В Конституционном суде прошли первые слушания о неисполнении решения ЕСПЧ

В Конституционном суде прошли первые слушания о неисполнении решения ЕСПЧ

Для начала разберёмся, что такое Европейский суд по правам человека. Это часто единственная возможность для того, чтобы как-то защитить свои права. Это последний шанс для тех людей, чьи права были нарушены, и подчас очень грубо, властями и правоохранительными органами отдельных государств, и государств стран СНГ — не в последнюю очередь. Бывает так, что гражданин, спасаясь от неправомерного и противоправного преследования, выезжает из России на территорию стран Евросоюза, чтобы не сесть в тюрьму без веских оснований. После выезда из страны ему приходится совмещать такие вещи, как защита от экстрадиции и защита прав в ЕСПЧ. Если бы не было Европейского суда по правам человека, то во многих случаях добиться правды было бы невозможно, а защита общечеловеческих прав заканчивалась бы в высшей судебной инстанции того или иного государства, которая не всегда бывает справедливой.

Многие граждане, принявшие решение приехать жить во Франции на ПМЖ или в другой стране ЕС, в итоге смогли защитить свои права и снять с себя обвинительные приговоры благодаря грамотной защите в ЕСПЧ, где разбирают дела не предвзято, а опираясь на международные правовые стандарты. Так что любой удар по данной инстанции — это в значительной степени удар по справедливости, которой в современном мире и так не очень много. 

Об исполнении решений ЕСПЧ 

В Конституционном суде прошли первые слушания о неисполнении решения ЕСПЧ

Если решения главной судебной инстанции государства, например Верховного суда РФ или Конституционного суда Франции, очень быстро «доходят до адресата» и немедленно принимаются к исполнению на территории государства, то решения ЕСПЧ порой непросто довести до исполнения. Что ни говори, а этот суд не внедрён в судебную систему ни одного государства. И вообще существует только два десятка государств, которые приняли Конвенцию и потому обязаны исполнять решения Европейского суда по правам человека. Но «обязаны», опять же, не в том смысле, в каком правоохранительные органы обязаны отправить в тюрьму человека, имея предписание суда. Здесь требуется добрая воля государства, принявшего Конвенцию, а наказаний за отказ соблюдать решения ЕСПЧ вообще не предусмотрено. По факту, решения ЕСПЧ имеют пожелательный характер. И чтобы такое решение было доведено до своего исполнения, может потребоваться изрядная доля дипломатии на переговорах с необходимыми органами и инстанциями той или иной страны. Обычно такие переговоры проводят сами представители ЕСПЧ, имеющие нужные дипломатические каналы. Но не всегда это заканчивается успехом. 

Причины отказов в исполнении решений ЕСПЧ 

Чаще всего в Европейский суд по правам человека, конечно же, попадают спорные и сложные дела, связанные с преследованием человека за границей. И весьма часто этот человек был как-то связан с политикой или бизнесом, либо и с тем и с другим.

И неудивительно, что государство, осудившее гражданина на своей территории, часто говорит о том, что решения ЕСПЧ носили «политический» характер, а потому и исполнять их как бы необязательно. При желании объявить «политическим» можно почти что любое решение.

Тем более что политическое решение не обязательно должно быть направлено против человека, который когда-то занимался политикой, всегда можно сказать о том, что тем или иным решением Европейский суд пытается надавить на определённую страну или действовать в рамках интересов западных стран.

Хотя Европейский суд по правам человека меньше всего интересуется политическими режимами и взаимоотношениями стран, он был создан с единственной целью — гарантировать, что любой человек сможет спокойно себя чувствовать и знать, что его права всегда будут защищены, даже если ему так и не удалось добиться правды и справедливости в родной стране. 

В Конституционном суде прошли первые слушания о неисполнении решения ЕСПЧ

О новом указе президента рф: признание решений еспч 

Согласно новому указу, который вышел 15 декабря, Конституционный суд России получает полномочия принимать решение о возможности или невозможности исполнения решений межгосударственных судебных органов.

Проще говоря, если Конституционный суд РФ посчитает, что ЕСПЧ принял неправомерное решение, то исполнять такое решение не будет нужно.

Межгосударственных судебных органов на сегодняшний день не так много, и во многом это решение было направлено именно на Европейский суд по правам человека, куда могут обращаться и граждане России, недовольные преследованием по разным мотивам в родной стране и за её пределами.

Документ был подписан Президентом 15 декабря, 4 декабря он был принят Государственной Думой, а 9 декабря — Советом Федерации. Он уже вступил в законную силу, так что уже сегодня отдельные решения ЕСПЧ могут быть отклонены российской судебной системой.

Интересным дополнением является то, что Конституционный суд может признавать или не признавать решения ЕСПЧ по запросу федеральных органов, а также Правительства и Президента.

Как это будет выглядеть на практике? Несложно догадаться, что если кто-то из перечисленных инстанций/лиц обратится в КС РФ, то это как раз будет ярким примером политического решения, потому что по запросу с такого уровня суду просто придётся принять то решение, которое принять «нужно».

Да и сам факт подобного обращения уже будет говорить о том, что решение Европейского суда по правам человека требуется не признать на территории РФ.

Фактически, канал между ЕСПЧ и российскими судами просто закрыли — теперь между этими инстанциями появился новый участник в лице государственной власти России, которая получает полномочия управлять процессом признания или непризнания судебных решений.

Таким образом, защиту прав в Европейском суде по правам человека провести можно, но вот провести в жизнь решение данного суда на территории России сегодня — будем реалистами — стало почти невозможно. Это будет возможно только в том случае, если государственные органы РФ сами этого захотят.

Но если бы они изначально хотели, то не было бы и всего дела, не было бы и того, что гражданину пришлось обратиться в ЕСПЧ за непризнанием судебных решений и отстаивать там свои права с компанией Кофранс. Новый закон серьёзно усложнил путь европейскому правосудию на территорию России. 

Причины принятия закона о непризнании решений ЕСПЧ 

В Конституционном суде прошли первые слушания о неисполнении решения ЕСПЧ

Нетрудно понять, что причины принятия такого закона исключительно политические. В настоящее время Россия ведёт сильную конфронтацию с Европой, так что ограничение действия решений Европейского суда по правам человека на территории России можно считать просто ещё одним способом для того, чтобы максимально «закрыться» от Европы и минимизировать влияние любых европейских инстанций на российские органы. Правда, в погоне за этим, наверное, неплохо бы различать, где находится поле для взаимных ударов и контрударов во время противостояния, а какие области лучше не трогать даже в самый разгар противостояния. И нет сомнений в том, что честный и справедливый суд — одна из таких областей.

В российских судебных кругах закон прокомментировали с позиции того, что речь вроде бы и не идёт о неисполнении решений ЕСПЧ, а только о таких ситуациях, когда российская Конституция лучше защищает права граждан.

Вырисовывается ситуация, когда гражданин решил обратиться в Европейский суд по правам человека, этот суд принял решение — а затем оказалось, что российская правовая система «лучше защищает гражданина», то есть более лояльна к нему.

Однако это нонсенс, потому что если бы российская правовая система и правда была на стороне гражданина, то он ни за что бы не обратился в ЕСПЧ.

Оправдывать такой закон «благими намерениями» можно сколько угодно, но его суть не должна ускользать — а суть состоит в том, что любое решение ЕСПЧ может быть пересмотрено (читаем проще — отменено), если у государственных органов возникнет в том необходимость.

Ещё одна интересная черта нового закона — он устанавливает принцип «отдельного рассмотрения каждого решения ЕСПЧ». То есть, никакие принципы прецедента и аналогии не работают, по каждому делу Конституционный суд РФ выносит самостоятельное решение, принимать решение ЕСПЧ или нет.

На первый взгляд звучит неплохо, но если вдуматься, то мы видим тут исключительно подходящую почву для избирательного правосудия и тех же самых политических дел.

Можно надеяться, что решение Конституционного суда всегда будут справедливым, а пересмотр решений Европейского суда по правам человека будет осуществляться только в тех случаях, когда это правда в интересах гражданина, обратившегося в суд. Однако опыт показывает, что ожидать этого, к сожалению, было бы весьма наивно и недальновидно. 

Практическая сторона: что даёт рассмотрение дела в ЕСПЧ 

В каких случаях гражданину есть смысл обратиться в ЕСПЧ, и как это сделать?

В Конституционном суде прошли первые слушания о неисполнении решения ЕСПЧ

Если гражданин преследуется на территории того или иного государства в связи с экономическими, уголовными или политическими делами (впрочем, специального раздела «политических» дел в большинстве государств нет, так что даже самые что ни на есть политические дела всё равно классифицируются как уголовные, гражданские или экономические), то само по себе признание его невиновности в Европейском суде по правам человека конкретно ничего ему не даст. Находясь на территории того государства, где ведётся преследование, нельзя будет чувствовать себя в безопасности. А если гражданин уже принял благоразумное решение приехать во Францию на ПМЖ, то ему бояться нечего — если не нарушать местные законы, а к тому же заручиться поддержкой серьёзной компании Cofrance, чтобы была проведена защита от экстрадиции, то никакое преследование правоохранительных органов его государства не будет ему страшно, в то время как снова приезжать в страну, где ведётся преследование, ни в каком случае не рекомендуется. Особенно если гражданину понятно, что преследование именно политическое, то есть факты и судебные решения подстраиваются под те установки, которые есть с самого начала.

Чаще всего в Европейский суд по правам человека люди обращаются, ставя перед собой вполне конкретные задачи.

1) Основная причина обращения в ЕСПЧ — это как раз защита от неправомерного преследования за границей. В том числе, и от требований экстрадиции.

Читайте также:  Клиент не всегда прав: ВС разрешил дело о "навязанной" страховке заемщицы

Чтобы экстрадиция не висела дамокловым мечом над головой, проще всего закрыть это дело именно через ЕСПЧ.

Россия может сколько угодно отвергать решения такого суда, но ни одно европейское государство не рискнёт выдавать гражданина, если ЕСПЧ принял решение в его пользу и посчитал, что депортация недопустима.

В Конституционном суде прошли первые слушания о неисполнении решения ЕСПЧ

2) Часто требуется разобрать какие-то конфликты, в которых фигурирует имущество, бизнес или финансы. Нередко бывает так, что всё перечисленное отбирается у гражданина на территории страны, которую потом ему самому пришлось спешно покинуть. Порой захват бизнеса и завладение деньгами и имуществом происходят самыми «чёрными» методами.

Вот это всё можно будет оспорить в Европейском суде по правам человека. Есть значительный шанс, что все эти объекты или хотя бы часть из них вернутся своему законному владельцу согласно решению ЕСПЧ, или же можно будет получить компенсацию.

Так что и в этом отношении добиваться пересмотра дела в Европейском суде по правам человека смысл есть.

Если вас интересует судебная победа в ЕСПЧ, обязательно работайте совместно с командой хороших юристов, таких как специалисты Кофранс. Это даст вам возможность в короткие сроки защитить свои права и начать жить более счастливой жизнью.

Неисполнение решений ЕСПЧ: наша общая ответственность

Страсбург 23/08/2016

В декабре прошлого года Руководящий Комитет по Правам Человека (РКПЧ) Совета Европы опубликовал доклад о долгосрочных перспективах развития правовой системы, основанной на Европейской конвенции о защите прав человека (далее — Конвенции). В докладе подняты два вопроса, которые особенно привлекли мое внимание: во-первых, это продолжительное неисполнение ряда постановлений Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и, во-вторых, это посягательство на авторитет ЕСПЧ.

Трудно переоценить выдающийся вклад Страсбургского суда в защиту прав человека в Европе. Это признаётся в каждой из деклараций, принятых на конференциях на высоком уровне в рамках Интерлакенского, Измирского, Брайтонского и Брюссельского процесса реформы системы ЕСПЧ.

Тот факт, что большое количество граждан стран Европы обращаются в Страсбургский суд для восстановления справедливости, отражает высокую степень их доверия к Конвенционной правовой системе. Тем не менее, государства со своей стороны должны обеспечивать ее работоспособность.

Длительное неисполнение постановлений ЕСПЧ является вызовом авторитету самого суда и, как следствие, всей правовой системе, основанной на Конвенции.   

Из годового отчёта Комитета министров Совета Европы об исполнении постановлений ЕСПЧ следует, что за 2015 год было закрыто рекордное количество дел; одновременно с этим продолжало расти количество дел, неисполненных в течении более пяти лет. Если в 2011 г.

такие дела составляли 20% от общего объема дел, находящихся в процедуре исполнения вынесенных постановлений, то к концу 2015 г. этот показатель достиг 55% от общего количества дел.

Количество «ведущих» дел в отношении структурных проблем, находящихся на стадии исполнения, также резко повысилось: с 278 в 2011 году до 685 в 2015 году.

Время, необходимое для решения конкретного дела, как правило, составляет около 4 лет. Тем не менее, применительно к некоторым государствам это время длится гораздо дольше: около 10, 8 и 7 лет по делам, касающимся соответственно России, Молдовы и Украины.

В прошлом году в своем восьмом докладе об исполнении постановлений ЕСПЧ Комитет по правовым вопросам и правам человека Парламентской ассамблеи Совета Европы пришел к выводу об увеличении числа постановлений по так называемым «ведущим» делам, затрагивающим сложные или структурные проблемы, которые не исполняются в течение более десяти лет. В этом же документе выражается озабоченность в связи с наличием примерно 11 000 неисполненных постановлений ЕСПЧ, которые находятся на рассмотрении Комитета министров.

Проблема длительного неисполнения сложная, хотя справедливости ради следует отметить, что для решения сложных вопросов действительно требуется время. Вполне оправданно, что разработка и осуществление реформ занимают определённое время.

Тем не менее, принцип верховенства права требует, чтобы все судебные решения исполнялись безотлагательно, полностью и эффективно. Своевременное исполнение решений внутригосударственных судов является одним из признаков демократического общества.

Это же правило должно также применяться к исполнению международных судебных решений.

В качестве Комиссара по правам человека Совета Европы я побывал во многих государствах-членах этой организации и везде выступал за своевременное исполнение постановлений ЕСПЧ и за проведение реформ, направленных на устранение причин подачи повторяющихся жалоб.

Я это осуществляю как во время двусторонних встречи с представителями правительств, так и публикуя свои доклады. Иногда, в рамках решения конкретного вопроса с представителями органов власти диалог может принять иную форму. В 2013 г.

меня пригласили содействовать парламентскому комитету Великобритании, которому я представил своё Заключение по вопросу о неисполнении Соединённым Королевством постановлений ЕСПЧ по делам «Джон Херст против Соединённого Королевства (No. 2)» и «Гринс и М. Т. против Соединённого Королевства», касавшихся избирательных прав заключённых.

В данном письменном формате я подчеркнул, что продолжающееся неисполнение британскими властями международных судебных решений может стать негативным сигналом для других государств — членов Совета Европы.

Исполнять или не исполнять: такой вопрос даже не стоит

Давайте вспомним базовые положения:

Государства – участники Конвенции согласились создать механизм, наделяемый компетенцией рассматривать и разрешать вопрос соблюдения государствами в рамках своих юрисдикций прав и свобод, закреплённых в Конвенции. Таким механизмом стал Страсбургский суд. Государства также признали правомочность этого суда не только применять, но и толковать Конвенцию.

В соответствии со ст. 46 Конвенции, договаривающиеся стороны должны исполнять окончательные постановления Суда по всем делам, в которых они являются сторонами. Таким образом, пунктом 1 статьи 46 на них накладывается однозначное правовое обязательство.

В соответствии со статьей 1 Конвенции, никакая часть юрисдикции государства – участника, в том числе и его конституция, не исключается из сферы действия Конвенции. Возможные коллизии между национальным законодательством и прецедентным правом ЕСПЧ не могут решаться путём отказа от исполнения решений Страсбургского суда. Это было бы неприемлемым.

Более того, статьей 26 Венской конвенции о договорном праве на государства налагается обязательство соблюдать ратифицированные ими международные соглашения, а в соответствии со статьей 27 они не могут ссылаться на положения своего внутреннего законодательства для обоснования отказа соблюдения международного договора, в том числе и Европейской конвенции о защите прав человека.

Авторитет и эффективность системы защиты прав человека, основанной на Конвенции, нарушается тогда, когда органы государственной власти не исполняют полноценно постановления ЕСПЧ. Другие государства – члены Совета Европы получают всестороннюю информацию о таких случаях путем участия на заседаниях Комитета министров.

Противопоставление суверенитета правовой системе, основывающейся на «Конвенции»

В последние годы некоторые государства – члены Совета Европы всё более открыто бросают вызов авторитету ЕСПЧ. Это не ограничивается длительным неисполнением некоторых постановлений Страсбургского суда.  

Подобные случаи вызывают особую озабоченность, поскольку в таком случае под угрозой оказывается целостность всей правовой системы, основанной на Конвенции. Во время посещения ряда стран и обсуждения проблем с представителями гражданского общества я смог собрать ряд нескольких тревожных примеров, имевших место на национальном уровне.

Россия и ЕСПЧ (Юрисдикция ЕСПЧ по отношению к России)

Более 20 лет, с весны 1998 года, граждане РФ имеют возможность обращаться за защитой своих прав в Европейский суд (ЕСПЧ). Это произошло после вступления нашей страны в Совет Европы и ратификации Европейской конвенции по правам человека. 

История взаимоотношений РФ и ЕСПЧ всегда была достаточно непростой, учитывая постоянное присутствие России в числе стран с наибольшим количеством жалоб в их адрес. Но нельзя отрицать главное.

Для многих граждан обращение в Европейский суд – единственная возможность добиться справедливости. Практически все решения российскими властями исполнены.

И, наконец, многие изменения в национальном законодательстве обусловлены именно решениями Евросуда. 

Участие России в ЕСПЧ играет значимую роль в совершенствовании нашей законодательной, правоохранительной и судебной систем. И даже тот факт, что сегодня есть «лазейка» для неисполнения решений Европейского суда, серьезно не сказывается на эффективности обращений в ЕСПЧ.

Важную информацию о деятельности ЕСПЧ можно получить на официальном сайте на русском языке. Здесь же публикуются наиболее значимые решения по делам против России. Но за всей полнотой информации следует обращаться на европейский интернет-ресурс ЕСПЧ (французский/английский языки).

Юрисдикция ЕСПЧ по отношению к России

Европейский суд по правам человека – надгосударственный судебный орган, который уполномочен рассматривать жалобы на нарушения Европейской конвенции (ЕКПЧ) и принимать по ним обязательные для исполнения решения. Обратиться в ЕСПЧ может любой человек, любое юридическое лицо и государство, если на национальном уровне исчерпаны все эффективные средства защиты прав.

Юрисдикция ЕСПЧ одинакова для всех стран Совета Европы постольку, поскольку все они являются участниками ЕКПЧ. Некоторые ограничения связаны только с тем, что не всеми странами ратифицированы все протоколы к Конвенции. Так, Россия до сих пор не ратифицировала протоколы 6 и 13 (отмена смертной казни), 12 (полный запрет дискриминации) и 16 (процедурные вопросы). 

Решения Европейского суда по правам человека обязательны для исполнения Россией. Это обязательство вытекает из самого факта участия нашего государства в Совете Европы и ЕКПЧ. 

Подчиняется ли Россия ЕСПЧ фактически? Да, подчиняется, учитывая, что практически все решения Евросуда исполнены. 

Все страны, в том числе и Россия, взяли на себя обязательство исполнять волю ЕСПЧ на добровольной основе.

Отсюда возникает логичный вопрос: а что будет, если этого не сделать? В деятельности Европейского суда до последнего времени был только один такой прецедент: решение 2004 года по делу «Херст против Великобритании» британскими властями не исполнено, несмотря на угрозы и давление со стороны Евросуда.

Правда, на практике ни одно государство открыто не заявляло об отказе следовать вердикту ЕСПЧ. Как правило, попытки игнорировать решение проявляются в виде прямого или косвенного затягивания процесса исполнения – сроков-то ведь для этого не установлено.

Что же касается возможных санкций, то они есть и заключаются в денежном штрафе и репутационных потерях. Но, повторим, пока до явного и открытого противостояния ЕСПЧ и Россиилибо другой страны, если не считать случай с Великобританией, дело не доходило. 

Россия признает ЕСПЧ, его юрисдикцию и принимаемые решения. Если вердикт – не в пользу РФ, то возможными последствиями являются:

  • выплата заявителю денежной компенсации;
  • необходимость внесения изменений, дополнений в законы и в целом необходимость совершенствования национальной правовой системы;
  • право заявителя на пересмотр судебного решения, которое стало поводом для обращения в ЕСПЧ.
Читайте также:  Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 n 22 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об административном надзоре»

Выплачивает ли Россия по решениям ЕСПЧ? По данным Минюста РФ, в общей сложности за 20 лет страна выплатила около €200 млн., стабильно и в полном объеме закрывая все свои обязательства. 

Исполнение решений ЕСПЧ сегодня

Вопрос о том, должна ли Россия исполнять решения ЕСПЧ, практически никогда на высшем уровне не поднимался. Все шло своим чередом, и проблем с выплатами компенсаций не было.

Но усложнение международной ситуации в связи с событиями на Украине и приостановка в начале 2015 года членства РФ в ПАСЕ, которая выбирает судей ЕСПЧ, сделали свое дело.

Сначала появилась в обсуждениях тема, обязана ли Россия исполнять решения ЕСПЧ, а потом – и о приостановлении участия в Страсбургском суде.

14 декабря 2015 года были внесены изменения в ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». КС РФ получил право рассматривать вопрос о возможности или невозможности исполнения решения ЕСПЧ по жалобе против России с точки зрения высшей юридической силы Конституции РФ.

Это стало переломным моментом в вопросе, признает ЕСПЧ Россия, не признает, в какой части, и на каком основании. Практически сразу же, в апреле 2016 года, Конституционный суд разрешил не исполнять решения ЕСПЧпо делу «Анчугов и Гладков против России» в части внесения изменений в законодательство и восстановления прав заявителя.

Затем, спустя год, КС РФ было заблокировано решение ЕСПЧ по «делу ЮКОСа» в части выплаты компенсации в размере €1,866 млрд.  

Какова ситуация на сегодняшний день? По-прежнему Россия обязана выполнять решения ЕСПЧ, однако Конституционный суд РФ вправе признать невозможным исполнение отельного решения Европейского суда в случае противоречия решения Конституции РФ. Юристы отмечают противоречивость такого подхода, и даже его опасность. Но факт остается фактом. Быстрого ответа ЕСПЧ на это не последовало, как нет внятной реакции и до сих пор. 

Дело «Анчугов и Гладков против России» и «дело ЮКОСа» – это, конечно, значимые прецеденты. Но все-таки не стоит говорить о том, что Россия не исполняет решения ЕСПЧ.

Учитывая количество удовлетворённых ЕСПЧ жалоб, исполненных решений и тех, которые исполняются сейчас, два дела – непоказательны. Вряд ли практика отмены решений ЕСПЧ Конституционным судом будет иметь массовый характер.

Тем более что основание, по сути, только одно – противоречие Конституции РФ. 

*****

20-летняя история взаимоотношений России и ЕСПЧ наглядно показывает, что, несмотря на все сложности, два ключевых аспекта остаются неизменными: у россиян есть потребность в обращении в Европейский суд, и у таких обращений есть эффективность.

Не стоит опасаться, что этот судебный механизм перестанет быть доступным – для этого нет весомых оснований. Как и не стоит бояться, что Россия перестанет массово исполнять решения ЕСПЧ. Все, что не исполняется, носит явный политический окрас.

В сотрудничестве РФ и ЕСПЧ – намного больше пользы и возможностей, чем недостатков и разногласий. Это главное.

Право на право — РФ не выполняет решения ЕСПЧ и ищет для этого разумное обоснование

Скандальное дело военнослужащего Константина Маркина привело к публичному конфликту между Конституционным судом (КС) РФ и Европейским судом по п равам человека (ЕСПЧ).

Параллельно с этой историей РФ впервые прямо заявила об отказе выполнять решение Европейского суда по делу экс-сотрудника ЮКОСа Алексея Пичугина. А дело жертв «Норд-Оста», похоже, и вовсе спущено на тормозах.

Правозащитники заговорили о выходе России из системы международного права. А КС тем временем разворачивает широкую общественную дискуссию о «пределах уступчивости».

Конституционный суд проведёт 6 ноября публичные слушания о том, как должно исполняться решение ЕСПЧ, если оно противоречит позиции КС. Прояснить этот момент потребовал президиум Ленинградского окружного военного суда (ЛОВС) в связи с пересмотром дела Константина Маркина.

«Каких-либо международных договоров, позволяющих отдавать предпочтение правовой позиции ЕСПЧ перед правовой позицией КС по вопросам соответствия национального законодательства нормам Конституции РФ и нормам международного права, РФ не заключала», – подчёркивают судьи ЛОВС в запросе.

Фактически предстоит решить, кто главнее и в каких ситуациях решение Страсбургского суда можно проигнорировать. Между тем практика избирательного отношения к европейскому правосудию уже сложилась, и не только в России.

Минобороны отправило многодетного отца в декрет

Дело капитана Маркина началось в 2005 году. Отец-одиночка, воспитывающий троих несовершеннолетних детей, попросился в трёхлетний отпуск. Командование отказало, и офицер пошёл в суд. Пушкинский гарнизонный военный суд жалобу капитана не удовлетворил, сославшись на закон «О статусе военнослужащих».

Тогда Маркин обратился в КС, но там решили, что данная норма соответствует Конституции. Так судьба привела капитана в ЕСПЧ, где к его проблеме отнеслись с пониманием, признав, что Россия нарушила право военного на частную и семейную жизнь и допустила дискриминацию по гендерному признаку.

Но, несмотря на это, Санкт-Петербургский гарнизонный военный суд пересмотреть дело отказался. В итоге помощь пришла, откуда не ждали. Минобороны России подготовило законопроект, разрешающий отцам-военнослужащим уходить в декретный отпуск.

Таким образом, решение Европейского суда будет выполнено, и военное ведомство проявило больше либерализма, чем судебные органы. Но казус во взаимоотношениях ЕСПЧ и КС остался неразрешённым.

Хотя глава Конституционного суда и заявлял о готовности пойти на компромисс в этом деле, однако очевидно: подобные разногласия будут возникать и впредь. Проблема стоит шире – не только в противоречиях между высокими судами, но и в неготовности России в принципе исполнять решения Евросуда.

Пичугин и жертвы «Норд-Оста» – вне еврозакона

Недавно президиум Верховного суда России отказался изменить приговор бывшему сотруднику службы безопасности ЮКОСа Алексею Пичугину.

В 2005 году Мосгорсуд признал его виновным в убийстве супругов Гориных и покушении на Ольгу Костину. Пичугин получил 20 лет колонии строгого режима.

Год назад ЕСПЧ счёл приговор несправедливым, поскольку власти России нарушили сразу несколько положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Одно из нарушений связано с тем, что суд проходил в закрытом режиме.

Просьба адвокатов Пичугина пересмотреть дело на основании решения ЕСПЧ осталась без внимания.

«Фактически с сегодняшнего дня Россия начала процесс выхода из сферы международного права», – пишет блогер Андрей Мальгин. Сигналов для такого опасения достаточно. Недавно Россия отказалась подчиниться решению Международного трибунала ООН по морскому праву относительно захвата корабля «Гринписа».

Не выполняется и решение ЕСПЧ в отношении потерпевших при штурме «Норд-Оста». Московские суды, игнорируя страсбургское постановление, признали законным отказ следствия возбудить уголовное дело против руководителей операции, провести всестороннее и независимое расследование массовой гибели людей.

Суд также признал, что власти нарушили право заложников на жизнь по причине «ненадлежащего планирования, организации и проведения штурма театрального центра». Позиция властей: пострадавшим выплачены компенсации, вопрос исчерпан.

Адвокат «нордостовцев» Карина Москаленко обратилась в комитет министров Совета Европы с заявлением о неисполнении решения ЕСПЧ.

Греховное посягательство на базовые ценности

Если страна игнорирует требования ЕСПЧ, заявитель вправе обратиться в комитет министров Совета Европы, в который входят министры иностранных дел 47 государств. Теоретически дальше возможны санкции вплоть до приостановления членства государства в Совете Европы, а также различные эмбарго.

Ещё в 2010 году председатель КС Валерий Зорькин прямо заявил на Международном форуме по конституционному правосудию, что комитет министров Совета Европы не может требовать от России исполнения решения ЕСПЧ, если оно противоречит решению КС. Однако на практике таких историй до сих пор не случалось.

Безусловно, Европейский суд не может отменить решение, вынесенное органом государственной власти или национальным судом, не даёт указаний законодателю. То есть он не является высшей инстанцией по отношению к судебной системе государства-участника, ратифицировавшего Конвенцию о защите прав и основных свобод.

Россия ратифицировала её в 1998 году, но не ратифицировала 6-й, 12-й и 13-й протоколы.

Согласно установленному порядку заявители обращаются в ЕСПЧ, когда все средства правовой защиты на родине исчерпаны.

Для России принято делать исключение – тут достаточно прохождения первой и кассационной инстанций в судах общей юрисдикции и надзорной – в случае, если дело рассматривалось в системе арбитражных судов.

Особое отношение связано с тем, что российская судебная система крайне неповоротлива, что само по себе нарушает право человека на справедливый суд в разумные сроки.

«ЕСПЧ не главенствует над национальными судами. Главенствует Конвенция. И не над судами, а над правом. Не всё выполняется и в других странах», – говорит профессор МГУ, доктор юридических наук Елена Лукьянова.

Действительно, хоть Россия и стабильно лидирует по числу жалоб в ЕСПЧ, не ею одной недовольны в Европе.

Комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс недавно обратил внимание Великобритании на проблему выборочного исполнения решений Страсбургского суда в своём послании члену парламента Нику Гиббу.

Такое отношение может привести к тому, что примеру Великобритании «неизбежно последуют другие государства, и вся система быстро разрушится», – сетует еврокомиссар. Обращение Муйжниекса связано с тем, что в Великобритании запрещено участвовать в выборах заключённым. К слову, в России КС недавно снял аналогичный запрет.

А в Испании выполнение решения ЕСПЧ и вовсе раскололо общество. Там по совету Евросуда выпустили на свободу террористку Инес дель Рио Прада, виновную в смерти 24 человек. Да не с пустыми руками, а с 30 тыс. евро компенсации за несправедливое судопроизводство.

Читайте также:  ВС предложил дополнить АПК статьей об отказе в принятии искового заявления

Участница радикальной организации ЭТА была приговорена к пожизненному заключению, но отсидела 26 лет. «Это говорит о болезненной зависимости испанской судебной системы от решений, принимаемых судом в Страсбурге», – считает министр юстиции Испании Альберто Руис-Гальярдон.

Он опасается, что коллеги дель Рио Прада, воодушевившись её успехом, массово начнут писать иски в ЕСПЧ.

КС не раз пытался так или иначе определить для себя рамки взаимоотношений с ЕСПЧ. Например, в мае этого года на заседании III Петербургского международного юридического форума Валерий Зорькин раскритиковал Евросуд за признание незаконными запретов гей-парадов в России.

Он напомнил о беспорядках в Сербии во время белградского гей-парада: «Такая реакция в Сербии возникла тогда, когда религиозное большинство решило, что национальное правосудие объединилось с международным правосудием в лице ЕСПЧ в неприемлемом и греховном посягательстве на базовые ценности этого большинства».

Вот и одно из возможных определений случаев, в которых решения ЕСПЧ можно игнорировать, – «греховное посягательство на базовые ценности».

Конституционный суд России против ЕСПЧ | Московская Хельсинкская группа

19 января Конституционный суд России постановил, что Россия не может исполнить решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) о выплатах бывшим акционерам ЮКОСа более 1,8 млрд евро компенсации. Председатель КС Валерий Зорькин заявил, что решение ЕСПЧ противоречит российской Конституции.

Поводом для рассмотрения дела стал запрос Минюста, который счел, что Страсбург признал незаконной примененную к ЮКОСу трактовку трехгодичного срока давности (не с момента нарушения, а с момента, когда о нем стало известно), хотя Конституционный суд ранее признал такую практику соответствующей Конституции.

Также у ЕСПЧ вызвал нарекания расчет исполнительного сбора, но такой подход тоже уже был подтвержден Конституционным судом. Наконец, принятие ЕСПЧ решения в пользу неограниченного круга лиц, да еще без предварительного рассмотрения дела в национальных судах, по мнению российских властей, нарушает принцип юридического равенства.

«Россия вправе отступить от наложенных на нее обязанностей, если это единственный способ не нарушить Конституцию», – цитирует решение «РИА Новости».

По словам председателя КС Валерия Зорькина, взаимоотношения российского и европейского законодательства должны быть не субординационными, а строиться в форме диалога, и «Европейский суд должен уважать суверенитет российского законодательства».

Полпред России в Евросуде и замминистра юстиции Георгий Матюшкин поспешил заверить, что Минюст будет обращаться в Конституционный суд по вопросу об исполнимости решений ЕСПЧ в исключительных случаях. «Я считаю, что это исключительный механизм, Минюст при большом количестве решений ЕСПЧ прибегал к нему всего два раза», – сказал он.

На вопрос, не создаст ли отказ выполнять вердикт ЕСПЧ проблем для российского бизнеса за рубежом, в том числе при рассмотрении исков в международных судах, Матюшкин ответил, что «эти вопросы никак не взаимосвязаны». «КС вынес решение по конкретному делу, в отношении конкретной компании.

Конвенция по правам человека не предусматривает никаких санкций со стороны ЕСПЧ в отношении России в связи с решением о неисполнимости его вердикта», – добавил он.

Интересно, что Валерий Зорькин высказался весьма благожелательно в адрес ЕСПЧ, не став злоупотреблять антизападной риторикой (Кремль ранее неоднократно обвинял суд в принятии политически ангажированных, антироссийских решений).

Зорькин указал, что КС признает европейскую систему защиты прав человека фундаментальной, в связи с чем призвал искать компромиссы. В то же время риторика в отношении акционеров компании ЮКОС была крайне жесткой.

В решении КС говорится, что ЮКОС прекратил существование как злостный неплательщик налогов, нарушитель законов и должник.

Бывший совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин назвал решение КС предсказуемым и добавил, что оно может создать России проблемы на международной арене – например, вызвать следующие санкции.

В декабре 2015 года президент Владимир Путин подписал закон, разрешающий Конституционному суду игнорировать решения Европейского суда по правам человека.

По запросу президента, правительства или национальных судов КС может проверить, соответствует ли постановление Страсбурга нормам российского законодательства. Как пояснял в связи с этим судья КС Сергей Маврин, международное право по-прежнему обладает приоритетом над национальными законами.

«Но Конституция не относится к ординарным законам: это особый правовой акт, находящийся на вершине нашей правовой системы», — говорил он.

Конституционный суд впервые признал невозможным исполнение постановления Европейского суда по правам человека по делу «Анчугов и Гладков против России» в части мер общего характера, предполагающих изменения в российских законах, которые позволяли бы хотя бы частично вернуть право голоса осужденным, находящимся в местах лишения свободы. Однако решение КС стало первым в истории по новому закону, отметил председатель суда Зорькин. Он отметил, что по этому делу могут появиться особые мнения судей. «Два особых мнения, если не передумают», – подчеркнул Зорькин.

Хотя компенсация, присужденная ЕСПЧ, распространялась более чем на 55 тыс. бывших акционеров ЮКОСа, главными ее бенефициарами были Hulley Enterprises и Yukos Universal (обе входят в GML), совместно владевшие более 60% акций нефтяной компании.

Эти же структуры в 2014 году выиграли у России дело в гаагском арбитраже, который обязал Россию выплатить рекордную сумму $50 млрд. (сейчас решение отменено местным голландским судом, идет апелляция).

В начале 2016 года Hulley и Universal писали в комитет министров Совета Европы, призывая его принять меры к тому, чтобы Россия выполнила решение ЕСПЧ.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков не стал комментировать постановление КС, но отметил, что Россия «продолжит в юридическом плане отстаивать свои интересы».

После решения КС Россия теоретически может быть исключена из Совета Европы, но на практике это вряд ли возможно, сказал РБК федеральный судья в отставке, профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, член Московской Хельсинкской Группы и член президентского Совета по правам человека Сергей Пашин.

Тем временем ЕСПЧ принял еще одно спорное с точки зрения интересов российских властей решение. 17 января Страсбургский суд присудил суммарную компенсацию в 75 000 евро 25 американцам, лишившимся права усыновить российских детей из-за так называемого «антисиротского закона». У Минюста России есть три месяца на обжалование этого решения.

Сенатор Елена Мизулина назвала действия ЕСПЧ вмешательством во внутренние дела России, которая не ратифицировала Гаагскую конвенцию о защите детей и потому «не связана обязательствами в области международного усыновления».

Председатель комитета Совфеда по социальной политике Валерий Рязанский пообещал, что Россия проигнорирует это решение, поскольку у нее есть «суверенное право принимать решения в рамках своего понимания».

Соавтор «антисиротского закона», депутат-единоросс Ольга Баталина выразила уверенность в том, что американцам нужны были только деньги и «никакого отношения к детям решение суда не имеет». С критикой решения ЕСПЧ выступила 17 января детский российский омбудсмен Анна Кузнецова.

Председатель Совета по правам человека при президенте России Михаил Федотов высказался в поддержку решения ЕСПЧ, но напомнил, что «закон Димы Яковлева» был реакцией на «список Магнитского», принятый в США.

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова на своей странице в Instagram по итогам встречи с председателем Европейского суда по правам человека Гвидо Раймонди написала, что вердикт ЕСПЧ является «взвешенным решением». Москалькова рассказала, что в ходе встречи они обсудили «проблемные вопросы работы ЕСПЧ по рассмотрению обращений граждан России».

В свою очередь «руководство ЕСПЧ» отметило «огромный прогресс России» по защите прав человека. Москалькова добавила, что за последние четыре года число обращений россиян в ЕСПЧ сократилось с 40 тыс. до 8 тыс. в год.

Минюст России полагает, что Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) неоправданно расширил толкование правоотношений, сложившихся между гражданами США и детьми-сиротами, подведя их под понятие «частная жизнь».

В Минюсте ссылаются на «отсутствие каких-либо реальных семейных отношений и тесных межличностных связей между детьми-сиротами и американскими заявителями». В то же время, подчеркивают там, ЕСПЧ не ставит под сомнение право российских властей самостоятельно регулировать на национальном уровне процедуры усыновления.

Более того, Европейский суд пришел к выводу об отсутствии нарушения положений ст.

3 Конвенции (запрет бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), констатировав, что дети-сироты, находящиеся в Российской Федерации, получали адекватную медицинскую помощь, включая своевременное диагностическое обследование, проведение необходимых медицинских анализов, доступное лечение.

Также, подчеркивают в Минюсте, Европейский суд не согласился с утверждениями заявителей о том, что квалифицированная медицинская помощь большинству детей-сирот может быть доступна только на территории США. Суд не стал высказываться, допустим ли в принципе запрет усыновления для граждан США или для всех иностранных граждан, и не стал оспаривать тезис о том, что до заключения соглашения в США имелись проблемы с обращением с российскими детьми.

Постановление Конституционного суда России в отношении решения ЕСПЧ по делу ЮКОСа было заведомо прогнозируемым: к этому российские власти давно подводили юридическую базу.

Однако в нынешней ситуации обращает на себя внимание стремление российских властей не усугублять разногласия со Страсбургом, всячески подчеркивая, что практика признания решений ЕСПЧ неисполнимыми будет носить исключительный, единичный характер.

Сюда же вписывается и реакция на решение ЕСПЧ по вопросу об «антисиротском законе», когда «охранители» раскритиковали ЕСПЧ, но близкие к власти правозащитники выступили с гораздо более сдержанных позиций.

В то же время возрастает риск того, что исключительность решения КС окажется новым правилом, ведь от применения своих новых юридических возможностей в условиях консервативного тренда суду будет удержаться гораздо сложнее.

Источник: Политком.Ru, 23.01.2017

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *