Бюллетень судебной практики Московского областного суда за ii квартал 2015 года

Никитин В, аудитор КГ «Аюдар»

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за ii квартал 2015 года

Тактичность – это умение вести себя в соответствии с этикетом и этическими нормами. Тактичность подразумевает не только простое следование правилам поведения, но и умение понимать собеседника и не допускать неприятных для других людей ситуаций, а также соизмерять собственные поступки, чувства, слова и интонации с поступками, чувствами и интонациями других.

Вправе ли работодатель указать в локальных нормативных документах учреждения на обязанность сотрудников вести себя на работе тактично? Можно ли привлечь сотрудника к ответственности за нетактичное поведение – наложить дисциплинарное взыскание или снизить размер премии?

Трудовое законодательство и нормативные правовые акты не раскрывают содержание термина «тактичное поведение». Каково общепринятое о нем представление? Тактичное поведение предполагает проявление вежливости, уважения и терпимости в отношениях с другими людьми. Тактичность на работе проявляется по отношению:

  • к другим сотрудникам учреждения (непосредственного начальника и руководства учреждения, подчиненным, сотрудникам других отделов);
  • к клиентам и посетителям учреждения.

Определенные этические нормы действуют и при обсуждении самого учреждения, его деятельности.

Нетактичность поведения может проявляться в следующем:

  • грубые слова, нелицеприятные высказывания. Например, Костромской областной суд в Апелляционном определении от 10.09.2012 № 33‑1344 посчитал поведение нетактичным, когда сотрудник употреблял слово «оборзели» в отношении других сотрудников предприятия;
  • повышенный тон, например, громкая критика;
  • саркастичное выражение лица, усмешка и пр.

Тактичное поведение как элемент дисциплины труда

Положения трудового права не содержат прямого требования к работнику вести себя тактично. Но общение с людьми на работе требует такта. А для некоторых профессий, видов работ тактичность поведения особенно важна, например, когда работа связана с частым общением с клиентами и посетителями (в сферах образования, культуры, здравоохранения, работа в колл-центре и т. п.).

Дисциплина труда – это обязательное для всех работников подчинение правилам поведения, определенным в соответствии с ТК РФ, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовыми договорами (ст. 189 ТК РФ). И к правилам поведения как раз относится тактичность.

Требование быть тактичным на работе может быть прописано в трудовом или коллективном договоре, должностной инструкции, локальных нормативных актах. Причем сотрудника нужно ознакомить с соответствующим документом.

При этом, когда тактичность имеет повышенное значение для выполнения работы, в должностных инструкциях, правилах внутреннего трудового распорядка (ПВТР) и иных документах можно подробно описать требуемое поведение.

Например, ПВТР для врача санаторно-курортного учреждения могут быть предусмотрены следующие требования:

  • повседневно создавать благоприятные условия для отдыха и лечения больных и отдыхающих;
  • вести себя достойно и культурно;
  • к отдыхающим относиться с глубоким вниманием и чуткостью, проявлять к ним постоянную заботу, сочетая ее с разумной требовательностью по соблюдению отдыхающими санаторного режима.

В должностной инструкции воспитателя в детском саду могут быть предусмотрены следующие требования:

  • создавать благоприятную микросреду и морально-психологический климат для каждого воспитанника;
  • способствовать развитию общения воспитанников;
  • помогать воспитаннику решать проблемы, возникающие в общении с товарищами, родителями (лицами, их заменяющими);
  • соблюдать нормы и правила этики и этикета во внешнем виде и манерах поведения, педагогического такта и этики общения, со­здавать положительный образ педагога.

Дисциплинарное взыскание

  • Согласно ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить дисциплинарные взыскания:
  • 1) замечание;
  • 2) выговор;
  • 3) увольнение по соответствующим основаниям.
  • Для применения дисциплинарного взыскания за нетактичное поведение как за нарушение трудовых обязанностей веским обоснованием может служить указание в трудовом договоре, должностной инструкции или иных документах о том, что сотруднику необходимо тактично себя вести, а также уточнения, в чем именно заключается тактичность поведения.

До применения дисциплинарного взыскания работодатель должен затребовать от сотрудника письменное объяснение (ст. 193 ТК РФ). Приказ (распоряжение) работодателя о применении дисциплинарного взыскания объявляется сотруднику под подпись в течение трех рабочих дней со дня издания, не считая времени отсутствия сотрудника на работе.

Какое дисциплинарное взыскание может быть применено за нетактичное поведение?

Как правило, нетактичное поведение само себе не несет существенных негативных последствий. Тогда соразмерное дисциплинарное взыскание – это объявление замечания.

Например, Московский городской суд в Определении от 24.12.2013 № 4г/4‑13201 признал правомерным наложение на заведующую юридическим отделом универсальной научной библиотеки дисциплинарного взыскания в виде замечания в связи с невыполнением ПВТР, выразившемся:

  • в некорректном и недостойном поведении, отклонившемся от норм делового общения, принятых в учреждении;
  • в невыполнении обязанности проявлять вежливость, уважение и терпимость в отношениях как между работниками библиотеки независимо от должностного положения, так и между клиентами и посетителями.

Московский областной суд в Апелляционном определении от 24.02.2014 № 33‑4084/2014 признал правомерным наложение учреждением санаторно-курортного комплекса дисциплинарного взыскания на врача-диетолога в виде замечания за нетактичное поведение в отношении отдыхающих.

Если нетактичное поведение повторяется из раза в раз, то после замечания сотруднику может быть объявлен выговор. Например, суд Ямало-Ненецкого автономного округа в Апелляционном определении от 18.07.

2013 № 33‑1508/2013 посчитал правомерным издание приказов МАОУ ДОД «Детско-юношеская спортивная школа» от марта и апреля 2012 года о привлечении сотрудника сначала к дисциплинарной ответственности в виде замечания, а затем и выговора за не соответствующее правилам внутреннего трудового распорядка и условиям трудового договора поведение, выразившееся в некорректных высказываниях и нетактичном поведении в отношении тренеров-преподавателей.

Можно ли применить дисциплинарное взыскание

за нетактичное поведение сотрудника во внерабочее время?

Если подобное поведение было замечено во внерабочее время сотрудника, нужно исходить из того, что в такое время он не должен выполнять трудовые обязанности, поэтому ничего не нарушает, а следовательно, дисциплинарное взыскание нельзя применить.

Аналогичную позицию занял Челябинский областной суд в Определении от 12.05.2011 № 33‑5025/2011, отметив, что день, когда сотрудник вел себя нетактично, являлся для него выходным и он был освобожден от исполнения трудовых обязанностей, поэтому наложение на него дисциплинарного взыскания в виде замечания неправомерно.

Что понимается под грубым нетактичным поведением?

Когда нетактичное поведение сопровождается грубым поведением и иными негативными действиями, то говорят о грубом нетактичном поведении. В таких случаях дисциплинарный проступок серьезнее, вследствие чего сотруднику может быть обоснованно объявлен выговор.

Например, Московский областной суд в Апелляционном определении от 17.08.2016 № 33‑22354/2016 рассмотрел ситуацию, ко­гда педагог-психолог детского сада отругала ребенка, взяла его за ухо и потянула, и признал правомерным применение дисциплинарного взыскания в виде выговора за грубое нетактичное поведение.

Суд исходил из того, что в обязанности воспитателя входит в том числе этичное и корректное отношение к воспитанникам, направленное на создание для них благоприятной микросреды, морально-психологического климата.

В рассматриваемом же случае педагог-психолог допустила грубое нетактичное поведение в отношении воспитанника, отрицательно повлиявшее на его эмоциональное состояние, не разрешившее возникший между воспитанниками конфликт и повлекшее возникновение конфликтной ситуации в детском саду.

В Бюллетене судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда (II квартал 2006 года) признан правомерным приказ об объявлении сотруднице городской больницы выговора за грубое нетактичное поведение по отношению к больной.

Верховный суд Республики Дагестан в Апелляционном определении от 25.05.

2016 № 33‑2067/2016 рассмотрел ситуацию, когда в ответ на указание директора школы сотрудник грубо ему возразил в присутствии охранника школы, технички и рабочего, поднял шум в коридоре во время занятий и шел на директора с кулаками. Суд посчитал обоснованным объявление выговора за нетактичное поведение, грубость и невыполнение функциональных обязанностей.

Снижение размера премии за нетактичное поведение

В перечне дисциплинарных взысканий, приведенном в ст. 192 ТК РФ, отсутствует снижение или лишение премии. Об этом говорят и судебные инстанции, например, Верховный суд в Апелляционном определении от 09.04.2015 № АПЛ15-100.

В то же время в локальных нормативных актах учреждения как одно из условий сокращения премии может быть предусмотрено нетактичное поведение сотрудника. Правомерно ли это?

Подобный вопрос анализировал Костромской областной суд в Апелляционном определении от 10.09.2012 № 33‑1344 и дал положительный ответ. Он рассмотрел ситуацию, когда в трудовом договоре машиниста экскаватора указано, что работник обязуется быть тактичным и вежливым в трудовом коллективе.

В Положении об оплате и стимулировании труда, приложенном к коллективному договору, было сказано, что премирование персонала общества по итогам работы за месяц производится за качественное исполнение работниками должностных обязанностей, положений о структурных подразделениях, локальных нормативных актов, а также при условии соблюдения установленных норм.

Приложение к коллективному договору содержало перечень производственных упущений, за которые премия по итогам работы за месяц могла быть уменьшена частично или не выплачена полностью, в частности, в перечне было названо неэтичное поведение по отношению к работникам организации.

В служебной записке заместителя генерального директора говорилось, что в период проведения осмотра СИЗ в рамках работы комиссии по продлению сроков службы спецодежды сотрудник в присутствии непосредственного начальника и других мастеров без видимых причин позволил себе нелицеприятные высказывания в ее адрес, а также по поводу работы всего руководства предприятия. На замечания начальника участка не реагировал, высказываться не прекращал. Приказом генерального директора организации премия по итогам февраля 2012 года данному сотруднику была снижена за неэтичное поведение по отношению к руководству организации.

Суд поддержал работодателя: поскольку рассматриваемая премия относится к стимулирующим выплатам, не обязательным, работодатель вправе предусмотреть основания для частичного или полного лишения сотрудника такой премии.

Правомерность депремирования при наличии дисциплинарного взыскания подтверждается и иными инстанциями:

  • Минтруд в Письме от 14.03.2018 № 14‑1/ООГ-1874 указал, что в положении о премировании работников в качестве основания невыплаты премии частично или полностью может быть предусмотрено наличие дисциплинарного взыскания;
  • Верховный суд в Апелляционном определении от 09.04.2015 № АПЛ15-100 отметил, что если выплата премии является правом, а не обязанностью работодателя и производится с учетом индивидуальных показателей, достигнутых сотрудником по итогам работы, то в качестве основания для депремирования может быть преду­смотрено наличие дисциплинарного взыскания в период работы, за который начисляется премия.

* * *

Тактичность является одним из негласных элементов правил поведения на работе. Чтобы сотрудники не забывали о необходимости вести себя тактично, имеет смысл прописать это требование в трудовом или коллективном договоре либо локальном нормативном акте учреждения.

В случае нетактичного поведения работника на него можно наложить дисциплинарное взыскание или снизить размер его премии, если депремирование предусмотрено локальными нормативными актами учреждения.

Требование о тактичности, прописанное в вышеуказанных документах, с которыми сотрудник ознакомлен, позволит учреждению обоснованно применить дисциплинарное взыскание или депремирование за нетактичное поведение. 

Отдел кадров государственного (муниципального) учреждения, №10, 2018 год

Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда (II квартал 2006 года)

УтвержденПостановлением ПрезидиумаСвердловского областного суда

от 9 августа 2006 года

  • Вопросы применения трудового законодательства
  • Отсутствие допуска к работе с наркотическими средствами как основание увольнения работника не предусмотрено ни Трудовым кодексом Российской Федерации, ни иными федеральными законами.

Р. обратилась в суд с иском к Муниципальному учреждению «Городская больница г. Екатеринбурга» (МУ ГБ) о снятии дисциплинарных взысканий, взыскании зарплаты за непредоставление дежурств, о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование иска указала, что с 1996 г. работала у ответчика врачом хирургического отделения. До мая 2002 г. у администрации больницы к ней претензий не было.

После обращения ее в КТС по оплате труда на нее незаконно были наложены дисциплинарные взыскания, она была отстранена от ночных и праздничных дежурств, а по Приказу от 15.01.2004 она была уволена с работы по п. 4 ст.

83 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с приговором суда.

Решением Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга в удовлетворении требований Р. отказано. Была изменена формулировка ее увольнения с п. 4 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации на ч. 2 п. 11 ст.

77 Трудового кодекса Российской Федерации (ст. 8 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах»«, п. 4 Правил допуска лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами).

В надзорной жалобе Р. просила решение суда отменить в полном объеме, направить дело на новое рассмотрение, утверждая, что при рассмотрении дела судом нарушен закон.

Президиум Свердловского областного суда отменил решение суда в части восстановления на работе, об оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда по следующим основаниям.

Как установил суд, Приказом от 15.01.2004 Р. уволена с работы по п. 4 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации. В приказе указана причина и основание увольнения – «приговор суда». В трудовой книжке истца произведена запись об увольнении: уволена в связи с приговором суда, п. 4 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с п. 4 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор подлежит прекращению в случае осуждения работника к наказанию, исключающему продолжение прежней работы, в соответствии с приговором суда, вступившим в законную силу.

Читайте также:  Вопрос читателя: Интересует вот что - у нас 3 малолетних детей я не работаю. Муж попал в ДТП со смертельным исходом. Статья 264 ч 4. Можно ли расчитывать на условное наказание?

Как установил суд на основе имеющейся в деле копии приговора суда, приговором Орджоникидзевского районного суда г. Екатеринбурга от 22.10.2003 Р. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного п. «в», «г» ч. 2 ст.

159 Уголовного кодекса Российской Федерации. Ей назначено наказание с применением ст. 73 Уголовного кодекса Российской Федерации в виде 2 лет лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев без возложения на нее обязанностей.

Изменяя формулировку увольнения на ч. 2 п. 11 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, суд согласился с утверждением ответчика о том, что увольнение Р. произведено в связи с приговором суда, поскольку работа Р.

связана с использованием наркотических средств, а она с непогашенной и неснятой судимостью не может быть допущена к работе. При этом суд указал, что такое основание увольнения предусмотрено ст. 8 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» и п.

4 Правил допуска лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами.

Выводы суда являются ошибочными.

В соответствии с ч. 2 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (а не ч. 2 п. 11 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации, как указал суд), трудовой договор может быть прекращен и по другим основаниям (кроме ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации), предусмотренным Трудовым кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами.

Ни Трудовым кодексом, ни иными федеральными законами не предусмотрено такого основания увольнения, которое указали ответчик в судебном заседании и суд в своем решении – отсутствие допуска к работе с наркотическими средствами.

Ссылка суда на ст. 8 Федерального закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» является неправильной, поскольку в ней не указаны основания увольнения лиц с работы. В ней только указано, что Правительство Российской Федерации устанавливает порядок допуска лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами.

Ошибочна и ссылка на п.

4 Правил допуска лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами, в котором содержится запрет на допуск к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами, в частности, лиц, имеющих непогашенную или неснятую судимость за преступление средней тяжести, тяжкое и особо тяжкое преступление либо преступление, связанное с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. В нем не только не содержится оснований для увольнения с работы, но и данная правовая норма не является нормой закона.

Поэтому п. 9 Правил допуска лиц к работе с наркотическими средствами и психотропными веществами, предусматривающий возможность увольнения с работы лиц при выяснении обстоятельств, предусмотренных п. 4 этих Правил, не подлежал применению, как не являющийся нормой закона.

При таких обстоятельствах у суда отсутствовали правовые основания для изменения формулировки увольнения истца с работы на ч. 2 п. 11 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации.

Законность увольнения с работы Р. по п. 4 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации суд не проверял.

Поэтому решение суда в части разрешения требований Р. о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда в связи с незаконным увольнением является незаконным и подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В остальной части решение суда является законным. Доводы Р. в этой части сводятся к переоценке доказательств, что в компетенцию суда надзорной инстанции не входит, а также основаны на ошибочном понимании закона.

Так, по Приказу от 06.06.2002 Р. за грубое, нетактичное поведение по отношению к больной был объявлен выговор. В суд с оспариванием этого приказа она обратилась только в феврале 2004 г.

, хотя своевременно была с ним ознакомлена и без уважительных причин длительное время не обращалась в суд, пропустив 3-месячный срок.

Пропуск срока сам по себе является основанием для отказа в иске, что суд и сделал без нарушения закона.

Судебная практика Московского областного суда по уголовным делам

Бюллетень судебной практики Московского областного суда за третий квартал 2017 года (утв. президиумом Мособлсуда 22 ноября 2017 г.)  

Судебная практика Московского областного суда по гражданским делам и делам, вытекающим из публичных отношений

Кассационная практика

1. Моментом, определяющим начало течения срока исковой давности по требованиям к причинителю вреда, является дата, когда страхователь узнал сумму реального ущерба, и у него возникло основание для предъявления требований не только к страховой компании, но и непосредственно к причинителю вреда (его работодателю).

Т. обратилась с иском к ООО «Росгосстрах» и АО «СМП Банк» о взыскании ущерба, причиненного в ДТП 17 июля 2012 г.: с ООО «Росгосстрах» страховое возмещение — 87 815,84 руб., расходы по оценке — 11 700 руб., штраф, компенсацию морального вреда — 10 000 руб.

, судебные расходы; с АО «СМП Банк» в возмещение ущерба — 130 221,16 руб., судебные расходы. Ссылалась, что виновником ДТП является Ш., который управлял автомобилем, принадлежим АО «СМП Банк». Гражданская ответственность Ш.

застрахована по договору ОСАГО в ООО «Росгосстрах» с лимитом ответственности 120 000 руб.

10 сентября 2012 г. ООО «Росгосстрах» выплатило истцу страховое возмещение в размере 32 184,16 руб., в то время как согласно отчету специалиста стоимость восстановительного ремонта автомобиля истца с учетом износа составляет 243 218 руб., утрата товарной стоимости — 7 003,16 руб.

Представители ответчиков и третье лицо Ш. заявили о применении последствий пропуска срока исковой давности.

Решением Люберецкого городского суда от 11 ноября 2015 г. в иске отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 15 июня 2016 г.

решение отменено в части отказа в иске к ООО «Росгосстрах» и постановлено новое решение, которым с ООО «Росгосстрах» в пользу Т. взыскано страховое возмещение — 87 815 84 руб.

, компенсация морального вреда — 5 000 руб., расходы по оценке, штраф — 20 000 руб., в остальной части решение суда оставлено без изменения.

Президиум указал на существенные нарушения норм материального права, допущенные судами.

Отказывая в иске, суд исходил из пропуска истцом срока исковой давности, началом течения которого является 10 сентября 2012 г., когда Т. узнала о выплате ей страхового возмещения не в полном объеме. В суд с иском Т. обратилась 18 сентября 2015 г., т.е. с пропуском установленного п. 2 ст. 966 ГК РФ трехлетнего срока исковой давности.

Отменяя решение суда в части требований, предъявленных к ООО «Росгосстрах», судебная коллегия пришла к правильному выводу о том, что срок для предъявления требований истцом не пропущен, т.к. иск направлен в суд почтовой связью 09 сентября 2015 г.

, что подтверждается описью вложений и кассовым чеком.

Судебная коллегия довзыскала со страховой компании сумму страхового возмещения в пределах установленного договором ОСАГО лимита ответственности, расходы на оплату отчета, а также компенсацию морального вреда в сумме 5000 руб.

Однако, судебная коллегия допустила существенное нарушение норм процессуального права, поскольку резолютивная часть апелляционного определения, в которой указано о взыскании штрафа в размере 20 000 руб.

, не соответствует его мотивировочной части о необходимости взыскания штрафа в размере 56 407, 92 руб.

Кроме того, президиум указал, что суммы штрафа, указанные как в резолютивной, так и в мотивировочной части апелляционного определения, не составляют 50% от суммы, присужденной в пользу потребителя.

Заслуживают внимания и доводы кассационной жалобы истца о неправильном исчислении судом апелляционной инстанции срока исковой давности по требованиям, предъявленным к АО «СМП Банк», как к работодателю причинителя вреда, на котором в силу закона (ст. ст. 1068, 1072 ГК РФ) лежит обязанность возместить разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Мотивируя вывод о пропуске срока исковой давности для предъявления требований к данному ответчику, судебная коллегия исходила из того, что началом течения срока давности в этом случае является 27 июля 2012 г. — день вынесения определения об отказе в возбуждении дела об административном правонарушении в отношении виновника ДТП Ш., в котором указано, что на тот момент он являлся работником ОАО «СМП Банк».

Не соглашаясь с выводами судебной коллегии, Т. указывала, что только получив страховое возмещение в размере 32 184, 16 руб. и проведя в январе 2013 г.

независимую экспертизу поврежденного автомобиля, она узнала о реальном ущербе от ДТП, который превышает лимит страхового возмещения и в силу п. 1 ст. 200 ГК РФ в ее истолковании, содержащемся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 г.

N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности», моментом, определяющим начало течения срока исковой давности по требованиям к АО «СМП Банк», является дата, когда Т.

узнала сумму реального ущерба и у нее возникло основание для предъявления требований не только к страховой компании, но и непосредственно к причинителю вреда (его работодателю).

Допущенные судом апелляционной инстанции существенные нарушения норм процессуального и материального права явились основанием для отмены апелляционного определения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.

Постановление президиума N 349 от 05 июля 2017 г.

2. Наличие допущенных при возведении самовольной постройки нарушений градостроительных и строительных норм и правил является основанием для удовлетворения требования о ее сносе при установлении существенности и неустранимости указанных нарушений.

Ф. обратилась с иском к К. о признании построек самовольными и возложении на ответчика обязанности по их сносу, поскольку они возведены с нарушением противопожарных расстояний до ее жилого дома, с нарушением строительных норм в части требований к расстоянию между постройкой и границей земельного участка, на кровле бани отсутствуют снегозадерживающие устройства.

Заочным решением Чеховского городского суда от 8 апреля 2016 г. иск удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 6 февраля 2017 г. решение суда оставлено без изменения.

Президиум указал на допущенные судом нарушения норм материального права.

Судом установлено, что Ф. является собственником жилого дома с хозяйственными постройками и земельного участка. Ответчик владеет смежным земельным участком, на котором она в 2009 г. возвела баню, а в 2015 г. начала возведение пристройки к бане.

Согласно представленному истцом техническому заключению, баня на участке К. расположена на расстоянии 0,62 — 0,64 м. от смежной границы и на расстоянии 7,3 — 8,2 м. от жилого дома Ф., а незавершенная строительством пристройка — на расстоянии 0,53 — 0,64 м. от смежной границы и на расстоянии 6,2 — 7,3 м. от жилого дома Ф.

Читайте также:  Хочу развестись с мужем, он против развода. есть общий ребенок. что мне делать?

Об установлении реестровой ошибки в судебной практике

  • В редакции по состоянию на 15 мая 2019 г.
  • Когда мы говорим об установлении реестровой ошибки в судебной практике, то почти всегда имеем в виду ошибку в описании местоположения границ земельного участка.
  • Такие реестровые ошибки возникают из-за ошибок или злоупотреблений при выполнении кадастровых работ и определении координат характерных точек границ земельных участков.
  • В реальной судебной практике установление наличия или отсутствия реестровой ошибки в описании местоположения границ земельных участков почти целиком зависит от усмотрения назначаемых судами экспертов и в некоторой степени от судейского усмотрения.

Что касается юридической стороны вопроса, то можно отметить следующее. Чтобы доказать реестровую ошибку нужно установить, что по результату выполнения кадастровых работ местоположение границ земельного участка определено не так как оно должно было определяться в соответствии с законом.

Согласно ч. 10 ст. 22 Федерального закона от 13 июля 2015 г.

№ 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» при уточнении границ земельного участка их местоположение определяется исходя из сведений, содержащихся в документе, подтверждающем право на земельный участок, или при отсутствии такого документа исходя из сведений, содержащихся в документах, определявших местоположение границ земельного участка при его образовании. В случае отсутствия в документах сведений о местоположении границ земельного участка их местоположение определяется в соответствии с утвержденным в установленном законодательством о градостроительной деятельности порядке проектом межевания территории. При отсутствии в утвержденном проекте межевания территории сведений о таком земельном участке его границами являются границы, существующие на местности пятнадцать и более лет и закрепленные с использованием природных объектов или объектов искусственного происхождения, позволяющих определить местоположение границ земельного участка.

Как видим, местоположение границ земельного участка прежде всего должно определяться исходя из документов на этот участок. Однако в правоустанавливающих или правоподтверждающих документах на абсолютное большинство ранее учтенных земельных участков границы не были определены, по крайней мере с достаточной точностью.

  1. По поводу указания закона на границы, существующие на местности пятнадцать и более лет, надо сказать, что на практике редко удается достоверно доказать существование фактических границ участка (например, заборов и других ограждений) на местности в неизменном виде в течение пятнадцати и более лет.
  2. В итоге установление наличия или отсутствия реестровой ошибки обычно осуществляется в результате сравнения местоположения границ земельного участка по сведениям Единого государственного реестра недвижимости:
  3. — с местоположением фактических границ участка на момент проведения экспертизы, если по обстоятельствам дела видно, что эти фактические границы длительное время не изменялись;
  4. — либо с местоположением фактических границ участка во время выполнения кадастровых работ (межевания), если такое местоположение возможно установить, например, из документов, которыми оформлялось межевание, или иных документов, подтверждающих ранее существовавшие фактические границы.

В приложении к письму Минэкономразвития России от 6 ноября 2018 г. № 32226-ВА/Д23и «Об уточнении границ земельных участков и применении части 2 статьи 43 Федерального закона от 13 июля 2015 г.

N 218-ФЗ» разъяснено, что реестровая ошибка может быть выражена, например, в виде пересечения границ земельных участков или несоответствия содержащегося в ЕГРН описания местоположения границ земельного участка правоустанавливающему документу, документу об образовании земельного участка или фактическому положению на местности при отсутствии нарушения земельного законодательства — самовольного занятия земель или земельных участков, и тому подобное.

Аналогично в п. 14 Бюллетеня судебной практики Московского областного суда за второй квартал 2017 года (утвержден Президиумом Московского областного суда 23 августа 2017 г.

) указано, что «…способом исправления кадастровой ошибки является не изменение фактически существующих на местности границ земельных участков, что могло бы повлиять на изменение площадей смежных участков сторон, а приведение в соответствие сведений, содержащихся в ГКН о координатах границ данных участков, их фактическому положению на местности».

По моим наблюдениям чаще всего реестровая ошибка выражается в смещении всех границ земельного участка по сведениям Единого государственного реестра недвижимости относительно фактических границ, как правило, с сохранением конфигурации.

Другим распространенным признаком реестровой ошибки является пересечение границы участка по сведениям Единого государственного реестра недвижимости с каким-либо строением, существовавшим на момент проведения кадастровых работ (межевания).

Из сказанного следует, что для установления реестровой ошибки надо собирать как можно больше документов, прежде всего картографических материалов, о местоположении фактических границ спорных земельных участков как на момент проведения кадастровых работ (межевания), так и в последующем. Такие документы необходимы в первую очередь для проведения по делу экспертизы.

С уважением,
адвокат Маковеев Сергей Иванович

утв. президиумом Мособлсуда 20.06.2012)

Утвержден президиумом Мособлсуда

20 июня 2012 года

Судебная практика московского областного суда по гражданским делам

Решения суда, принятые по первой инстанции

В удовлетворении заявления о признании частично недействительным постановления Правительства Московской области N 1132/59 «Об утверждении цен на природный газ, реализуемый населению Московской области» судом отказано, поскольку оспариваемая цена на газ установлена в соответствии с Методическими указаниями, утвержденными федеральным органом исполнительной власти в сфере государственного регулирования цен (тарифов).

К. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать недействующей позицию 1 Цен на природный газ, утвержденных п.

1 постановления Правительства Московской области от 17 декабря 2010 года N 1132/59 «Об утверждении цен на природный газ, реализуемый населению Московской области» (далее — Постановление N 1132/59).

В обоснование заявленных требований ссылался на то, что установленные оспариваемым нормативно-правовым актом тарифы превышают предельные индексы цен, установленные Федеральной службой по тарифам России (далее — ФСТ России).

Отказывая в удовлетворении требований К., суд исходил из следующего.

Пунктом 1 Постановления N 1132/59 утверждены и введены в действие с 1 января 2011 года прилагаемые к постановлению Цены на природный газ, реализуемый населению, а также жилищно-эксплуатационным организациям, организациям, управляющим многоквартирными домами, жилищно-строительным кооперативам и товариществам собственников жилья для бытовых нужд (кроме газа для арендаторов нежилых помещений в жилых домах) (далее — Цены). В позиции 1 Цен установлена цена на природный газ, используемый на приготовление пищи, нагрев воды, индивидуальное (поквартирное) отопление жилых помещений и прочие цели (отопление нежилых помещений) при наличии приборов учета газа в размере 3300,00 руб./1000 куб. м (с НДС).

Согласно ст. 8 Федерального закона от 31 марта 1999 года N 69-ФЗ «О газоснабжении в Российской Федерации» установление принципов формирования цен на газ и тарифов на услуги по его транспортировке по газотранспортным и газораспределительным сетям относится к полномочиям Правительства РФ.

Приказом ФСТ России от 1 августа 2006 года N 168-э/3 для Московской области утвержден предельный индекс изменения размера платы за коммунальные услуги — 117%.

Постановлением Правительства РФ от 28 августа 2009 года N 708 утверждены Основы формирования предельных индексов изменения размера платы граждан за коммунальные услуги, согласно которым предельные индексы изменения размера платы граждан за коммунальные услуги устанавливаются органом исполнительной власти субъекта РФ, уполномоченным на осуществление государственного регулирования цен (тарифов) на товары и услуги организаций коммунального комплекса, по муниципальным образованиям с учетом соотношения платы граждан за коммунальные услуги и затрат на оказание коммунальных услуг. Распоряжением Министерства экономики Московской области от 2 июля 2010 года N 40-РМ на 2011 год установлен предельный индекс изменения размера платы граждан за коммунальные услуги в 115%.

Согласно ч. 3 ст. 19 Федерального закона N 210-ФЗ «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» плата за коммунальные услуги для граждан устанавливается в соответствии с жилищным законодательством России с учетом надбавок для потребителей.

В силу положений ст.

154, 157 ЖК РФ размер платы за коммунальные услуги, в том числе размер платы за газоснабжение, рассчитывается исходя из объема потребляемых коммунальных услуг, определяемого по показаниям приборов учета, а при их отсутствии — исходя из нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами государственной власти субъектов РФ в порядке, установленном Правительством РФ. Размер платы за коммунальные услуги рассчитывается по тарифам, установленным органами государственной власти субъектов РФ.

Согласно п. 10 Основных положений формирования и государственного регулирования цен на газ и тарифов на услуги по его транспортировке на территории РФ (утв.

постановлением Правительства РФ от 29 декабря 2000 года N 1021) регулирование розничных цен на газ, реализуемый населению, тарифов на услуги по транспортировке газа по газораспределительным сетям, размер платы за снабженческо-сбытовые услуги, оказываемые конечным потребителям поставщиками газа, осуществляется в соответствии с Методическими указаниями, утверждаемыми федеральным органом исполнительной власти в сфере государственного регулирования цен (тарифов).

Приказом ФСТ России от 27 октября 2011 года N 252-э/2 утверждены Методические указания по регулированию розничных цен на газ, реализуемый населению.

Пунктом 2 данного приказа признаны утратившими силу приказ ФСТ России от 23 ноября 2004 года N 194-э/12 «Об утверждении Методических указаний по регулированию розничных цен на газ, реализуемый населению» и приказ ФСТ России от 5 декабря 2008 года N 332-э/15 «О внесении дополнения в Методические указания по регулированию розничных цен на газ, реализуемый населению».

Судом установлено, что цены на природный газ, утвержденные и введенные в действие с 1 января 2011 года оспариваемым постановлением, установлены в соответствии с Методическими указаниями от 23 ноября 2004 года (в ред. приказа от 5 декабря 2008 года N 332-э/15), а также соответствуют требованиям Методических указаний от 27 октября 2011 года.

Суд отклонил доводы заявителя о том, что превышение предельно допустимого индекса повышения цены на газ, допущенное в постановлениях Правительства Московской области от 28 декабря 2006 года N 1226/51 и от 26 марта 2007 года N 191/11, была включена в оспариваемое Постановление N 1132/59, поскольку суд не вправе проверять утратившие силу нормативные правовые акты на соответствие действовавшим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

Суд пришел к выводу о том, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит действовавшим федеральным законам и нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, в связи с чем заявление К. оставил без удовлетворения.

(Извлечение из решения Московского областного суда от 2 февраля 2012 года по делу N 3-6/12, определением Верховного Суда РФ от 30 мая 2012 года

данное решение оставлено без изменения)

Апелляционная практика

Рассмотрение социальных споров

Поскольку истица принималась на работу уборщиком производственных и служебных помещений, которые располагались на участке радиационного воздействия, то данный период работы засчитывается ей в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

Мособлсуд: опубликован бюллетень судебной практики за II квартал 2018 года

Президиумом Мособлсуда 05.12.2018 г. утвержден Бюллетень судебной практики Московского областного суда за II-ой  квартал 2018 года. Остановимся подробнее на некоторых выводах, сделанных судом:

Читайте также:  ГД не разрешит приобщать видеозаписи, как доказательства в уголовных и гражданских делах

1.

В резолютивной части решения суда, которым удовлетворено требование о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей в твердой денежной сумме, должны, в том числе, содержаться следующие сведения: размер твердой денежной суммы алиментов в числовом выражении, а также эквивалент этой суммы (кратность, доля) с точностью до копеек относительно величины прожиточного минимума на детей, определенной в соответствии с правилами п. 1 ст. 117 СК РФ.

Н. обратилась с иском к А. об изменении размера взыскиваемых с него алиментов на содержание несовершеннолетнего сына, просила взыскать алименты в твердой денежной сумме, ссылаясь на то, что она не работает, находится в отпуске по уходу за ребенком, ответчик имеет нерегулярный заработок, выплачиваемые им алименты составляют 2 000 р., что не соответствует интересам ребенка. Решением мирового судьи иск Н. удовлетворен, изменен размер алиментов, взыскиваемых с А. на содержание несовершеннолетнего ребенка, с 1/4 величины всех видов его заработка до величины, кратной 1.0 прожиточного минимума на душу населения в Московской области для детей. Апелляционным определением городского суда решение мирового судьи оставлено без изменения. Президиум указал на допущенные судами нарушения норм материального и процессуального права: — судами не принято во внимание, что  на момент разрешения спора ответчик работал в ООО «В» в должности специалиста по замерам, однако вопрос о его заработке в предмет доказывания по делу не включен, сумма получаемого ответчиком дохода не установлена.

— в резолютивной части решения суда, которым удовлетворено требование о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей в твердой денежной сумме, должны, в том числе, содержаться следующие сведения: размер твердой денежной суммы алиментов в числовом выражении, а также эквивалент этой суммы (кратность, доля) с точностью до копеек относительно величины прожиточного минимума на детей, определенной в соответствии с правилами п. 1 ст. 117 СК РФ.

— в резолютивной части решения должно также содержаться указание о необходимости индексации алиментов по правилам, предусмотренным  п. 1 ст. 117 СК РФ. Названные недостатки решения свидетельствуют о его неисполнимости, однако они в нарушение ст. 198, 329 ГПК РФ оставлены  без внимания судом апелляционной инстанции. Допущенные судами существенные нарушения норм материального и процессуального права явились основанием для отмены   апелляционного определения и направления дела на новое апелляционное рассмотрение. 2. Право на реабилитацию в порядке, установленном гл. 18 УПК РФ, имеют лица, осужденные по уголовным делам частного обвинения, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. Постановлением мирового судьи уголовное дело в отношении Ч., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, было прекращено на основании п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отказом частного обвинителя от обвинения. Заявитель Ч. обратился в суд с заявлением о взыскании с Министерства Финансов РФ причиненного вреда в порядке реабилитации в виде не выплаченной заработной платы за время вынужденного прогула, пени за задержку выплаты заработной платы, расходов по оказанию юридической помощи и расходов по оформлению нотариальной доверенности. Постановлением мирового судьи заявителю Ч. было отказано в удовлетворении заявления, и апелляция оставила данное постановление без изменения. Не согласившись с указанными судебными решениями, заявитель Ч. обжаловал их в кассационном порядке. Президиум отменил постановление мирового судьи и апелляционное постановление, указав следующее: — Принимая решение по заявленным Ч. требованиям, и отказывая в их удовлетворении, мировой судья и суд апелляционной инстанции указали на то, что правила реабилитации на него не распространяются. Они исходил из того факта, что в отношении Ч. не был вынесен оправдательный приговор, а уголовное дело было прекращено в связи с отказом частного обвинителя от обвинения.

— согласно ч. 2.1 ст. 133 УПК РФ право на реабилитацию, в том числе право на возмещение вреда, в порядке, установленном гл.

18 УПК РФ, по уголовным делам частного обвинения имеют лица, осужденные по уголовным делам частного обвинения, возбужденным судом в соответствии со ст.

318 УПК РФ, в случаях полной или частичной отмены обвинительного приговора суда и оправдания осужденного либо прекращения уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, предусмотренным, в том числе, п. 5 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

При таких обстоятельствах президиум отменил обжалуемые судебные решения и направил материал по заявлению Ч. на новое судебное рассмотрение.

3. Срок давности привлечения к административной ответственности за административные правонарушения, влекущие применение административного наказания в виде дисквалификации, составляет 1 год со дня совершения административного правонарушения, а при длящемся административном правонарушении — 1 год со дня его обнаружения.

Определением и.о. мирового судьи возвращено дело об административном правонарушении, предусмотренном ч.1 ст.19.5 КоАП РФ в отношении должностного лица МУП «А» И. Постановлением зампредседателя Мособлсуда определение отменено, дело возращено мировому судье на стадию принятия его к рассмотрению, по следующим основаниям.

Из содержания определения мирового судьи следует, что основанием для возвращения протокола об административном правонарушении и других материалов дела в Департамент Росприроднадзора на стадии подготовки к рассмотрению дела об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, в отношении должностного лица И. явилось истечение срока давности привлечения к административной ответственности, установленного ч. 1 ст. 4.5 КоАП РФ, на момент передачи в суд протокола об административном правонарушении и других материалов дела.

В соответствии с ч. 3 ст. 4.5 КоАП РФ за административные правонарушения, влекущие применение административного наказания в виде дисквалификации, лицо может быть привлечено к административной ответственности не позднее одного года со дня совершения административного правонарушения, а при длящемся административном правонарушении — одного года со дня его обнаружения. Санкцией ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ предусмотрено наказание в виде наложения административного штрафа на  должностных лиц — от одной тысячи до двух тысяч рублей или дисквалификацию на срок до трех лет. Следовательно, срок давности привлечения должностного лица к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ, составляет один год со дня совершения административного правонарушения. При таких обстоятельствах определение и.о. мирового судьи подлежало отмене, а дело возвращению мировому судье на стадию принятия его к производству.

4. Отсутствие в протоколе об административном правонарушении подписи должностного лица его составившего влечет отмену постановленных по делу судебных актов.

Постановлением мирового судьи А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч.2 ст. 12.27 КоАП РФ, и ему назначено административное наказание в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 год. Решением городского суда постановление мирового судьи оставлено без изменения.

Постановлением зампредседателя Мособлсуда данные судебные акты отменены с прекращением производства по делу на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ — в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные акты.

Протокол об административном правонарушении подписывается должностным лицом, его составившим, физическим лицом или законным представителем юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении (ч. 5 ст. 28.2 КоАП РФ). Как усматривается из материалов дела, протокол об административном правонарушении, составленный в отношении А. в нарушение требований ч. 5 ст. 28.2 КоАП РФ не содержит подпись составившего его должностного лица. Таким образом, протокол об административном правонарушении, составленный с нарушением требований ст. 28.2 КоАП РФ, не может рассматриваться в качестве доказательства по делу об административном правонарушении и служить основанием для привлечения лица к административной ответственности. Исключение протокола об административном правонарушении из числа доказательств по делу об административном правонарушении влечет недоказанность обстоятельств, на основании которых вынесено постановление о привлечении лица к административной ответственности, и относится к обстоятельствам, исключающим производство по делу об административном правонарушении.

При таких обстоятельствах, вынесенные по делу судебные акты подлежали отмене, а производство по делу — прекращению на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП РФ — в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления.

5. Нерассмотрение судом ходатайства лица, привлекаемого к административной ответственности о направлении материалов дела по месту его жительства является основанием к отмене постановленного по делу судебного акта. Постановлением мирового судьи А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, и подвергнут наказанию в виде административного штрафа в размере 30 000 рублей с лишением права управления транспортными средствами сроком на 1 год 6 месяцев. Судьей городского суда вышеназванное постановление оставлено без изменений. Постановлением зампредседателя Мособлсуда данные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение мировому судье, по следующим основаниям:

— в соответствии с ч. 1 ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

— в силу ч. 1 ст. 29.5 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения. По ходатайству лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, дело может быть рассмотрено по месту жительства данного лица. — разрешение дела с нарушением правил подсудности не отвечает требованию справедливого правосудия, поскольку суд, не уполномоченный на рассмотрение того или иного конкретного дела, не является по смыслу ч. 1 ст. 46 и ч. 1 ст. 47 Конституции РФ законным судом, а принятые в результате такого рассмотрения судебные акты не обеспечивают гарантии прав и свобод в сфере правосудия. — А. внес свою подпись в графу протокола «прошу направить протокол для рассмотрения по месту жительства». Таким образом, при составлении протокола об административном правонарушении А. заявил ходатайство о рассмотрении дела об административном правонарушении по месту его жительства. — ходатайство А. о рассмотрении дела по месту жительства мировым судьей не было рассмотрено. Каких-либо процессуальных документов по этому поводу мировым судьей не выносилось и в материалах дела не содержится. — при производстве процессуальных действий в отношении А. отсутствовали понятые и должностным лицом ГИБДД велась видеозапись. Между тем, данная видеозапись в материалах дела отсутствует и судьями судебных инстанций при рассмотрении дела не истребовалась.

В связи с изложенным, постановленные по делу судебные акты  подлежали отмене, а дело возвращению на новое рассмотрение мировому судье.

Читайте подробнее

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *