Ответственность публично-правовых образований



В работе рассмотрены наиболее актуальные аспекты гражданско-правовой ответственности публично-правовых образований, в том числе в контексте обоснования тех условий ответственности по договорным обязательствам с участием публично-правовых субъектов, которые фактически сужают ответственность данной группы субъектов.

Ключевые слова: публично-правовые образования, гражданско-правовая ответственность, договорная ответственность

Значение понятия «публично-правовые образования» в действующем российском законодательстве не закреплено, однако оно основательно закрепилось в правоприменительной практике, а также в науке в трактовке обозначения таких субъектов гражданского права, как Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, от имени которых в этих отношениях выступают соответственно органы государственной власти и органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (ст. 125 ГК РФ) [1].

Указанные органы публичной власти, реализуя присущие им публично-правовые функции, всё больше принимают участие в экономических и, как следствие, в гражданско-правовых отношениях.

Учитывая, что органы публичной власти создаются для достижения строго определенных целей, их участие в гражданских правоотношениях обусловлено, прежде всего, достижением этих целей и является следствием объективной необходимости.

При этом, законодатель в целях стабильности гражданского оборота, соблюдения принципов законности и справедливости, баланса частных и публичных интересов, в рамках правового регулирования закрепил специальный характер гражданской правоспособности публично-правовых субъектов.

С одной стороны, рассматриваемые субъекты, являясь носителями публичной власти, вступают в сферу гражданско-правовых отношений на равных началах с иными участниками — гражданами и юридическими лицами (п. 1 ст. 124 ГК РФ).

К ним также применяются нормы гражданского законодательства о юридических лицах, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов (п. 2 ст. 124 ГК РФ).

Однако, несмотря на признание государства, муниципальных образований и их органов субъектами гражданско-правовых отношений, вышеуказанное «иное» предусмотрено самим законом, а также обусловлено особенным статусом указанных субъектов в отличие от других субъектов гражданских правоотношений.

Соответствующая правовая позиция была также подтверждена Конституционным Судом Российской Федерации [2].

Суд истолковал, что указание в статье 124 Гражданского кодекса Российской Федерации «на особенности публично-правовых образований, в силу которых к ним могут не быть применимы положения, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, означает, прежде всего, что в гражданском законодательстве имеются специальные нормы, регулирующие участие данных субъектов в гражданских правоотношениях, а также правовые нормы о юридических лицах, которые неприменимы к государству, государственным и муниципальным образованиям (например, нормы, относящиеся к образованию юридического лица, его учредительным документам, реорганизации юридического лица и т. д.) в силу специфики последних, которая в основном проистекает из особой организации институтов публичной власти».

Таким образом, публично-правовые образования, выступая в гражданском обороте на равных началах с прочими субъектами гражданского права, являясь равноправными участниками гражданских правоотношений, обладают определенными особенностями, которые проявляются, более всего, в сфере их юридической ответственности.

Прежде всего, эта особенность проявляется в нормировании условий наступления гражданско-правовой ответственности субъектов публичной власти.

Российская Федерация, субъект Российской Федерации, муниципальное образование несут ответственность по своим обязательствам в случае их ненадлежащего исполнения на основании положений статьи 126 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом законодатель установил пределы гражданско-правовой ответственности указанных субъектов.

Во-первых, они отвечают по своим обязательствам принадлежащим им на праве собственности имуществом, кроме имущества, которое закреплено за созданными ими юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или оперативного управления, а также имущества, которое может находиться только в государственной или муниципальной собственности (п. 1 ст. 126 ГК РФ).

Во-вторых, созданные юридические лица не отвечают по обязательствам Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, а последние, в свою очередь, не отвечают по обязательствам созданных ими юридических лиц.

Кроме того, пределы ответственности также установлены относительно самих публично-правовых образований: Российская Федерация не отвечает по обязательствам субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, в свою очередь, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования не отвечают по обязательствам Российской Федерации и по обязательствам друг друга (п. 4, 5 ст. 126 ГК РФ).

Как указывалось, учитывая, что правоспособность рассматриваемых субъектов гражданского права носит целевой характер, следовательно, и характер их ответственности в гражданских правоотношениях определяется их правоспособностью.

В чем это выражается? Прежде всего, в том, что по общим правилам возмещение происходит за счет соответствующего бюджета (федерального, субъекта РФ, муниципального).

И здесь в рассматриваемый механизм включается публичное право в части бюджетного регулирования, согласно которому обеспечение бюджетных обязательств, будь то учреждений (государственных, муниципальных), будь то органов публичной власти (согласно п. 11 ст.

161 БК РФ по статусу приравниваются друг к другу как субъекты бюджетных правоотношений), осуществляется за счет средств соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации в пределах доведенных лимитов (бюджетной сметы) [3].

Вместе с тем, неисполнение учреждением денежного обязательства в рамках ответственности ввиду превышения доведенных до него лимитов, не является основанием для неудовлетворения требований контрагента о взыскании задолженности при принятии учреждением обязательств сверх лимитов, пока соответствующая сделка не оспорена и не признана судом недействительной (ст. 168 ГК РФ). В противном случае, при недостаточности у учреждения денежных средств для исполнения указанных обязательств собственник его имущества (публично-правовое образование) несет субсидиарную ответственность по данным обязательствам.

Кроме того, ответственность учреждения, в зависимости от вида — казенное, бюджетное, автономное, по своим обязательствам имеет свои особенности. У последних двух «повышенная» имущественная ответственность, и только по обязательствам, связанным с причинением вреда гражданам, наступает субсидиарная ответственность у собственника имущества.

Федеральный законодатель, таким образом, усовершенствовал институт ответственности учреждений посредством возложения субсидиарной ответственности на собственника имущества автономного и бюджетного учреждения в случаях причинения вреда гражданам, установив тем самым дополнительные гарантии прав последних как более слабой стороны в правоотношениях с участием учреждений.

Вместе с тем, законодателем установлен иммунитет бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, который предусматривает, что обращение взыскания на средства бюджета публично-правового образования осуществляется только на основании судебного акта. Этот особый порядок характеризует абсолютно все случаи ответственности публично-правовых образований, в том числе по исполнению обязательств в натуре.

Таким образом, специфика оснований наступления гражданско-правовой ответственности публично-правовых образований предопределена его публично-правовым статусом.

Законодательство содержит специальные правила об ответственности публично-правовых образований за убытки, причиненные вследствие реализации им властных полномочий.

В соответствии с действующим ГК РФ в случае причинения неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств убытков кредитору, должник их обязан возместить — в этом заключается сущность договорной ответственности (п. 1 ст. 393 ГК РФ).

Следовательно, в случае, если государственные органы и органы местного самоуправления в обязательстве выступают на стороне обязанной стороны, то на них также возлагается обязанность возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением договорного обязательства.

При этом, как показывает практика, наиболее распространенной мерой договорной ответственности по обязательствам с участием указанных субъектов является именно требование о возмещении убытков.

  • Статья 16 Гражданского кодекса Российской Федерации содержит специальную норму о возмещении убытков в случаях, если таковые причинены в результате незаконных действий (бездействия) органов публичной власти и их должностных лиц, в том числе, в результате издания ими незаконных актов (должны быть признаны таковыми в судебном порядке).
  • Таким образом, с учетом общих условий гражданско-правовой ответственности, уточнены основания возникновения права на возмещение таких убытков публично-правовыми образованиями.
  • В данном случае противоправность поведения нарушителя при наступлении гражданско-правовой ответственности выражается в незаконности актов, действий или бездействия органов публичной власти (должностных лиц) при осуществлении ими своих задач и функций.

Следует отметить, что должником в рассматриваемом обязательстве является публично-правовое образование, а не вышеуказанные органы либо их должностные лица. Взыскания осуществляются за счет казны соответствующего публично-правового образования, а не с государственного или муниципального органа, и уж тем более не с должностного лица.

При этом недопустимо ограничение источников взыскания, т. е. только за счет средств бюджета, поскольку такое ограничение противоречит статьям 126, 214, 215 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В данном случае действует общее правило об ответственности публично-правового образования всем принадлежащим ему на праве собственности имуществом, составляющего казну.

Читайте также:  ГД не разрешит приобщать видеозаписи, как доказательства в уголовных и гражданских делах

Коротко отметим, что правонарушение, выраженное в неисполнении или ненадлежащем исполнении органами публичной власти своих договорных обязательств, влечет возмещение убытков при условии наступления ответственности. Под ними понимаются обстоятельства, которые необходимы для возложения ответственности при нарушении обязательств [4].

  1. К условиям возмещения убытков государственных органов и органов местного самоуправления относятся:
  2. ‒ противоправный характер действия (бездействия) указанных органов;
  3. ‒ наличие у контрагента вреда или убытков;
  4. ‒ причинно-следственная связь между противоправным деянием государственного органа и органа местного самоуправления как правонарушителя и наступившими вредоносными последствиями;
  5. ‒ вина органа как правонарушителя.
  6. Отсутствие одного из перечисленных условий исключает возмещение убытков исследуемыми субъектами.

Наибольший интерес с точки зрения развития правового государства вызывает статья 16.1 ГК РФ, устанавливающая ответственность публично-правовых субъектов в случае причинения ущерба правомерными действиями (бездействием) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц.

То есть, на сегодняшний день законодатель допускает возможность возмещения ущерба и в случае правомерных действий указанных лиц. В данном случае ответственность носит компенсационный характер, в отличие от ответственности публично-правовых образований, предусмотренной статьей 16 ГК РФ, которая носит больше охранительную функцию.

Вместе с тем, чтобы это работало на практике, необходимо наличие нескольких условий.

Во-первых, в иных законах, на которые ссылается данная норма, должны быть закреплены случаи и порядок возмещения такого ущерба (например, убытки при изъятии земельных участков у собственников) [5].

Во-вторых, должен существовать реально функционирующий механизм привлечения публично-правовых образований к ответственности в рассматриваемой ситуации.

Только при наличии этих условий возможна компенсация ущерба, причиненного правомерными действиями государственных органов и органов местного самоуправления, что, безусловно, окажет положительное влияние на всех участников гражданских правоотношений, в том числе и на деловое сообщество в целом.

С точки зрения же самих субъектов граждански-правовой ответственности рассматриваемая норма обязывает к тому, что любое управленческое решение должно приниматься крайне взвешенно и экономически просчитано, причем не только органами власти, но и другими лицами, которым делегированы властные полномочия.

  • Таким образом, учитывая вышеизложенное, можно сказать, что возмещение государством убытков есть форма выравнивания правового положения участников гражданского оборота, правоотношений, «осложненных» публично-правовым элементом, что обусловлено таким базовым принципом гражданского права, как принцип равенства участников гражданских правоотношений.
  • Применительно к договорной ответственности публично-правовых образований обосновано, что: во-первых, такая ответственность носит ограниченный характер, что, в известной степени, противоречит существу гражданско-правовой ответственности, поскольку публично-правовым образованиям предоставлены определенные преимущества и льготы, отсутствующие у других участников гражданского оборота; во-вторых, она по сути — гражданско-правовая, а по механизму ее применения носит многоотраслевой характер, поскольку при ее наступлении применяются нормы, как частного, так и публичного права (бюджетное регулирование).
  • Однако установление законодателем некоторого отступления от принципа равенства в гражданских правоотношениях, одной из сторон в которых является публично-правовое образование, возможно оправданно необходимостью наиболее эффективной реализации государственных и муниципальных нужд.
  • Литература:
  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федеральный закон от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ: по сост. на 29.07.2017 // Собрание законодательства Российской Федерации. — 1994. — № 32. — Ст. 3301.

Ответственность публично-правовых образований

ГК содержит специальные основания наступления ответственности государства: ст. 16 ГК предусматривает возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления, а ст. 1070 ГК — ответственность за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Публично-правовые образования в ряде случаев становятся субъектами субсидиарной ответственности: по долгам юридического лица в случае банкротства (п. 3 ст. 56 ГК), по долгам казенного предприятия (п. 5 ст.

115 ГК), по долгам учреждения (п. 2 ст. 120 ГК); а также субъектами ответственности — в случае принятия на себя гарантии (поручительства) (п. 6 ст. 126 ГК). В установленных законом случаях они отвечают по долгам наследодателя (ст.

1175 ГК, п. 3 ст. 1151 ГК).

Особенность наступления ответственности публично-правовых образований во всех без исключения случаях состоит в том, что в силу прямых указаний закона они несут ответственность за счет казны, и при предъявлении гражданином или юридическим лицом требования о возмещении убытков ответчиком по такому требованию признаются Российская Федерация или иное публично-правовое образование в лице соответствующего финансового либо иного уполномоченного органа.

Специфика оснований наступления гражданско-правовой ответственности Российской Федерации, предопределенная ее публично-правовым статусом, проявляется в установлении норм об ответственности государства за действия его органов и должностных лиц (ст. 16 ГК).

Право на возмещение вреда, причиненного государством, является одним из конституционных принципов, реализация которого осуществляется с использованием гражданско-правовых институтов.

Несмотря на то, что такая ответственность наступает в результате нарушения государственными органами (и их должностными лицами) норм публичного законодательства, предусматривающих обязанности государственных органов и должностных лиц, она имеет гражданско-правовую природу в силу того, что 1) носит компенсационный, а не карательный характер; 2) является имущественной; 3) взыскивается в пользу потерпевшего; 4) при определении размера ответственности используются гражданско-правовые понятия вреда и убытков; 5) нормы об ответственности содержатся в тексте ГК, что явно свидетельствует о мнении законодателя относительно отраслевой принадлежности упомянутых норм; 6) в качестве процессуальной формы принудительного взыскания используется гражданский (арбитражный) процесс.

Необходимо подчеркнуть, что именно частноправовой инструментарий (понятие материального и морального вреда; понятие убытков; порядок доказательства размера ущерба; круг лиц, имеющих право на компенсацию; гражданское и арбитражное судопроизводство как процессуальный порядок реализации права на возмещение убытков) является в этом случае единственно приемлемым.

В состав правонарушения, являющегося основанием деликтной ответственности Российской Федерации, включаются общие и специальные условия ответственности; при этом специальными следует считать условия, относящиеся к правовому статусу причинителя вреда и характеру его деятельности (публично-правовой).

Ст.

1070 ГК предусматривает особый случай, специальный вид ответственности Российской Федерации за вред, причиненный при осуществлении властной деятельности — ответственность государства за вред, причиненный правоохранительными органами и судами, т. к. эти институты обладают известным единством, поскольку отправление правосудия и административное управление – формы проявления одной и той же правительственной (публичной) власти.

Цивилистические конструкции с участием публичных субъектов (в частности, в вопросах ответственности) находятся в определенной зависимости от публичной составляющей.

К публично-правовым субъектам в силу значительных особенностей их гражданско-правового статуса не могут во всех случаях применяться общие правила.

Решение спорных вопросов по данному предмету лежит, прежде всего, в плоскости установления оптимального соотношения публичных и частноправовых начал. Яркой иллюстрацией этому служит сфера принудительного исполнения судебных решений по искам к Российской Федерации.

Публично-правовые образования отвечают по своим обязательствам (ст.126 ГК) всем принадлежащим им имуществом, кроме закрепленного за юридическими лицами на праве хозяйственного ведения и праве оперативного управления.

В соответствии со ст.

214 ГК средства соответствующего бюджета и иное государственное имущество, не закрепленное за государственными предприятиями и учреждениями, составляют государственную казну Российской Федерации, казну республики в составе Российской Федерации, казну края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа. Необходимо особо отметить, что часть имущества, составляющего казну — средства соответствующих бюджетов, — обладают значительными особенностями правового режима.

Правовой режим, в рамках которого функционирует часть казны, именуемая бюджетом, установлен нормами как гражданского, так и публичного (бюджетного) законодательства.

Это влечет необходимость при применении гражданско-правовых норм учитывать особенности публичных субъектов, установленные, в частности, бюджетным законодательством, а при формировании и исполнении бюджета – наличие у публичных субъектов гражданских прав и обязанностей.

 Федеральный законодатель, имея в виду это обстоятельство, установил в отношении публичных субъектов особый порядок исполнения судебных решений, предусматривающий определенные изъятия из общего правила исполнительного производства.

Особый порядок обращения взыскания на средства казны в силу прямого указания закона распространяется на средства бюджета.

Непосредственно в Бюджетном кодексе РФ закреплена норма, на основании которой обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ службой судебных приставов-исполнителей не производится.

В данном случае оно производится в рамках особых правил, установленных Бюджетным кодексом РФ и продиктованных закрепленным бюджетным законодательством принципом иммунитета бюджетов, которые предусматривают добровольно исполнение требований исполнительных документов в течение трех месяцев (ст. 242.2 БК).

Читайте также:  Мой сын инвалид 2 группы. стаж 8 лет. Врачи в Самарской психбольнице говорили, что он может работать по специальности. но когда стал проходить медкомиссию, врач - психиатр в поликлинике по месту жительства не подписал справку. Как быть?

Законодатель не пошел по пути принятия отдельного акта, регулирующего особенности упомянутой процедуры, а включил соответствующие нормы в текст Бюджетного кодекса РФ. Подобный подход позволяет обеспечить комплексность и единообразие регулирования бюджетных процедур.

Следует, однако, отметить: закрепив описанную выше процедуру, законодатель должен принимать во внимание, что судебные акты необходимо исполнять, а Конституция РФ гарантирует государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина (ст. 45, ч. 1; ст. 46, ч. 1 и 2 Конституции РФ).

  • В рамках реализации системы законодательных гарантий, предоставляемых участникам гражданских правоотношений, Российская Федерация должна обеспечить соблюдение прав и законных интересов своих контрагентов, в частности путем установления в законодательстве о бюджетном процессе правил, гарантирующих добровольное исполнение в установленный срок судебных актов, предусматривающих взыскание средств за счет денежных средств бюджетной системы РФ.
  • В интересах защиты прав взыскателей по искам к Российской Федерации в случае неисполнения решения в добровольном порядке, установленном бюджетным законодательством, должен применяться общий принудительный порядок исполнения судебных решений за счет иного (нераспределенного) имущества казны.
  • ЛИТЕРАТУРА:

Андреев Ю.Н. Участие государства в гражданско-правовых отношениях. — СПб.: Юрид. центр «Пресс», 2005.

Голубцов В.Г. Гражданско-правовой статус государства и муниципальных образований в Российской Федерации. – М.: Изд-во «Палеотип», 2006.

Голубцов В.Г. Сочетание публичных и частных начал в регулировании вещных отношений с участием государства. – 2-е изд., испр. и доп. – СПб.: Юрид. центр «Пресс», 2005.

Кутафин О.Е. Субъекты конституционного права Российской Федерации как юридические и приравненные к ним лица – М.: ТК Велби: Проспект, 2007.

Мозолин В.П. Развитие гражданского законодательства на современном этапе (дискуссионные проблемы) // Журнал российского права. – 2005. – № 7.

Чиркин В.Е. Юридическое лицо публичного права. – М.: Норма, 2007.

Публично-правовые образования как субъект ответственности в корпоративных отношениях — Муниципалитет: экономика и управление

В процессе реформы гражданского законодательства корпоративные отношения, участниками которых могут быть Россия, субъекты РФ и муниципальные образования, на легальном уровне стали неотъемлемой частью предмета гражданского права [1].

 Вместе с тем, не до конца понятен статус публично-правовых образований  как участников корпоративных отношений. В частности, неоднозначно толкуется  их гражданско-правовой статус в контексте новеллы ст. 53.

1 ГК РФ,  повествующей об ответственности лица, уполномоченного выступать от имени юридического лица, членов коллегиальных органов юридического лица и лиц, определяющих действия юридического лица.

Будучи носителями властных полномочий — государство, субъекты федерации, муниципальные образования выступают регуляторами  экономических процессов социума, и преследуют,  в первую очередь публичный интерес.

С другой стороны, согласно п. 1 ст. 124 ГК РФ в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, они выступают на равных началах с иными участниками этих отношений – физическими и юридическими лицами.

Как пишет Е.А.

Суханов, «особенности правового положения всякого государства обусловлены наличием у него политической власти и государственного суверенитета, в силу которых оно само регулирует различные, в том числе имущественные, отношения, устанавливая в качестве общеобязательных как правила поведения для всех участников, так и порядок разбирательства их возможных споров» [2, с. 374]. Тем самым, государство выполняет одну из регулятивных функций в экономическом пространстве.

В юридической литературе определение публичного интереса всегда было затруднительным. В качестве примеров деятельности в интересах государства и общества можно обратиться к формулировке п. 5 ст. 2 Федерального закона от 03.07.

2016 № 236-ФЗ «О публично-правовых компаниях в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [3], в которой к целям подобной деятельности отнесены, в том числе,  управление государственным имуществом, обеспечение модернизации и инновационного развития экономики, реализация особо важных проектов и государственных программ, в том числе по социально-экономическому развитию регионов, выполнение иных функций и полномочий публично-правового характера.

Согласно ст. 125 ГК РФ публично-правовые образования реализуют свои права и обязанности посредством выступающих от их имени органов государственной власти или местного самоуправления.

Сочетая в себе функции акционера и представителя власти, государственные органы и органы местного самоуправления  заинтересованы в  развитии стратегических отраслей экономики, в обеспечении политической и экономической безопасности, социальных интересов, стабильности имущественного оборота и сохранности государственного и муниципального имущества.

Таким образом, особенностью отношений в сфере управления корпорациями с государственным участием является  дуализм статуса публично-правового образования, или как отмечают  некоторые авторы — двойная правосубъектность.

В юридической литературе по-разному обозначаются лица,  являющиеся представителями интересов публично-правовых образований.

Одни авторы предлагают использовать термин «представители публичных интересов», которыми  могут являться лица, замещающие государственные должности, должности государственной гражданской службы.

Предлагаются и иные термины – «представители интересов РФ», «профессиональные поверенные» и «независимые директора» [4, с. 85].

Институт поверенных — граждан Российской Федерации, представляющих в соответствии с договором интересы государства в органах управления акционерных обществ, часть акций (доли, вклады) которых закреплена в федеральной собственности, появился в российском праве еще в середине 1990-х гг. Однако, в литературе все чаще говорят о неэффективности такого представительства со стороны государственных чиновников [5, с. 11].

Роль поверенных (директоров) не до конца понятна и с позиции правового закрепления. Таких лиц иногда именуют «специальными профессиональными менеджерами, отвечающими квалификационным требованиям и выполняющими функции по повышению эффективности деятельности акционерного общества» [6, с. 34].

По мнению О.А. Макарова, полномочия профессионального поверенного, должны содержаться в договоре с ним [7, с. 25].Добросовестное и разумное осуществление возложенных на него обязанностей и полномочий, отнесенных к компетенции совета директоров – вот основной поведенческий критерий, который должен быть определен в договоре.

Согласно п.

16 Положения об управлении находящимися в федеральной собственности акциями акционерных обществ и использовании специального права на участие Российской Федерации в управлении акционерными обществами («золотой акции»), утвержденного Постановлением Правительства РФ от 03.12.2004 № 738  [8], установлено, что представителями интересов Российской Федерации могут быть лица, замещающие государственные должности, должности государственной службы, а также иные лица.

Безусловно,  государство озабочено профессионализацией деятельности советов директоров корпорации.  Однако правовое регулирование статуса этих лиц по-прежнему является недостаточным. Отсутствует определенность в понимании того, каким критериям должно соответствовать лицо, чтобы претендовать на роль профессионального директора [9, с. 364] .

Важно отметить, что основанием для участия представителя государственных интересов является письменная директива органа исполнительной власти.

В связи с чем, неоднозначным является вопрос о том, могут ли такие представители публично-правовых образований в совете директоров компаний привлекаться к ответственности за убытки, предусмотренные ст. 53.1 ГК РФ наравне с другими участниками и руководителями корпорации.

Вероятно, такая возможность имеется в отношении представителя,  действовавшего в нарушение полученных директив либо действовавшего самостоятельно по вопросам, не входившим в содержание директивы, в случае причинения такими действиями ущерба обществу.

3. Особенности ответственности публично-правовых образований

Публично-правовые
образования не отвечают по долгам друг
друга (ст. 127 ГК РФ).Основания и условия
для привлечения к гражданско-правовой
ответственности публично-правовых
образований:

  • • неправомерное
    поведение, связанное с нарушением
    договора, либо причинением вреда
  • • факт
    причинения вреда либо ущерба
  • • причинно-следственная
    связь между неправомерным поведением
    и наступившим последствием в виде вреда
  • • вина
    презимируется, однако причинитель вреда
    может доказать свою невиновность и в
    этом случае лицо освобождают от
    ответственности
  • • в
    тех случаях когда вред причинен
    неправомерными действиями прокуратуры
    и суда доказывать вину нет необходимости;
    безвиновное возмещение вреда.
  • Особенности
    ответственности публично-правовых
    образований:
  • • публично-правовые
    образования обладают более широкими
    возможностями по компенсации вреда в
    силу наличия казны.
  • • на
    размер, способ, порядок возмещения вреда
    публично-правовое образование может
    повлиять изданием нормативным актов.

Вопрос 33. Понятие «имущества» в гражданском праве. Предприятие, деньги, валютные ценности как объекты гражданских прав

  1. Имущество
    (
    основной
    объект гражданских прав):
  2. 1)
    вещи (включая деньги и ценные бумаги);
  3. 2)
    имущественные права и иное имущество
    (в состав имущества также могут входить
    имущественные обязанности).

  4. Предприятие
    как объект гражданских прав

    (имущественный комплекс, используемый
    для предпринимательской деятельности
    (ст.

    132 ГК)) включает:

  5. 1)
    имущество (вещи и имущественные права)
    (составляющее материальную основу его
    производственной деятельности);
  6. 2)
    определенные исключительные права
    (изобретения и промышленные образцы,
    созданные работниками предприятия;
    права, индивидуализирующие предприятие,
    его продукцию, работы и услуги, фирменное
    наименование, товарный знак, знак
    обслуживания);
  7. 3)
    деловую репутацию (может оцениваться
    на рынке выше остальных компонентов);
  8. 4)
    имущественные обязанности;
  9. 5)
    права и обязанности работников предприятия
    (закрепленные в коллективных соглашениях
    и трудовых договорах).
  10. Предприятие
    как объект гражданских прав

    – комплексный объект (включает
    материальную основу и имущественные
    обязанности, исключительные права,
    личные неимущественные права и трудовые
    права используемой на нем рабочей силы
    сотрудников).
  11. Деньги
    (валюта)

    как объект гражданских прав (являются
    всеобщим товаром; выступают платежным
    средством при расчетах за приобретаемые
    в натуральной форме товары, оказываемые
    услуги и производимые работы; важная
    функция – средство кредита).
  12. Законным
    платежным средством, обязательным к
    приему по нарицательной стоимости,
    выраженной в денежных единицах, на всей
    территории РФ является рубль, состоящий
    из ста копеек.
  13. Платежи
    на территории РФ осуществляются путем
    наличных и безналичных расчетов:
  14. 1)
    наличные деньги (исключительное право
    их выпуска в обращение и изъятия из
    обращения принадлежит Банку России)
    (эмиссия наличных денег осуществляется
    в форме банковских билетов (банкнот)
    Банка России и металлической монеты);

2)
безналичные деньги (в рублевом исчислении
находятся на счетах в банковских и иных
кредитных учреждениях в РФ и за пределами
РФ (на основании соглашения, заключаемого
Правительством и ЦБ с соответствующими
органами иностранного государства об
использовании на территории данного
государства валюты РФ в качестве
законного средства платежа)) (представляют
собой права требования, а не деньги в
смысле ст.140 ГК).

Использование
иностранной валюты, платежных документов
в иностранной валюте на территории РФ
(допускается в исключительных случаях
и на условиях, определяемых законом или
в установленном порядке (Закон РФ от
09.10.1992 «О валютном регулировании и
валютном контроле»)).

  • В
    договорах, заключаемых на территории
    РФ, денежные обязательства должны быть
    выражены в рублях (выражение денежного
    обязательства в рублях – валюта долга)
  • Валюта
    долга остается неизменной до окончания
    срока действия договора независимо от
    изменения стоимости рубля (принцип
    номинализма)) (валютой платежа остается
    сумма долга в рублях по его номинальной
    стоимости, определенной на момент
    заключения договора).
  • Способы
    обеспечения интересов кредиторов при
    инфляции рубля:
  • 1)
    валютная оговорка (в денежном обязательстве
    может быть предусмотрено, что оно
    подлежит опале в рублях в сумме,
    эквивалентной сумме в иностранной
    валюте или в условных денежных единицах)
    (подлежащая уплате сумма в рублях
    определяется по официальному курсу
    валюты на день платежа, если иное не
    установлено законом или соглашением
    сторон);
  • 2)
    индексация валюты долга (сумма,
    выплачиваемая по денежному обязательству
    непосредственно на содержание гражданина
    (возмещение вреда, причиненного здоровью;
    пожизненное содержание) увеличивается
    пропорционально увеличению МРОТ).
  • Валютные
    ценности
    как
    объекты гражданских прав (иностранная
    валюта; внешние ценные бумаги) (ФЗ «О
    валютном регулировании и валютном
    контроле»).
  • Иностранная
    валюта (денежные знаки, монеты, находящиеся
    в обращении и являющиеся законным
    средством наличного платежа на территории
    иностранного государства; средства на
    банковских счетах и в банковских вкладах
    в денежных единицах иностранного
    государства).
  • Внешние
    ценные бумаги (ценные бумаги, не
    относящиеся к внутренним ценным бумагам).
  • Купля-продажа
    иностранной валюты осуществляется
    только через уполномоченные банки.

Валютные
операции между резидентами с внешними
ценными бумагами, выпущенными от имени
РФ, разрешены, при условии, что они
осуществляются через организаторов
торговли на рынке ценных бумаг (на сумму
до 150 тыс. долларов США в течение года
без ограничений).

Особенности имущественной ответственности публично-правовых образований

Закон устанавливает, что Российская Федерации, субъекты РФ, муниципальные образования подобно любому иному субъекту гражданского права несут самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам. Подчеркивается, что они не отвечают по обяза-тельствам друг друга, а также по обязательствам созданных ими юридических лиц (ст. 126 ГК).

Исключение предусмотрено в п. 6 ст. 126 ГК, согласно которому это правило не распространяется на случаи, когда Российская Федерация приняла на себя гарантию (поручительство) по обяза-тельствам субъекта РФ, муниципального образования или юридического лица, либо указанные субъекты приняли на себя гарантию (поручительство) по обязательствам Российской Федерации.

Кроме того, в соответствии с п. 3 ст.

56 ГК на Российскую Федерацию, субъектов РФ и муниципальные образования как на учредителей унитарных предприятий и собственников их имущества может быть возложена ответственность по обязательствам этих предприятий, если их несостоятельность (банкротство) вызвана исполнением обязательных для этих юридических лиц указаний учредителей, собственников их имущества.

Точно так же на них как на собственников имущества создаваемых ими учреждений возлагается субсидиарная ответственность по обязательствам учреждений при недостатке находящихся в распоряжении последних денежных средств (п. 2 ст. 120 ГК). Российская Федерация несет субсидиарную ответственность по обязательствам казенного предприятия в случае недостаточности его имущества (п. 5 ст. 115 ГК).

Как отмечалось выше, Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования в определенных случаях выступают как субъекты внедоговорной ответственности (ст. 16, 1069, 1070 ГК).

Российская Федерации, субъекты РФ, муниципальные образования отвечают по своим обязательствам принадлежащим им на праве собственности имуществом, кроме имущества: а) которое закреплено за созданными ими юридическими лицами на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления и б) которое может находиться только в государственной или муниципальной собственности (ст. 126 ГК). Имеются особенности в обращении взыскания на землю и другие природные ресурсы, находящиеся в государственной или муниципальной собственности. Оно допускается лишь в случаях, предусмотренных законом.

Таким образом, источником удовлетворения обязательственных требований, предъявляемых к Российской Федерации, субъектам РФ и муниципальным образованиям, являются средства соответствующей казны (государственной казны, казны субъекта РФ или муниципальной казны). Согласно п.

12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г.

№ 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» при удовлетворении иска денежные суммы взыскиваются за счет средств соответствующего бюджета, а при отсутствии денежных средств – за счет иного имущества, составляющего соответствующую казну.

Согласно ст. 127 ГК особенность ответственности Российской Федерации и субъектов РФ в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств заключается в том, что она определяется законом об иммунитете государства и его собственности.

Пока такой закон не принят. Действующее же гражданско-процессуальное законодательство признает принцип судебного иммунитета, т.е.

считает невозможным предъявление иска в суде в Российской Федерации к иностранному государству, обеспечение иска, обращение взыскания на его имущество, находящееся в стране, без прямого согласия компетентных органов этого государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом (ст. 401 ГПК).

В отдельных случаях российское законодательство допускает возможность отказа государства от иммунитета при оформлении конкретных договоров с иностранными участниками.

Так, отказ государства от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного решения может быть предусмотрен в соглашениях о разделе продукции, заключаемых с иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами (см. ст. 23 Федерального закона от 30 декабря 1995 г. № 225-ФЗ «О соглашениях о разделе продукции») .

Следует иметь в виду, что в зарубежном праве распространен иной подход к принципу иммунитета государства.

В законах и судебной практике ряда зарубежных государств закреплена доктрина функционального (ограниченного) иммунитета, согласно которой иностранное государство, осуществляя коммерческую деятельность, действует уже не как суверен, а как частное лицо и поэтому отказывается от иммунитета по требованиям, вытекающим из такой деятельности[214]. Положения этой доктрины выражены в законах США, Великобритании, Канады, Австралии и др., в международных договорах (например, в Европейской конвенции об иммунитете государства 1972 г., в Брюссельской конвенции об унификации некоторых правил, относящихся к иммунитету государственных судов), в судебной практике зарубежных стран (Италии, Германии, Австрии, Франции, Бельгии и др.)[215].

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *