, рассказал «360» полковник внутренней службы ФСИН в отставке Василий Макиенко.

«Отправляют, тех, с чьими странами отлажено взаимодействие через Минюст. Но мы, туда отправляя, должны быть уверены, что он там отбудет наказание, а не будет тут же освобожден. Потому что это будет стимулировать совершение преступлений среди их земляков», — пояснил он.

Выслать дешевле

После освобождения мигрантов помещают в специальные приемники, где они ждут депортации. Консульства не спешат помогать своим гражданам — например, не помогают с документами. Срок ожидания, пояснил «360» полковник Макиенко, зависит от страны. Некоторые экс-заключенные месяцами ждут в спецприемниках. Чаще всего, по его опыту, сроки затягивают Узбекистан, Таджикистан и Азербайджан.

Мельников пояснил, что некоторые государства отказываются платить за билеты своих граждан. В 2019 году МВД даже предлагало проводить депортацию за счет мигрантов. На проживание каждого иностранца в спецприемнике в месяц уходит около 25 тысяч рублей, в то время как билет в тот же Таджикистан стоит 15 тысяч рублей.

Читайте также:  Недействительность брака

«У нас есть норма о приобретении билета до дома для российского заключенного за счет бюджета. Мне кажется, аналогичная процедура должна действовать и для мигрантов — чтобы им спонсировали возвращение на родину», — сказал правозащитник.

Отпускать таких людей на свободу в России нельзя, считает полковник в отставке Макиенко. Даже россиянам с судимостями трудном найти работу, что тут говорить про мигрантов. Оставшись без денег в чужой стране, отчаявшийся человек может пойти на новое преступление.

Глава ФСИН призвал не отправлять в СИЗО за нетяжкие и экономические преступления в условиях коронавируса

время публикации: 18 апреля 2020 г., 21:02 | последнее обновление: 18 апреля 2020 г., 21:13

Глава Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александр Калашников попросил председателя Верховного суда ориентировать суды на альтернативные аресту меры пресечения для подозреваемых и обвиняемых по по преступлениям небольшой и средней тяжести, а также по экономическим преступлениям.

В письме Калашникова, подлинность которого подтвердил РБК источник, близкий к ФСИН, говорится, что в условиях пандемии коронавируса и мер против его распространения «вызывает обеспокоенность высокая плотность лиц, содержащихся в следственных изоляторах и исправительных учреждениях».

Наиболее сложная ситуация наблюдается в учреждениях Москвы, Подмосковья и Крыма, отметил глава ФСИН. По состоянию на 1 апреля в 22 следственных изоляторах превышен лимит по наполняемости.

«Общее количество поступивших за месяц в следственные изоляторы обвиняемых, привлекаемых за преступления небольшой и средней тяжести, составляет 43,7% от общего количества вновь арестованных (8018 человек)», — говорится в письме.

В столичных СИЗО по состоянию на 1 апреля содержится 1743 (18,5% от общего числа) за преступления небольшой степени тяжести. За месяц это число увеличилось на 281 человека.

Ранее письмо председателю Верховного суда с просьбой перевести арестантов из СИЗО, обвиняемых в ненасильственных преступлениях, под домашний арест направил председатель Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы Георгий Волков. Он также попросил суды предоставить отсрочку исполнения административных наказаний в виде ареста либо заменить его альтернативным наказанием.

«Новая газета» опубликовала петицию в адрес президента России Владимира Путина с просьбой объявить амнистию для осужденных за ненасильственные преступления, отпустить тех, кому подошел срок, по УДО, лично рассмотреть ходатайства о помиловании и разгрузить СИЗО, переведя подследственных, не совершивших тяжкие преступления, под домашний арест, либо отпустив их под залог. Петицию на момент написания материала поддержали более 6,5 тысячи человек.

К мигрантам за решеткой найдут особый подход

В Академии ФСИН разработают специальные рекомендации по психологическому сопровождению мигрантов, отбывающих наказание в российских колониях и тюрьмах.

Поводом для появления новых методичек послужила тенденция к увеличению численности осужденных иностранцев. Так, если в 2013 году в учреждениях ФСИН отбывали наказание 26,6 тыс. иностранных граждан, то в 2014-м их количество увеличилось до 28,5 тыс.

При этом 95% из них не идут на контакты с администрацией, а каждый третий является злостным нарушителем режима.

Как рассказали «Известиям» во ФСИН России, в 2014 году в российских исправительных учреждениях содержались 28 496 иностранных граждан.

— Из них только 384 осужденных иностранцев так называемого дальнего зарубежья, остальные — выходцы из стран СНГ, — пояснили в пресс-бюро ведомства.

Среди осужденных иностранцев, отбывающих наказание в российских колониях, первое место занимают граждане Таджикистана. На сегодняшний день за решеткой содержится 7786 выходцев из этой страны. Вторую позицию держит Узбекистан — 6746, на третьем месте Украина — 2964, а замыкает «группу лидеров» Азербайджан — 2846 человек.

— От общего числа заключенных мигранты составляют чуть более 5%, — рассказывают во ФСИН. — Но так как большинство иностранцев совершают преступления в Москве и близлежащих областях, то и наказание они отбывают в колониях, расположенных в Центральной России. 

Согласно УИС, осужденные к лишению свободы отбывают наказание в исправительных учреждениях в пределах территории субъекта Российской Федерации, в котором они проживали или были осуждены.

По словам собеседника, распределяются мигранты по колониям неравномерно. В некоторых их единицы, а в других иностранцы составляют до половины от числа осужденных. Например, в одной из колоний Рязанской области на сегодняшний день из 1,2 тыс. заключенных 500 являются гражданами стран СНГ.

— За последние 10 лет из-за роста числа осужденных мигрантов в колониях начинают появляться землячества по национальному и религиозному признаку, — рассказывает «Известиям» создатель правозащитной сети Gulagu.

net Владимир Осечкин. — В этих группировках есть свои ярко выраженные лидеры, которые устанавливают свои порядки.

Как правило, эти землячества живут по своим законам, игнорируя как воровские традиции, так и требования администрации.

Это же подтверждают и исследования, проведенные сотрудниками рязанской Академии ФСИН, которые составили социально-психологический потрет мигранта, отбывающего наказание в российских колониях.

— Мигранты, сбиваясь в группы по национальному признаку, начинают выделять себя из общей массы осужденных, подчеркивая свое превосходство над ними, — рассказывает один из авторов исследования — полковник ФСИН Николай Полянин.

По его словам, для этих групп характерно вызывающее поведение по отношению к остальным осужденным. 91,3% заключенных иностранцев проявляют несдержанность и неспособность идти на компромисс даже в неконфликтной ситуации.

В исследовании отмечается, что 95,5% мигрантов не поддерживают контактов с администрацией учреждения и чаще других арестантов нарушают режим и получают взыскания. 32,7% осужденных граждан из стран СНГ являются злостными нарушителями режима. Поощрения же, согласно исследованию, получают только 20%.  

Между тем, как отмечает Полянин, 90% мигрантов, отбывающих наказание, — это люди трудоспособного возраста, 11,8% до осуждения имели трудовой стаж 2 года , 26,8% — до 10 лет, 43,2% имеют 15-летний трудовой стаж и выше.

При этом большинство иностранцев, отбывающих наказание, как правило, занимались предпринимательской деятельностью. Да и попавших за решетку мигрантов никак нельзя называть необразованными. По данным психологов Академии ФСИН, начальное образование имеют 6,7% осужденных мигрантов, неполное среднее — 20,8%, среднее — 53,9%, высшее — 18,4%.

При этом, как выяснили ученые, 69,2% осужденных иностранцев не имеют семьи.

— Из-за этого большинство заключенных мигрантов утрачивают «связи» с волей, — говорит Полянин. — Они лишены возможности получения свиданий, посылок и писем.

Треть из осужденных мигрантов, по данным ФСИН, отбывает наказание за преступления, связанные с распространением наркотиков. Ученые отмечают, что в некоторых республиках, откуда родом эти заключенные, не осуждается продажа наркотиков, в особенности «неверным». 

  • Между тем в ходе своих исследований ученые ФСИН предлагали осужденным мигрантам пройти цветовой тест Люшера, с помощью которого анализируются индивидуальные психологические особенности человека.
  • Как отмечает Полянин, в отличие от осужденных россиян, которые оказывались склонными к компромиссам, мигранты показывали себя более целеустремленными, не желающими меняться и приспосабливаться к новым реалиям. 
  • — Скорее, наоборот, у них есть стремление изменить окружающую среду под себя, — поясняет Полянин. 
  • По его мнению, всё это указывает на то, что к мигрантам за решеткой необходимо искать особый психологический подход, который способствовал бы их адаптации и социализации в колонии, а также помогал профилактике правонарушений в этой категории осужденных.
  • Правозащитник Валерий Борщов считает, что ни в коем случае нельзя допускать ситуации, когда в колонии одна группа осужденных, объединенная по национальному или религиозному принципу, начинает доминировать над остальными заключенными. 

— Администрация просто обязана не допускать появления таких групп, — говорит Борщов. — Поэтому в первую очередь мигрантов не должны содержать массово в каком-то одном учреждении. Их надо разъединять и развозить по разным колониям. 

  1. При этом, по словам Борщова, сейчас представители национальных диаспор пытаются в регионах войти в составы общественных наблюдательных комиссий.
  2. — На самом деле такой подход может только укрепить позиции национальных групп в колонии, что может привести к конфликтам и дестабилизации обстановки в учреждении, — говорит правозащитник. 
  3. Доктор юридических наук, профессор Вячеслав Селиверстов говорит, что раньше иностранные граждане должны были «сидеть» отдельно от россиян, а сейчас они  содержатся на общих основаниях, из-за чего возникают языковые проблемы при общении как с администрацией, так и с другими заключенными. 
Читайте также:  Постановлением суда прекращено уголовное дело в отношении А. после возмещения им потерпевшему М. (представитель - адвокат Антонов А.П.) причиненного ущерба в 20-ти кратном размере

— Многие мигранты плохо владеют русским языком, а некоторые вообще его не знают, — рассказывает Селиверстов.

— Хотя у нас в законе записано, что осужденные такой категории могут писать жалобы и обращения на родном языке и, соответственно, на этом же языке получать на них ответы.

Однако в реальности в условиях сокращения персонала и экономии бюджетных средств ФСИН не в состоянии обеспечить выполнения этих требований. Переводчиков в колониях нет.

В итоге, по словам Селиверстова, из-за отсутствия нормальной коммуникации очень часто возникает недопонимание между заключенными и администрацией, которое ведет к конфликтным ситуациям.

— Например, в колониях на Дальнем Востоке содержатся китайцы, и китайские дипломаты уже не раз обращались к руководству УФСИН с просьбой обеспечить своих сограждан переводчиком, — говорит профессор. — Потому что из-за языкового барьера они не могут выполнять все требования администрации. 

Член рабочей группы Минюста РФ, официальный представитель РФ в комитете Совета Европы по предупреждению пыток Наталья Хуторская говорит, что в Европе мигрантов, отбывающих наказание, обязывают учить язык той страны, в которой они находятся.

— В Норвегии заключенным даже платят деньги за языковые курсы, — поясняет Хуторская. — При этом в западных странах осужденные разделены на малочисленные группы, с которыми работают психологи.

По словам Хуторской, если ФСИН начнет обеспечивать психологическое сопровождение мигрантов в колониях, то это можно будет только приветствовать.

ФСИН: каждый третий осужденный иностранец в России сидит за наркотики

Среднесписочная численность осужденных из дальнего зарубежья не превышает 350 человек и представлена выходцами из Китая, Нигерии, Афганистана, Вьетнама, Камеруна, Монголии — всего более 40 стран.

Каждый третий иностранец в России сидит за незаконный оборот наркотиков. А по большому счету, состав преступлений, совершенных иностранными гражданами, никакого особого отличия не имеют, практически весь Уголовный кодекс — от хулиганства и мошенничества до разбоев, грабежей и убийств.

— Для иностранцев предусмотрены особые условия содержания?

— Нет, особых условий не предусмотрено. Все иностранцы отбывают наказание на основаниях и в порядке, предусмотренном российским законодательством.

О прибытии иностранца в исправительное учреждение уведомляют посольство или консульство родной страны осужденного.

При этом на заключенных из других стран распространяются все права и обязанности, которые установлены международными договорами и российским законодательством.

Так, они имеют право поддерживать связь с дипломатическими представительствами и консульскими учреждениями своих государств.

Мы со своей стороны приветствуем желание посольств проводить встречи с осужденными, так как это положительно влияет на их эмоциональное состояние — человек видит, что он не брошен, государство о нем беспокоится.

Так, в условиях исправительных учреждений в 2012 году проведено 65 консульских встреч.

— Могут ли осужденные иностранцы просить о том, чтобы их отправили на родину отбывать оставшуюся часть наказания?

— Такое право предусмотрено многосторонними конвенциями, а также двусторонними договорами, участником которых является Россия. Осуждённый или его представитель могут обратиться непосредственно в федеральную службу либо в Минюст России, который уполномочен вести переговоры об условиях передачи, либо в компетентные органы своей страны.

Ходатайство о передаче может быть направлено также в суд. В любом случае, после получения гарантий исполнения приговора на территории государства гражданства, решение о передаче принимает российский суд. При положительном решении суда, мы во взаимодействии с иностранными коллегами отправляем осужденного отбывать наказание на родину.

Ежегодно таким образом передаем до 300 человек. Так, в минувшем году было отправлено для дальнейшего отбывания наказания на родину 292 человека, в основном это граждане Азербайджана, Украины, Белоруссии, Молдавии, Таджикистана, Киргизии.

Однако не всех заключенных суды соглашаются передать. Основания отказа прописаны в российском законодательстве. Основная причина, по которой суды, как правило, отказывают осужденному в передаче на родину — наличие неисполненных исковых требований. Поэтому мы всегда рекомендуем перед подачей соответствующих прошений позаботиться об уплате всех долгов и исков.

— Сергей Анатольевич, ваше управление осуществляет экстрадицию граждан. Расскажите, как прошла одна из самых резонансных за последнее время экстрадиций в РФ — фигуранта «игорного дела» бывшего первого заместителя прокурора Московской области Александра Игнатенко.

— Стандартно. После получения соответствующего поручения Генеральной прокуратуры России об экстрадиции, которое для нас является руководством к действию, мы сформировали особый караул и направили в Польшу для организации приема и доставки Игнатенко на территорию РФ. При этом были учтены выставленные польской стороной условия по дате передачи.

Экстрадицию осуществляли в тесном взаимодействии и при поддержке НЦБ Интерпола, соответствующих консульских служб МИДа России, пограничной службы, транспортной полиции. Все прошло в штатном режиме, без каких-либо накладок. В этом году это была уже вторая экстрадиция, обеспеченная силами особого караула.

Процедуру экстрадиции осуществляют специально обученные, подготовленные сотрудники, формирование и выполнение задач особым караулом осуществляется с учетом требований нормативных актов и необходимости обеспечения безопасности по всему маршруту следования. По общему положению международных актов, расходы, связанные с доставкой содержащихся под стражей лиц, несет страна, запросившая выдачу.

— Сколько экстрадиций осуществляете в среднем за год?

— В год мы исполняем порядка 1,4 тысяч решений Генпрокуратуры об экстрадиции. Только в прошлом году из России были выданы для привлечения к уголовной ответственности или исполнения приговора 1138 человек, принято для уголовного преследования в Россию 262 человека.

Передача людей в государства, имеющие общие границы с Россией, осуществляется в приграничных пунктах. В случае отсутствия общих границ — в заранее оговоренных международных аэропортах. Соответственно, прием в Россию организуется в том же порядке.География организации экстрадиционных процессов довольно обширная.

В основном, конечно, затрагивает государства, ранее входившие в состав Союза. Так, в Россию для уголовного преследования в 2012 году возвращали граждан из Украины, Белоруссии, Казахстана, организовывали доставку из Германии, Австрии, Израиля, Китая, Монголии, Турции, Швейцарии и других государств.

Повторюсь, география обширная, прятаться беглым преступникам негде.

— Как правило, осужденные хотят отбывать наказание рядом с домом, чтобы родственникам было их проще навещать, привозить передачи. Размещать осужденных поближе к дому обязывает вас и закон. В каких случаях может нарушаться это правило?

— Речь корректней вести не о нарушениях этого правила, а, скорее, об исключениях.Действительно, по общему правилу, осужденные к лишению свободы должны отбывать наказание в тех субъектах, где они проживали и были осуждены.

Однако полностью придерживаться этого принципа нам не удается по объективным причинам. Например, в Москве, мегаполисе с большим количеством жителей, нет ни одного исправительного учреждения.

Из-за этого нам приходится распределять лиц, осужденных судами Москвы, по другим регионам.

На сегодняшний день ни в одном субъекте страны нет полного набора исправительных учреждений всех видов и режимов, а поместить человека, приговоренного к отбыванию наказания в колонии строгого режима, в учреждение иного вида режима, даже если оно ближе к дому, мы, естественно, не можем. Кроме того, при наличии в отдельных регионах соответствующих колоний, в них может отсутствовать возможность размещения всех жителей в связи с недостатком мест.

Помимо этого, с учетом малочисленности от общего количества отбывающих лишение свободы осужденных женщин, несовершеннолетних, бывших работников правоохранительных органов и судов, исправительные учреждения для них являются межобластными.

— Как поступаете с террористами? Не секрет, что наибольшее число — выходцы с Северного Кавказа. Не наблюдается в расположенных там исправительных учреждениях их большой концентрации?

— В уголовно-исполнительном кодексе есть норма, согласно которой осужденные за преступления так называемого террористического характера направляются для отбывания наказания в исправительные учреждения по решению ФСИН России. Таким образом, закон позволяет регулировать размещение людей, осужденных за терроризм, с учетом оперативной обстановки в колониях.

— Некоторое время назад все заключенные были разделены на так называемых «первоходов» и рецидивистов, чтобы впервые попавшие в места лишения свободы не приобщались к криминальной субкультуре. Удается придерживаться этого разделения сейчас?

— Сегодня осужденные из следственных изоляторов распределяются в строгом соответствии с требованием о раздельном содержании впервые осужденных и лиц, ранее отбывавших лишение свободы.

— Ваше управление также занимается вопросами амнистии. Может ли амнистия улучшить ситуацию с переполненностью тюрем и колоний? Не ожидается амнистий в ближайшее время?

— Амнистии готовятся в стенах Госдумы, это полномочия депутатов. Практика показывает, что этот институт кардинально не оказывает влияние на среднесписочную численность осужденных. Последние широкомасштабные амнистии были в 2000 и 2001 году.

Одна — в честь 55-летия Победы, когда было освобождено из мест лишения свободы 206 тысяч человек. Вторая амнистия касалась несовершеннолетних и женщин. Исполнение указанных амнистий, конечно, отразилось на общем количестве осужденных, но уже к 2003 году численность тюремного населения практически восстановилась.

Последние изменения в сторону гуманизации уголовного законодательства, в том числе введение нового вида наказания, не связанного с лишением свободы, — ограничения свободы, сказались на том, что мы наблюдаем устойчивое снижение числа осужденных.

Так, если в 2010 году в исправительных учреждениях содержалось порядка 730 тысяч человек, то по состоянию на 1 января этого года отбывало наказание чуть больше 587 тысяч осужденных.

Наполняемость колоний в дальнейшем в большей степени будет определяться двумя факторами — состоянием преступности в стране и судебной практикой.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *