Врачи через суд обяжут родителей лечить своих детей

Врачи через суд обяжут родителей лечить своих детейhttps://www.znak.com/2020-10-28/kak_v_rossii_opeka_izymaet_detey_iz_obychnyh_semey_iz_za_remonta_i_shlepkov

2020.10.28

В России готовится реформа органов опеки и попечительства. Министерство просвещения РФ уже создало рабочую группу для ее разработки.

Причины такого шага в министерстве пока не объяснили, но летом этого года в Госдуму был внесен законопроект, согласно которому органы опеки смогут изымать детей из семей только через суд (исключение — если ребенку грозит смерть в ближайшее время).

Вопросы к тому, как легко опека забирает детей у родителей по формальным поводам (например, из-за отсутствия ремонта или определенных продуктов в холодильнике), у юристов и общественников есть уже несколько лет. Znak.com собрал громкие истории о том, как соцслужбы забирали детей и передавали их в приюты, где им было еще хуже. 

uwe umstätter / imageBROKER.com

Как забирают детей в ответ на просьбу о помощи 

Часто возникают случаи, когда власти изымают детей из семьи в ответ на обращение родителей за помощью к официальным органам власти. Юрист Фонда Ройзмана Александр Шумилов рассказал Znak.com подобную историю, которая произошла в Екатеринбурге с матерью двух детей — мальчика и девочки, бывшей наркоманкой, которая уже давно не употребляет запрещенные вещества. 

«Ей было тяжело содержать детей, она обратилась в органы опеки за помощью. Опека пришла с проверкой, увидела, что в квартире нет ремонта, и вместо помощи изъяла детей, а затем через суд ограничила ее в родительских правах», — рассказал юрист. 

С помощью Фонда Ройзмана девушке удалось сделать ремонт в квартире и через суд вернуть детей домой. Но обоим, младшему из которых девять лет, пришлось целый год провести в приюте.Врачи через суд обяжут родителей лечить своих детейКадр из видео в Оренбургской области, где у матери из рук вырвали плачущего ребенка

В мае этого года сразу четырех детей изъяли из многодетной семьи Алены Лихтенвальд и Николая Саморока в поселке Тюльпанный в Оренбургской области. 

В СМИ попало видео, как сотрудники опеки буквально вырывают плачущего ребенка из рук матери, после чего заковывают женщину в наручники.

Как пишет местное издание «Оренбург.Медиа», опека пришла в дом после того, как родители обратились к властям за помощью из-за того, что их дом находится в аварийном состоянии и семья там долгое время не жила. Тем не менее надзорные органы решили, что детей надо изъять из-за «опасных условий проживания». Никакого решения суда при этом не было. 

Скандал вышел на федеральный уровень. После этого СК возбудил уголовное дело по статье «Халатность» на сотрудников органов опеки, вице-губернатору региона Татьяне Савиновой и начальнику областного УМВД Алексею Камфу внесла представление прокуратура, а детей вернули в семью, признал их изъятие незаконным. 

Шлепки и ремень

При этом в центрах социальной помощи для детей бывают далеко не благоприятные условия. Так получилось с детьми еще одной женщины из Екатеринбурга, которая обратилась в Фонд Ройзмана.

У нее есть дочь от первого брака и сын со вторым мужем, который усыновил старшую девочку. «Семья нормально обеспечена. Но однажды девочка украла деньги у отчима. Он ее сначала предупредил, а на второй раз дал ремня.

Девочка пожаловалась деду, дед написал заявление, и органы опеки изъяли обоих детей», — говорит Шумилов. 

Через суд опека ограничила обоих родителей в родительских правах, отца — за то, что избил ребенка, мать — за то, что она его покрывала. Сейчас юрист готовит документы, чтобы вернуть детей в семью.

Все это время дети находятся в центре социальной помощи. Им там плохо. Мальчик, по словам Шумилова, сбегал из приюта, потому что другие дети «заставляли его пить мочу». Из-за этого родители написали заявление в отдел по делам несовершеннолетних. 

Похожая история произошла в Красноярском крае, где у жителя поселка Козулька Федора Каныгина изъяли семерых детей из-за того, что он ударил по ягодицам одну из маленьких дочерей, сломавшую кровать. Теперь все дети раскиданы по разным семьям. Во время опроса детей в полиции они говорили, что хотят домой. 

«Расхождение интересов в воспитании»

Одна из самых скандальных историй с изъятием детей опекой — история Юлии Савиновских (теперь называет себя Френсис). В 2017 году Юлия еще была женщиной, жила в Екатеринбурге и воспитывала с мужем трех родных детей и двух приемных.

В начале 2017 года Юлии удалили грудь седьмого размера. Во время подготовки к операции она завела блог от имени выдуманного трансгендера, который хочет изменить пол.

В нем она описывала, что приходится переживать человеку, решившемуся на смену пола. 

Опека Орджоникидзевского района Екатеринбурга изъяла из семьи приемных сыновей и разорвала с женщиной договор опеки. В суде чиновники представили документы, в которых была указана размытая причина изъятия детей — «расхождение интересов в воспитании детей с личными интересами опекуна», о блоге в официальном заявлении сказано не было. 

Врачи через суд обяжут родителей лечить своих детейЮлия Савиновских (теперь — Френсис) так и не смогла вернуть детей, ей пришлось покинуть странуЯромир Романов / Znak.com

По словам Савиновских, во время визитов представителей опеки к ним в квартиру чиновницы интересовались, чем родители кормят детей, и были возмущены отсутствием определенных продуктов в холодильнике, хотя он был полон. 

Юлии так и не удалось вернуть детей через суды, она забрала родных детей и мигрировала в Испанию, где стала мужчиной. 

Фотографии мальчиков после изъятия из семьи Савиновских снова выложены на сайте «Усыновление в России». У детей — сложные и страшные диагнозы, вряд ли кто-то решился усыновить их. 

Приемная семья вместо родной бабушки

Жительнице Москвы Алле Гранальской не дали забрать на воспитание трех внуков после того, как умерла их мама, а отец из-за бюрократических причин не мог оформить детей на себя (он не вписан в их свидетельство о рождении). Как рассказывает «Коммерсант», детей под временную опеку взял дядя умершей матери, но через три месяца он попросил освободить его от этих обязанностей. 

Врачи через суд обяжут родителей лечить своих детейВ некоторых случаях суд считает, что детям лучше в чужих семьях, чем с родной бабушкойЯромир Романов / Znak.com

Детей забрали в приют. Бабушке не разрешили оформить временное опекунство, а пока она готовилась к процедуре усыновления, детей забрала приемная семья из Ростова-на-Дону. «Детей отдали в другую семью 22 февраля 2019 года, а школу приемных родителей я окончила 7 марта», — рассказала Алла Гранальская. 

Бабушка до сих пор не может получить опеку над внуками, за которую она бьется с фондом «Волонтеры в помощь детям-сиротам». В октябре этого года суд не разрешил ей увидеться с детьми, несмотря на то, что ДНК-экспертиза подтвердила ее родство с детьми.

Новые родители уверяют суд, что дети сами не хотят встречаться с бабушкой, которая растила их шесть лет. Руководитель благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская считает такое решение суда «абсолютно нечеловеческим».

 

Страшные исключения

По словам юриста Александра Шумилова, из любого правила есть исключения. По его мнению, есть случаи, когда опека действительно должна изымать детей из семей, в которых им находиться просто опасно. 

«У меня был случай в Нижнем Тагиле. Семья: мать, которой 50 лет, и дочь, которой 30 лет. У них одновременно родились девочки. Когда детям было 5 и 6 лет, выяснилось, что их сосед — дед — заставлял девочек заниматься с ним оральным сексом, а матери заставляли их молчать об этом.

Опека вышла с иском о лишении обеих родительских прав. Я хоть и представлял в суде интересы девочек, но был полностью на стороне опеки», — говорит юрист. 

В Госдуме сейчас находится законопроект депутата Павла Крашенинникова и сенатора Андрея Клишаса об ограничении изъятия детей из семьи, который запрещает забирать детей у родителей до решения суда. Исключение — непосредственная угроза жизни или здоровью ребенка, например, истощение ребенка или непредоставление ему воды и его смерть может наступить в течение нескольких часов. 

Такая история произошла в Карпинске, где мать полгода держала свою новорожденную дочь в шкафу. Когда девочку случайно обнаружили подруги женщины, ребенок был в крайней степени истощения, девочку срочно забрали органы опеки и передали врачам. 

«Законопроект предусматривает существенное ограничение возможных злоупотреблений со стороны органов опеки и попечительства в вопросах изъятия детей из семьи, которые в настоящее время, к сожалению, нередки.

Сейчас же решения об изъятии принимаются органами опеки и попечительства самостоятельно, по их усмотрению, без учета мнения родителей, прокурора, органа внутренних дел, психолога, иных заинтересованных лиц», — говорят в Госдуме. 

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Ювенальная медицина: принят новый закон. Больных детей будут лечить насильно

  • Это поправки в Кодекс Административного судопроизводства №223 «О внесении изменений в Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации» были приняты 28 июня и уже подписаны президентом России. 
  • В нем говорится о том, что поправки «направлены на защиту несовершеннолетних и лиц, признанных в установленном порядке недееспособными, в случае отказа их законных представителей от медицинского вмешательства, необходимого для спасения жизни».
  • Теперь медики, незамедлительно известив органы опеки, могут направлять в суд свои иски в случае, когда видят опасность жизни и здоровью ребенка, а родители при этом бездействуют. 

Вызывает опасения не сам закон, который по сути имеет право на существование.

Вызывает обоснованные опасения то, как его будут применять недалекие и субъективные врачи и сотрудники опеки. Почему обоснованные? Потому что уже сегодня есть много сигналов о том, как еще до принятия закона порой ведут себя врачи и другие представители «детозащиты».

Маргарита, мать 4-летнего Демьяна, Санкт-Петербург, рассказывает: 

«У сына случился приступ хронического заболевания. Я знаю, как его снимать, потому что это не первый раз. Все препараты у меня на готове. Но на всякий случай, для подстраховки, я вызвала «Скорую». Когда «Скорая» приехала, приступ уже прошел, и уставший сын уже заснул.

Врач пришла, я все рассказала и попросила его не будить, чтобы он отдохнул. Врач стала настаивать, чтобы его разбудить и увезти в больницу. Я не соглашалась. Тогда она сказала:»Я вызываю полицию и органы опеки, ребенка отбираем». Мне стоило большого труда убедить ее это не делать. Как быть дальше, не знаю.

Читайте также:  В 2007 г. суд с нарушением Ф.З. от 2005 г. разделила лицевой счёт моей 3-х ком. кв. мне инв. 2 гр. досталось комната 10 кв. м.

Неужели теперь нельзя вызывать «Скорую»?

Какие случаи могут подпадать под действие нового закона? Что именно врачи, прошедшие особое инструктирование, будут считать «угрозой жизни»? 

Например, у ребенка высокая температура, а родители ему не вызвали врача, потому что знают, что он вчера промочил ночи, простудился, и знают, как это лечить? 

Недовес ребенка или перевес? Может, нарушают его права и не докармливают или перекармливают?

  1. Или родители сами лечат ребенка, потому что знают, что ему помогает, а что нет и не посещают с ним врача при наличии у ребенка некого заболевания? 
  2. Или родители, понимая состояние ребенка, отказываются от госпитализации ребенка, когда врач предлагает поехать в больницу? 
  3. Или родители лечат по-своему, отказываясь от схемы лечения, предложенной врачом, потому что хотят оградить ребенка от сильных побочных последствий?  
  4. Или родители лечат ребенка гомеопатией либо по старинке в рамках медицины, не соответствующей проплаченным стандартам фармкомпаниями схемам Минздрава, но опробованной веками? 
  5. Сколько уже сейчас известно случаев, которые даже трудно назвать перегибами, когда отказ родителей от прививок, часто обоснованный, рассматривается как угроза жизни ребенка, хотя все знают, что профилактические прививки — добровольное дело родителей.
  6. Вот только три примера того, как представители как опеки, так и медицины, не имея даже малейшего желания общаться с родителями по-доброму, по-человечески, конструктивно, предпочитают гестаповские методы:

Младенца из-за прививок изъяли с применением электрошокера

Детей отобрали за чесотку

Ребенка отобрали за то, что он толстый

Эти три случая, а их множество, демонстрируют широту трактовки, что врачи могут считать «опасностью для жизни». 

Безусловно, не стоит впадать в катакомбное мышление и надо признать, что бывают случаи, когда мнение врача принципиально важно, и родители действительно могут не распознать серьезное заболевание, ведь важно не упустить критическое состояние ребенка. Я лично знаю случай, как мать-натуропатка лечила своего месячного малыша «травками» до тех пор, пока он не умер. К врачу она не обращалась, а у ребенка оказалась пневмония в тяжелой форме. 

Но таких случаев крайне мало, это микропроценты, не влияющие в целом на ситуацию. Детей в авариях и на дорогах гибнет несравнимо больше, однако никто не запрещает езду

Но закон по-прежнему не предлагает критериев, что можно считать опасностью для жизни. 

«Если сейчас мать, считающая, что разбирается в медицине лучше врачей, может два месяца лечить пневмонию с дыхательной недостаточностью у своего ребенка заячьим пометом, то теперь у нее в течении суток дитя изымут и спасут», — так объясняет суть закона на сайте «Милосердие» иеромонах Феодорит (Сеньчуков), врач-реаниматолог.

И вот самое главное. По новому закону иски врачей в таких случаях суд будет рассматривать в ускоренном порядке — в срок от 1 до 5 дней: ребенок будет признан нуждающимся в защите государства, родителей экстренно ограничат в правах, накажут по 5.35 КоАП и далее по списку. 

Ведь каждому понятно, что за 1-5 дней никто из родителей не успеет собрать доказательства даже в тех случаях, когда лечение и наблюдение ребенка проводилось родителями надлежащим образом. А презумпция невиновности родителей автоматически данным законом отменяется. Ну естественно — в целях защиты прав ребенка.

Можно ожидать, что после принятия закона последуют внутриведомственные инструкции для медперсонала, персонала школ и детсадов.

Однако очевидно, что по-прежнему продолжится игра «втёмную»:  родители так и не узнают, в каких случаях их ребенка неожиданно могут признать «нуждающим в помощи государства» из-за состояния здоровья их ребенка, а когда нет, все — на усмотрение врача, учителя, опеки, суда.

Становится еще актуальнее вопрос Насти Терновской, мамы, у которой по подозрению угрозы жизни и здоровью изъяли 5-летнего сына: «Скажите, где написано, прямо по пунктам, что я должна делать, чтобы считаться хорошей матерью? Покажите! Есть такой список? Почему мне вдруг говорят, что я — плохая мать, что я что-то не выполняю, и я теперь должна доказывать обратное?»

В связи с принятием данного закона также хочется напомнить, о том, что не был случаен последний Съезд уполномоченных по правам детей РФ. Он был посвящен именно защите прав несовершеннолетних пациентов. 

Одним из докладов на Съезде был доклад Лазуренко Светланы Борисовны, заведующей лабораторией специальной психологии и коррекционного обучения ФАГУ «Научный центр здоровья детей» Минздрава РФ. 

Ее доклад назывался «Права ребёнка и исполнение родителями своих обязанностей: проблемы и пути решения». «Мы, конечно, не можем вмешиваться в семью», — говорит Лазаренко. — «Но только до тех пор, пока не нарушены права ребенка.» Лазаренко изначально ставит под сомнение общую компетентность родителей выполнять свои родительские обязанности в полной мере в соответствии с потребностями ребенка, не нанося вреда его физическому и психическому развитию. То, как и какими способами родители лечат ребенка, насколько прислушиваются к рекомендациям врачей и даже то, каким образом родители требуют педагогических результатов от ребенка в школе, — все такие ситуации Лазаренко относит к области возможного нарушения прав ребенка. Для упрощения взаимодействия медиков и опеки Лазаренко предлагает увеличить полномочия медиков, воспитателей и учителей — доносительствовать на семьи, наладить более тесное межведомственное взаимодействия между опекой и врачами. «Нужно было бы увеличить полномочия специалистов профильных организаций, я имею в виду учреждения здравоохранения, образования и упростить механизм их обращения в компетентные органы для того, чтобы как можно быстрее отреагировать на происходящее в семье неблагополучие.» Несмотря на то, что Лазаренко упоминает, что критических случаев единицы, она предлагает создать отдельный ресурс, портал, чтобы каждый гражданин имел возможность доносить на родителей в опеку через Интернет. Принятие закона подтверждает то, что все остальные предложения Лазаренко вполне осуществимы в самом ближайшем будущем. Полностью текст доклада Лазаренко о нарушении родителями прав ребенка при его заболевании и о невыполнении ими родительских обязанностей можно прочитать по активной ссылке. Короткая ссылка на новость: https://ivan4.ru/~OKCCc

Прокуратура разъясняет ответственность родителей за ненадлежащее исполнение обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних

В соответствии с ч. 2 ст. 38 Конституции Российской Федерации забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей.

В развитие конституционной нормы ст. 63 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) устанавливает, что родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей. Они обязаны заботиться о здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии своих детей. Родители обязаны обеспечить получение детьми общего образования.

Кроме того, в соответствии со ст. 64 СК РФ на родителей возлагается защита прав и интересов детей.

За неисполнение или ненадлежащее исполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних (усыновителем, опекуном, попечителем) обязанностей по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов несовершеннолетних наступает ответственность в соответствии с ч. 1 ст. 5.35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).

Рассматриваемое правонарушение заключается в бездействии родителей или иных законных представителей несовершеннолетних, когда они не заботятся о нравственном воспитании, физическом развитии детей и укреплении их здоровья, создании необходимых условий для своевременного получения ими образования, успешного обучения и т.д. Например, если ребенок без уважительных причин пропускает занятия в школе, а родители не контролируют посещение им учебного заведения, если ребенок нуждается в медицинской помощи, а родители не обеспечивают ее своевременное оказание и др.

За данное правонарушение, в соответствии с санкцией ч.1 ст.5.35 КоАП РФ, на родителей (законных представителей) может быть наложен административный штраф в размере от 100 до 500 рублей.

Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним, влечет уголовную ответственность по ст. 156 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Закон запрещает родителям при осуществлении родительских прав причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.

Жестокое обращение может выражаться, например, в нанесении побоев, непредоставлении пищи, одежды, других действиях (бездействии), приносящих физическое или душевное страдание ребенку.

За совершение данного преступления виновному грозит до 3 лет лишения свободы. В случаях, когда жестокое обращение образует самостоятельное преступление, например, причинение вреда здоровью различной тяжести, побои, истязание, такие действия дополнительно будут квалифицированы по соответствующей статье Уголовного кодекса Российской Федерации.

Сообщить о фактах ненадлежащего исполнения родительских обязанностей, жестокого обращения с ребенком можно в органы социальной защиты населения, органы полиции и прокуратуры.

Старший помощник межрайонного прокурора С.Ю. Сайдукова

О причинении вреда здоровью несовершеннолетних

Отправляя ребенка в сад, школу или иное учреждение (в том числе медицинское – санаторий, госпиталь и др.), где он находится под присмотром педагогических или медицинских работников, родители надеются на добросовестное исполнение обязанностей сотрудниками учреждений.

                К сожалению, некоторым родителям приходится сталкиваться с ситуациями, когда несовершеннолетнему в период его нахождения под присмотром образовательной или иной организации причиняется вред здоровью.

                По общему правилу, установленному ст.1064 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), если вред здоровью ребенка причинен в результате неправомерных действий (бездействия) работников учреждения, где временно под присмотром находился ребенок (школа, больница, санаторий и др.), то иск в суд подается к данному юридическому лицу.

                В ситуации, когда вред здоровью ребенка причинил другой несовершеннолетний (например, в процессе ссоры, драки), то в соответствии с ч. 1 ст. 1073 ГК РФ за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.

                Кроме того, действующее гражданское законодательство устанавливает презумпцию виновности образовательного или иного учреждения в причинении вреда несовершеннолетнему во время нахождения его под надзором данного учреждения.

                По требованиям о возмещении вреда, заявленным в соответствии со ст. 1073 ГК РФ, родителями несовершеннолетнего суд обязан привлечь к участию в деле в качестве соответчика образовательное (или иное) учреждение, в стенах или на территории которого несовершеннолетний находился в момент причинения им вреда.

Читайте также:  Еще раз немного об амнистии

                Рассмотрим на примере следующую ситуацию.

                Е.М., действующая в интересах несовершеннолетнего сына Е.И., обратилась в суд с иском к семье М. о компенсации морального вреда, указав, что ее несовершеннолетний сын обучается в муниципальной школе, в которой также учится сын ответчиков – М.С. В один из дней учебного года у здания школы несовершеннолетний М.С. в ходе борьбы с ее сыном упал на него, причинив вред его здоровью.

По данному факту Е.М. обратилась в полицию, сотрудниками которой была проведена проверка и вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетнего сына ответчиков в связи с отсутствием в деянии состава преступления, поскольку причинитель вреда на момент совершения деяния не достиг возраста, с которого допускается привлечение к уголовной ответственности.

                Из акта судебно-медицинского исследования следовало, что при обследовании Е.И. у него выявлено повреждение, которое расценивается как тяжкий вред здоровью. После полученной травмы сын истицы находился на лечении, перенес тяжелую операцию и длительное восстановительное лечение, возникли проблемы психологического характера, в связи с чем понадобилась помощь психолога.

                Е.М. ссылалась на то, что действиями несовершеннолетнего М.С. ее сыну причинен моральный вред (физические и нравственные страдания), просила на основании положений ст. 1073 ГК РФ взыскать с родителей несовершеннолетнего компенсацию морального вреда в размере 300 000 руб.

                В судебном заседании было установлено, что в досудебном порядке родители М.С. выдали истице расписку, согласно которой обязались в добровольном порядке возместить причиненный вред в размере 100 тыс. рублей. От указанной суммы ими было передано Е.М.

30 тыс. рублей, оставшуюся часть ответчики выплачивать отказались, указав, что ответственность должна нести администрация школы, не обеспечившая надлежащий контроль за поведением детей, т. к. драка произошла на территории образовательного учреждения в учебное время.

                Решением суда первой инстанции с семьи М. в солидарном порядке взыскана компенсация морального вреда в размере 70 тыс. рублей. Апелляционным определением решение районного суда изменено в части, в пользу истицы в счет компенсации морального вреда с каждого из родителей М.С. взыскано по 35 тыс. рублей.

                Ответчики не согласились с судебными постановлениями и обратились с кассационной жалобой.

                Отменяя состоявшиеся по делу судебные постановления, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации указала следующее.

                В силу положений Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» образовательная организация обязана осуществлять свою деятельность в соответствии с законодательством об образовании, в том числе создавать безопасные условия обучения, воспитания обучающихся, присмотра и ухода за обучающимися, их содержания в соответствии с установленными нормами, обеспечивающими жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации (п. 2 ч. 6 ст. 28). Образовательная организация несет ответственность в установленном законодательством Российской Федерации порядке за невыполнение или ненадлежащее выполнение функций, отнесенных к ее компетенции, а также за жизнь и здоровье обучающихся, работников образовательной организации (ч. 7 ст. 28 названного выше федерального закона).

                Приказом Министерства образования и науки Российской Федерации от 11.05.2016 № 536 утверждены Особенности режима рабочего времени и времени отдыха педагогических и иных работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность.

                В соответствии с п. 2.

3 Особенностей режима рабочего времени и времени отдыха педагогических и иных работников организаций, осуществляющих образовательную деятельность, при составлении графика дежурств в организации работников, ведущих преподавательскую работу, в период проведения занятий, до их начала и после окончания занятий, учитываются сменность работы организации, режим рабочего времени каждого работника, ведущего преподавательскую работу, в соответствии с расписанием занятий, общим планом мероприятий, а также другие особенности работы, с тем чтобы не допускать случаев длительного дежурства работников, ведущих преподавательскую работу, и дежурства в дни, когда учебная (тренировочная) нагрузка отсутствует или незначительна. В дни работы сотрудники, ведущие преподавательскую деятельность, привлекаются к дежурству в организации не ранее чем за 20 минут до начала занятий и не позднее 20 минут после окончания их последнего занятия.

                В абзаце третьем п. 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26.01.

2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» разъяснено, что в случае причинения вреда малолетним (в том числе и самому себе) в период его временного нахождения в образовательной организации (например, в детском саду, общеобразовательной школе, гимназии, лицее), медицинской организации (например, в больнице, санатории) или иной организации, осуществлявших за ним в этот период надзор, либо у лица, осуществлявшего надзор за ним на основании договора, эти организации или лицо обязаны возместить причиненный малолетним вред, если не докажут, что он возник не по их вине при осуществлении надзора.

                В п. 16 названного постановления указано, что родители (усыновители), опекуны, попечители, а также организация для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в которую несовершеннолетний был помещен под надзор, отвечают в соответствии с пп. 1 и 2 ст. 1073, п.

2 ст. 1074 ГК РФ за вред, причиненный несовершеннолетним, если с их стороны имело место безответственное отношение к его воспитанию и неосуществление должного надзора за ним (попустительство или поощрение озорства, хулиганских и иных противоправных действий, отсутствие к нему внимания и т. п.).

                Образовательные, медицинские и иные организации, где малолетний временно находился, а также лица, осуществляющие над ним надзор на основании договора (п. 3 ст. 1073 ГК РФ), отвечают только за неосуществление должного надзора за малолетним в момент причинения им вреда.

                При предъявлении требований о возмещении вреда, причиненного малолетним в период его временного нахождения под надзором образовательной, медицинской или иной организации либо лица, осуществляющего над ним надзор на основании договора, суды должны учитывать, что пределы ответственности родителей (усыновителей), опекунов, попечителей, организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также образовательных, медицинских и иных организаций либо лица, осуществляющего над малолетним надзор на основании договора, на которых в силу ст. 1073 ГК РФ может быть возложена обязанность по возмещению вреда, различны.

                Из приведенных нормативных положений и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации следует, что образовательная организация, где несовершеннолетний (малолетний) временно находился, отвечает за вред, причиненный несовершеннолетним, если она не осуществляла должный надзор за ним в момент причинения вреда. Обязанность по надлежащему надзору за несовершеннолетними должна осуществляться образовательной организацией не только во время пребывания малолетнего в стенах образовательного учреждения, но и на его территории, закрепленной за этим учреждением в установленном порядке. Если малолетний причинил вред, находясь под надзором образовательного учреждения, то это образовательное учреждение предполагается виновным в причинении вреда и обязано возместить вред, если не докажет, что вред возник не по его вине.

                Применительно к спорным отношениям в соответствии с действующим правовым регулированием школа должна была доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда малолетнему учащемуся Е.И., находившемуся на территории школы непосредственно после окончания занятий (не позднее 20 минут).

                Однако в данном деле суды первой и апелляционной инстанций неправильно истолковали и применили к спорным отношениям нормы материального права, вследствие чего пришли к ошибочному выводу о том, что малолетние дети выбыли из-под контроля образовательного учреждения, в связи с чем школа не может нести гражданско-правовую ответственность за совершенные М.С. действия.

                Рассматривая иск Е.М.

, суды исходили из того, что причинение вреда ее малолетнему сыну произошло после окончания уроков и завершения учебного процесса, каких-либо школьных мероприятий на территории участка, находящегося в пользовании школы, не проводилось, а администрацией учебного заведения не принимались обязательства в отношении учащихся по их сопровождению до дома после окончания учебного времени и контроля за их поведением либо иные обязательства по передаче учащихся их родителям.

                Между тем образовательные и иные организации, где малолетний временно находился, в силу п. 3 ст.

1073 ГК РФ отвечают за неосуществление должного надзора за малолетним в момент причинения им вреда, и такой надзор должен осуществляться в течение всего периода нахождения малолетних в образовательном учреждении, в том числе и на закрепленной за образовательным учреждением территории.

                Судебные инстанции не учли, что несовершеннолетним М.С. вред несовершеннолетнему Е.И. был причинен на территории школы непосредственно после окончания учебных занятий, то есть в период, когда несовершеннолетние должны находиться под надзором образовательного учреждения, и, соответственно, к спорным отношениям подлежат применению положения п. 3 ст. 1073 ГК РФ.

                Учитывая, что суды первой и апелляционной инстанций не привлекли школу к участию в деле, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации судебные акты отменила, гражданское дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

                ТАТЬЯНА ДОСЬКОВА, ПРОКУРОР ОТДЕЛА ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРОВ В ГРАЖДАНСКОМ И АРБИТРАЖНОМ ПРОЦЕССЕ ПРОКУРАТУРЫ ХАБАРОВСКОГО КРАЯ

              Источник публикации: информационный ежемесячник «Верное  решение» выпуск № 04 (210) дата выхода от 22.05.2020.

Похищение ребенка вторым родителем: «слабое звено» закона

Как показывает практика, наличие вступившего в силу решения суда о месте жительства ребенка с одним из родителей после расторжения брака не гарантирует его исполнение вторым родителем. Предусмотренные российским законодательством механизмы реализации родителями их прав после определения судом места жительства ребенка (детей) и порядка общения с ним (ними), на мой взгляд, неэффективны. 

Приведу пример. Суд определил место жительства детей с матерью и установил порядок общения отца с детьми.

Однако отец после встречи с детьми не вернул их, а увез в неизвестном направлении (в соседний дом, в другой город, а может быть, и в другую страну – мать об этом не знает).

Сразу обозначу, что не разделяю ситуацию по гендерному признаку, поскольку в ней может оказаться любой из родителей.

Такие действия по смыслу схожи с самоуправством (ст. 330 УК РФ) и похищением человека (ст. 126 УК РФ). Однако мне не удалось найти ни одного приговора по обвинению в деянии, предусмотренном ст. 126 УК РФ, в отношении родителей ребенка. По ст.

Читайте также:  Верните машину: как доказать что вы – добросовестный покупатель

330 я отыскал лишь один приговор мирового судьи от 2013 г.! С момента введения в КоАП РФ ст. 5.35 «Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних» практика привлечения родителя за самоуправство по ст.

330 УК РФ была, можно сказать, «похоронена».

Привлечь к уголовной ответственности не лишенного родительских прав гражданина за похищение его собственного ребенка в России невозможно, поскольку родители имеют равные права на определение местонахождения детей.

Согласно диспозиции ч. 2 ст. 5.35 КоАП РФ нарушения, допускаемые родителями или законными представителями, могут выражаться в различных формах.

Во-первых, это нарушение права ребенка на общение с обоими родителями или близкими родственниками, предусмотренного ст. 55 Семейного кодекса РФ.

Стоит отметить, что поставлено очень важное условие: такое общение не должно противоречить интересам детей. Можно предположить, что их интересы суд учел при определении места жительства и порядка общения.

Но ситуация может измениться, и кто тогда определит, в интересах ребенка его общение со вторым родителем, бабушкой и другими родственниками или нет?

Во-вторых, намеренное сокрытие места нахождения детей помимо их воли. Согласно п. 1 ст. 65 СК РФ родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. В соответствии со ст.

57 Кодекса учет мнения ребенка обязателен – за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. По некоторым вопросам органы опеки или суд принимают решение только с согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет.

Анализ законодательства позволяет прийти к выводу, что желание ребенка не является обязательным для суда при определении места жительства, дееспособность ребенка ограничена.

В-третьих, неисполнение судебного решения об определении места жительства и порядке осуществления родительских прав, а также иное воспрепятствование реализации родителями прав на воспитание и образование несовершеннолетних и защите их прав и интересов.

Фактически второй родитель полностью исключается из процесса воспитания и общения с ребенком, лишается возможности отстаивать его интересы наилучшим образом. Грубо нарушаются и самостоятельные права ребенка, предусмотренные СК РФ.

Последствия таких действий порой невозможно оценить в денежном эквиваленте и восполнить позднее.

Ребенок в силу возраста, под воздействием психологического давления попросту может забыть второго родителя или думать, что тот его бросил, предал, и к моменту, когда местонахождение ребенка будет установлено, не захочет общаться со вторым родителем.

Затраты на юридические процедуры, связанные с восстановлением нарушенного права и розыском ребенка, колоссальные и ложатся тяжким грузом на плечи пострадавшей стороны. В случае вывоза ребенка в другое государство сумма может измеряться сотнями тысяч, а то и миллионами рублей.

Производство по делам о правонарушениях, предусмотренных ст. 5.35 КоАП РФ, возбуждается должностным лицом ФССП России.

Процедура привлечения лица к административной ответственности имеет ряд формальных особенностей и подробно регламентирована (см. Методические рекомендации о порядке применения частей 2 и 3 статьи 5.

35 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, утвержденные ФССП РФ 29 сентября 2011 г. № 04-15).

Исходя из собственной адвокатской практики, отмечу, что сроки рассмотрения дела об административном правонарушении и вступления решения в силу могут растянуться до полугода и более, а в результате нарушитель оплатит штраф в 3000 руб. или подвергнется административному аресту на пять суток. Однако это еще не означает, что ребенок будет возвращен законному опекуну.

В качестве наказания за перечисленные действия санкцией ст. 5.35 КоАП РФ установлен штраф от 2000 до 3000 руб. За повторное совершение правонарушения, предусмотренного ч. 2 названной статьи, штраф составит от 4000 до 5000 руб. или виновный может быть подвергнут административному аресту на срок до пяти суток.

Столь незначительное наказание, полагаю, объективно не соответствует социальной опасности описанных деяний и их последствиям.

Реальное исполнение решения суда в рамках исполнительного производства также не всегда возможно, поскольку приставы не вправе без разрешения собственника входить в жилище, где предположительно может удерживаться ребенок. А в ситуации, когда ребенок находится не на территории России, приставы попросту бессильны.

Стоит обратить внимание на наличие такого механизма, как запрет на выезд за границу. С 12 июня 2019 г. один из родителей вправе заявить о несогласии на выезд несовершеннолетнего ребенка из России.

В таком случае вопрос о возможности его выезда разрешается в судебном порядке (ст. 21 Федерального закона от 15 августа 1996 г. № 114-ФЗ; п.

1 Порядка подачи, рассмотрения и ведения учета заявлений о несогласии на выезд из Российской Федерации несовершеннолетнего гражданина Российской Федерации – приложение к Приказу МВД России от 11 февраля 2019 г. № 62).

Казалось бы, все просто: если родители не могут прийти к согласию в отношении места проживания ребенка, причем один из родителей опасается, что ребенка могут вывезти за пределы страны, он вправе написать заявление в подразделение по вопросам миграции территориального органа МВД России и быть спокойным. Однако, как показывает практика, внесение сведений об ограничении на выезд ребенка в ведомственный сегмент МВД России системы «Мир» не работает, поскольку существует возможность, несмотря на запрет МВД, беспрепятственно выехать с ребенком за рубеж через Республику Беларусь. 

Подробнее остановлюсь на случаях, когда ребенок был вывезен за границу без ведома другого родителя. Международное законодательство содержит определение похищения ребенка и предусматривает за это ответственность, в том числе уголовную.

Так, если страна, куда вывезен ребенок, является участницей Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения (Гаага, 25 октября 1980 г., далее – Гаагская конвенция), например ФРГ или Финляндия, то перемещение или удержание ребенка рассматриваются как незаконные, если:

  • они осуществляются с нарушением прав опеки, которыми были наделены лицо, учреждение или иная организация (совместно или индивидуально) в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удержания; 
  • во время перемещения или удержания эти права эффективно осуществлялись (совместно или индивидуально) или осуществлялись бы, если бы не произошло перемещения или удержания ребенка.

Требование о возврате ребенка ограничено его 16-летним возрастом, срок проживания в другой стране не должен превышать год, а также есть и другие ограничения, предусмотренные ст. 12, 13 и 20 Гаагской конвенции.

Практика по возврату детей, незаконно вывезенных из России в страны – участницы Гаагской конвенции, существует, как и практика возврата из РФ (см., например постановление ЕСПЧ от 26 ноября 2013 г. по делу «Ушаков против России»).

Гораздо сложнее обстоит дело, если ребенок был вывезен в США – страну, для которой европейские конвенции не являются обязательными к исполнению. Согласно ч. 2 ст. VI Конституции США 1787 г.

статус «верховного права страны» приобретают только международные договоры, ратифицированные в «надлежащем порядке».

Поскольку США не ратифицировали ни Гаагскую конвенцию, ни Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, добиваться правды приходится по внутренним законам государства.

Когда США избирались в совет ООН по правам человека, то обещали присоединиться к Конвенции ООН о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. и Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18 декабря 1979 г., однако этого так и не случилось. Стоит отметить, что участниками Конвенции о правах ребенка являются все (193) государства – члены ООН, кроме США и Южного Судана.

ЕСПЧ поставил точку в деле по жалобе на «Закон Димы Яковлева»В течение полугода российские власти должны представить план действий по исполнению решения Суда

Практика насчитывает огромное количество случаев, когда дети – граждане РФ, по разным причинам вывезенные в США (например, усыновленные или похищенные одним из родителей), оказывались в новых семьях и подвергались различным формам насилия. Констатировались и совершенно вопиющие случаи – такие, в частности, как «дело Димы Яковлева».

Все базовые принципы и гарантии защиты детей, которыми руководствуются страны – участницы европейских конвенций, в США не работают, поскольку в каждом штате законодательство и судебная практика могут существенно различаться, а в законодательствах отдельных штатов международные договоры не учитываются.

В случае если похищенный ребенок находится на территории США больше года, шансы вернуть его в Россию практически равны нулю.

Между тем права детей – граждан США в Штатах отстаивают до конца, и похищение ребенка одним из родителей карается по всей строгости.

В качестве примера можно привести дело россиянки Богданы Осиповой (Мобли), которую Федеральный суд США в Канзасе приговорил к 7 годам тюрьмы за то, что она «похитила» собственных детей и вывезла в Россию.

В настоящее время женщина отбывает наказание в американской тюрьме, а дети находятся в РФ.

Решение российского суда, который определил место жительства детей с матерью и установил алиментные обязательства, суд США не учел и, в свою очередь, принял решение, что оба ребенка должны жить с отцом в США.

Другой пример касается еще одной россиянки, актрисы Ирины Усок, которая подозревается властями США в воспрепятствовании праву отца на опеку, а также в похищении собственного ребенка.

Заявления отца ребенка о похищении оказалось достаточно для возбуждения уголовного дела и заключения женщины под стражу.

В настоящее время она освобождена из-под стражи до судебного разбирательства, так как вернула дочь в США и передала отцу.

Таким образом, проблема незаконного вывоза из России детей одним из родителей в отсутствие разрешения другого родителя весьма актуальна. Меры защиты, предусмотренные российским законодательством, не работают; права и интересы детей зачастую не соблюдаются.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *