СПЧ подготовил специальные меры по повышению роли адвокатуры

СПЧ подготовил специальные меры по повышению роли адвокатуры СПЧ подготовил специальные меры по повышению роли адвокатуры

РЕКОМЕНДАЦИИ

Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека по итогам специального заседания на тему: «О роли адвокатуры в правозащитной деятельности»

31 марта 2015 г. Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее – Совет) провел специальное заседание на тему «О роли адвокатуры в правозащитной деятельности».

Заслушав доклады руководителей Минюста России и Федеральной палаты адвокатов, выступления представителей постоянных комиссий Совета, общественных палат, адвокатского и судейского сообщества, а также ученых-юристов и экспертов, Совет констатирует органическую связь адвокатуры как правозаступничества с правозащитным движением.

Адвокатура без правозащитной компоненты, была бы лишена значительной части смысла своей деятельности как общественного служения.

В свою очередь, правозащитная деятельность, лишенная адвокатского соучастия в судьбах людей, оказывается недостаточно подкрепленной юридической аргументацией, точной правовой квалификацией фактов, профессиональной процессуальной поддержкой.

В то же время нельзя абстрагироваться от практики, когда правозащитные организации привлекают для оказания бесплатной юридической помощи гражданам лиц, не имеющих не только адвокатского статуса, но и высшего юридического образования, однако обладающих необходимыми опытом, знаниями и навыками. В рамках обсуждения данной темы в Совете такая практика имеет всестороннюю поддержку.

В настоящих Рекомендациях основное внимание уделено вопросам реформирования профессиональной адвокатуры.

Закрепленные в Конституции РФ положения о том, что каждому гарантируются судебная защита его прав и свобод и необходимое в этих целях получение квалифицированной юридической помощи, оказываемой — в предусмотренных законом случаях — бесплатно (п. 1 ст. 46, п. 1 ст.

48), предполагают соответствующие обязанности государства по обеспечению данных гарантий и участие в осуществлении названных прав квалифицированных юристов-адвокатов.

Без квалифицированной юридической помощи со стороны профессионала, который в судебном процессе противостоял бы публичным институтам власти и мог бы обеспечить также равенство перед судом участников гражданско-правовых отношений, невозможен ни реальный доступ к суду, ни справедливое правосудие.

Достижение этих целей в правовой системе России обеспечивается, прежде всего, деятельностью такого института гражданского общества как адвокатура.В то же время существуют серьезные проблемы, которые препятствуют максимально эффективному осуществлению квалифицированной юридической помощи.

Оказание платной юридической помощи (за исключением такой помощи по уголовным делам) в Российской Федерации признается и широко распространено также в качестве предпринимательской деятельности, к которой – в отличие от адвокатской деятельности — не предъявляются никакие квалификационные и профессионально-этические требования, в том числе, касающиеся специального юридического образования ее субъектов, и не установлены формы ни ведомственного, ни профессионально-корпоративного контроля. Эти требования существуют только по отношению к оказывающим юридическую помощь адвокатам. Деятельность всех прочих физических и юридических лиц по оказанию платных юридических услуг практически не регулируется.

Если обязательное членство адвокатов в адвокатской палате (после успешной сдачи ими квалификационного экзамена и принесения присяги) является механизмом для допуска к профессии и профессионального контроля за их деятельностью (которая не является коммерческой (предпринимательской), то на юридические коммерческие организации (фирмы) не возлагается задача обеспечивать ни профессиональный уровень, ни доступность для граждан и организаций юридической помощи – они ориентированы на работу в сфере бизнеса и получение прибыли именно от оказания ему юридических услуг. Это же относится и к частнопрактикующим лицам (даже не всегда имеющим юридическое образование), не работающим в каких-либо правозащитных организациях – их число, по мнению членов Советов адвокатских палат субъектов федерации, в 6 — 10 раз больше числа адвокатов.

Делегирование профессиональному объединению адвокатов государственных полномочий по организации юридической помощи — при обязательном членстве в таком адвокатском объединении — адекватно конституционной ответственности государства за обеспечение квалифицированной юридической помощи.

Такая ответственность предполагает также необходимое совершенствование профессиональных и организационных предпосылок юридического консультирования и представительства, что осознается всеми отвечающими за эту деятельность субъектами — профессиональной адвокатской корпорацией, правозащитным сообществом и государством.

Это не должно толковаться как отрицание или умаление права любого лица привлечь для осуществления своего представительства или защиты и других специалистов — в самых различных областях знаний, включая правоведение, не имеющих статуса адвоката (в уголовном процессе — наряду с защитником-адвокатом). При этом на указанных лиц не распространяются специальные права и гарантии, предоставленные законодательством исключительно адвокатам.

Сайт Приморской адвокатской палаты

СПЧ подготовил специальные меры по повышению роли адвокатуры 12:10, 7 апреля 2016

Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека подготовил большой блок предложений по усилению гарантий адвокатской деятельности.

Среди резонансных новаций — введение уголовной ответственности за воспрепятствование в работе адвокатов и вмешательство в их деятельность. Предусмотрены также дополнительные гарантии, охраняющие адвокатскую тайну

В подготовке проекта активное участие принимала Федеральная палата адвокатов России. Об этом сообщил «Российской газете» исполнительный вице-президент ФПА России Андрей Сучков. Предложения, которые уже направлены в заинтересованные ведомства, в целом вписываются в государственную политику по совершенствованию системы правосудия.

Справедливое судебное разбирательство — вот что нужно любому человеку в непростые минуты жизни. Рецепты, как этого достичь, более-менее известны: независимый суд, состязательность процесса, равенство сторон.

Сейчас в Госдуме рассматривается ряд законопроектов, способных повысить гарантии на справедливое правосудие. Недавно президент страны внес в Госдуму пакет законопроектов, расширяющих применения в стране суда присяжных.

Также планируется ввести обязательное видеопротоколирование процессов, повысить статус адвокатского запроса, обязать суды принимать в качестве доказательств аудио- и видеоматериалы.

Но, по мнению представителей СПЧ и адвокатского сообщества, сегодня необходимы дополнительные меры, усиливающие линию защиты. «Адвокат в суде действует не в своем интересе», — говорит Андрей Сучков.

«Он защищает права граждан и организаций. Поэтому, усиливая гарантии деятельности адвокатуры, мы укрепляем защиту прав граждан».

  • Для этого предлагается дополнить статью 294 Уголовного кодекса положением, устанавливающим уголовную ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности.
  • Сейчас, согласно этой статье, за вмешательство в какой-либо форме в деятельность прокурора или следователя предусмотрен штраф до 80 тысяч рублей либо обязательные работы до 480 часов.
  • Точно такое наказание предлагается установить и для тех, кто чинит препоны адвокату.
  • Еще одно предложение: признать недопустимыми доказательства, которые следствие получило из адвокатских досье, если только это не орудие преступления или запрещенные вещества.
  • Такие поправки предлагается внести в статью 75 Уголовно-процессуального кодекса.

Другая проблема: сбор адвокатом информации, необходимой для защиты клиента. В этом плане защита с обвинением заведомо неравны. Сейчас в Госдуме рассматривается законопроект, повышающий статус адвокатского запроса.

СПЧ предлагает усилить рассматриваемые нормы: сократить до 10 дней сроки, устанавливаемые для ответа на запрос адвоката, а также предоставить адвокату возможность сбора сведений, составляющих охраняемую законом тайну. Сейчас СПЧ и ФПА ищут приемлемые формулировки, которые бы в разумных пределах приоткрывали перед адвокатам завесу над некоторыми тайнами.

Специальный пакет предложений запрещает следователям отказывать защите в назначении экспертизы, допросе свидетелей и других следственных действиях.

При этом предлагается прописать в статье 159 Уголовно-процессуального кодекса два дополнительных запрета.

Первое: нельзя отказать защитнику в праве на участие в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству подозреваемого или обвиняемого.

Второе: нельзя отказывать любому из участников процесса в приобщении к материалам уголовного дела заключения специалиста или иных документов.

Особый вопрос — безопасность адвокатов. Чтобы защитник мог честно исполнять свой долг, он должен быть спокоен не только за свою свободу, но и за свою жизнь. Увы, слишком часто у кого-то возникает желание наказать слишком зубастого адвоката.

«Российский закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» устанавливает государственную защиту адвоката, членов его семьи и их имущества. Однако это скорее декларативная норма, — говорит Андрей Сучков.

— Специализированный закон о государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства не содержит такого понятия, как «адвокат». Положения закона распространяются лишь на защитника обвиняемого или подсудимого.

Адвокаты-представители потерпевшего, гражданского истца или ответчика в уголовном деле остаются без защиты.

  1. Не защищены адвокаты и в иных видах судопроизводства: гражданском, арбитражном, конституционном или административном, где накал страстей и суммы разрешаемых споров нередко превосходят то, что приходится наблюдать в уголовном деле».
  2. По мнению экспертов, адвокатов необходимо включить в перечень лиц, на которых распространяется положения Федерального закона «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».
  3. Владислав Куликов

Не вмешиваться, не препятствовать, не угрожать

Иван Соловьев, заслуженный юрист России, профессор Академии МВД России, эксперт Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ:

— В настоящее время идет некое переформатирование позиции адвокатуры. Ей хотят придать более высокий статус и законодательно закрепить большие полномочия адвокатов. Но время того адвоката, который был в России в XIX веке, пока не вернулось в силу несоответствия уровня современной адвокатуры.

Читайте также:  Насколько правомерно тсж применяет ст. 395 гк рф к собственнику, который не оплачивает или частично оплачивает оплату по содержанию дома и коммунальным платежам?

Адвокат однозначно вовлечен в судебное дело со всеми в этой связи последствиями. Однако не адвокат снимает напряжение между правоохранителями и предпринимателями, например. Решение находится посредством урегулирования конфликта, который возник между ними.

Адвокат, безусловно, может помочь решить спорные моменты, но он не является главным катализатором.

Эффективность уровня защиты адвокатов и до написания этих законодательных инициатив находится на должном уровне. Здесь же мы видим практически написанный адвокатский кодекс с явными барскими замашками.

Анастасия Рагулина, доцент Московской государственной юридической академии имени Кутафина, заместитель директора по научной работе юридической группы:

— Представляется целесообразным введение уголовной и административной ответственности за вмешательство в деятельность адвокатов. Давно назрела необходимость изменения ст. 294 УК РФ, устанавливающей ответственность за вмешательство в осуществление правосудия.

Нельзя под страхом уголовного наказания вмешиваться в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия и в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела.

Однако можно безнаказанно вмешиваться в деятельность адвоката, что не соответствует концепции правового государства.

Необходимыми можно признать и изменения, вносимые в административное законодательство. В том случае, если Кодекс об административных правонарушениях будет дополнен ст. 5.38.

1 «Нарушение законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре», то это позволит привлекать к ответственности лиц, совершающих действия, направленные на нарушение адвокатской тайны, не принявших мер по обеспечению безопасности адвоката и членов его семьи, имущества профессионального защитника.

Игорь Кустов, адвокат:

— Предложения разумные и своевременные. В нынешних условиях адвокатам трудиться не только сложно, но зачастую и опасно. Другой вопрос, что все эти инициативы на пути превращения в законодательные, а потом и в законы, могут дойти в усеченном или переработанном виде. Вот этого не хотелось бы.

Иван Петров

Источник: Интернет-портал «Российской газеты»

Государству невыгодна сильная позиция адвокатуры

13.07.2021 20:53:00

Институт защиты прав и свобод человека сам нуждается в юридической защите

СПЧ подготовил специальные меры по повышению роли адвокатуры Чаще всего адвокаты жалуются на недопуск к доверителям. Фото с сайта www.semnasem.ru

Юристы уже не первый год пытаются добиться от властей повышения гарантий адвокатской деятельности. Но все тщетно: нарушений их прав меньше не становится, зато появляются все новые злоупотребления со стороны чиновников.

Не решаются и застарелые проблемы – игнорирование профессиональных запросов и недопуск защитников к доверителям под надуманными предлогами. Властям, по словам экспертов, просто невыгодна по-настоящему независимая и действенная адвокатура, особенно в рамках политизированных дел.

Поэтому законы, как и практика правоприменения, не меняются.

Надо все-таки отметить, что в последнее время даже суды, склонные поддерживать позицию силовиков, вынуждены признавать правоту защитников.

На днях Восьмой кассационный суд принял решение в пользу запроса адвоката. ГУФСИН по Красноярскому краю не хотел предоставлять сведения о всех перемещениях (этапированиях) его доверителя.

Чиновники настаивали, что для предоставления личной информации о сидельце «третьим лицам» требуется его согласие.

Кассация признала эти доводы «несостоятельными», напомнив, что защитников связывает профессиональная тайна, так что полученные им сведения не могут противоречить целям «Закона о персональных данных».

Есть и другие примеры.

Городской суд Петербурга отменил штраф участнику протестной демонстрации, а все потому, что после задержания к активисту не пустили его адвоката, несмотря на предъявленный ордер и удостоверение.

Юриста просто грубо вытолкнули из отдела полиции. Недопуск к доверителю служители Фемиды назвали существенным нарушением КоАП, а полученный без правового сопровождения протокол – ненадлежащим доказательством.

«К большому сожалению, за последние годы не было ни одного изменения в лучшую сторону, связанного с соблюдением профессиональных прав адвокатов, – заявил «НГ» управляющий партнер юркомпании AVG Legal Алексей Гавришев. – Ежегодно число нарушений растет, как и количество случаев незаконного применения к адвокатам физического воздействия со стороны правоохранительных органов».

По мнению Гавришева, причина в том, что нашему государству невыгодна сильная позиция института адвокатуры, «в связи с чем постоянные нарушения не прекращаются и в большинстве случаев остаются безнаказанными». А поддержка адвокатов со стороны судов – лишь малый процент положительных решений в их пользу, но, к сожалению, не имеющий существенного влияния на судебную практику.

«Хорошо, что суды реагируют на такие ситуации и признают правоту адвокатов и неправомерность действий сотрудников правоохранительных органов», – подчеркивает вице-президент Гильдии российских адвокатов Евгений Корчаго.

В то же время он отмечает, что разного рода незаконные и даже неадекватные требования – в том числе и со стороны судей, когда они, например, просят раскрыть адвокатскую тайну, – периодически встречаются в судебной практике.

Решения в пользу адвокатов – гораздо реже.

Руководитель уголовной практики «BMS Law Firm» Александр Иноядов подтвердил, что проявления деструктивного отношения к защитникам не искоренены ни в одной из силовых структур.

«Об этом свидетельствуют и общеизвестные факты преследования адвокатов по отдельным резонансным делам, воспрепятствование реализации профессиональных прав», – отметил эксперт «НГ».

По его словам, существует негласный запрет на удовлетворение обоснованных жалоб защитников, системно допускаются нарушения сроков рассмотрения жалоб применительно к указанным в ст. 124–125 УПК РФ.

Член Ассоциации юристов России (АЮР) Дмитрий Уваров подчеркнул в беседе с «НГ», что зачастую «приходится пробивать стены непонимания или даже нежелания видеть очевидное, как со стороны следствия, так и уже в ходе судебных слушаний».

При этом, по словам экспертов, самоуправление остается одним из важнейших принципов и гарантии защиты профессиональных прав адвокатов. К тому же корпорация активно занята разработкой стандартов для представителей данной профессии, а также зачисткой своих рядов от недобросовестных коллег. Юристов призывают к сдержанности, как в общении, так и в своем внешнем виде.

Так, накануне издание «Адвокатская улица» опубликовало исследование палаты Пермского края, посвященное поведению адвокатов в Сети.

Ряд юристов были уличены в целом перечне этических нарушений: они называли себя лучшими и сравнивали себя с коллегами, понятное дело, не в пользу последних, или намекали на серьезный опыт работы в силовых структурах, внушая потенциальным клиентам беспочвенные надежды.

Также регионы постепенно стали вводить дресс-код для адвокатов: их просят отказаться от откровенных костюмов, коротких юбок, декольте, спортивного стиля. Не выглядеть помятыми и неряшливыми, а главное – не забывать носить нагрудный знак, свидетельствующий об их роде деятельности.

Параллельно в Федеральной палате адвокатов (ФПА) призвали усилить контроль за «коммерциализацией» адвокатских запросов. Многие представители адвокатуры поддерживают «внутрикорпоративное регулирование», которое, по их словам, повышает престиж профессии в глазах общества.

«Вполне обоснованно, если будут разработаны общие принципы и правила для всей российской адвокатуры. Вопросы разработки правил дресс-кода адвоката не должны закончиться введением обязательной формы одежды.

А правила поведения в Сети будут способствовать как самодисциплине, так и повышению статуса самой адвокатской профессии», – считает Дмитрий Уваров.

«Дресс-код для защитников, на мой взгляд, должен стремиться к опыту других государств, которые ввели мантию для адвокатов, допустим во Франции.

Это значительно повысит авторитет адвокатуры, поскольку придаст значение соблюдению среди адвокатов кодекса этики в одежде и повысит авторитет профессиональных адвокатов среди судей и правоохранителей, которые придают значение таким атрибутам», – уверена адвокат Марина Симанова.

Она также заявила «НГ», что комиссиям адвокатских палат по защите профессиональных прав адвокатов «необходимо содействовать в изыскании инструментов, позволяющих придавать значение нарушениям прав адвокатов, и акцентировать внимание на таких нарушениях».

Самые распространенные нарушения, по словам Симановой, – игнорирование адвокатских запросов и их содержания, отказы в приобщении всех документов к материалам дел (способы воспрепятствования приобщению доказательств), нарушения условий конфиденциальности встреч, переписки и телефонных переговоров адвоката и доверителя, заявления необоснованных отводов защитнику. В правоохранительной системе сложился устойчивый стереотип, что единственно правильной моделью поведения является игнорирование защиты и всех ее заявлении. Только под угрозой того, что защитник найдет серьезные нарушения в работе того или иного сотрудника судебнои или силовой структуры, принимаются доказательства и выдаются необходимые адвокату документы.

При этом с каждым годом растут случаи посягательств на адвокатскую тайну – с помощью обысков, допросов, изъятий и откровенного запугивания защитников. Жалобы в порядке ст.

125 УПК (на действия полиции) выглядят действенным способом защиты, поскольку органы полиции и прокуратуры бессменно дают на них один и тот же ответ – мол, они отменили свои незаконные решения буквально за день до жалобы защитника, и ссылаются на неактуальность жалобы.

По словам Симановой, «так рассматриваются более 50% заявлений. Узнать о таких решениях невозможно, пока жалоба не поступит в суд. А происходит ли в действительности отмена незаконного решения задним числом, никто никогда из правоохранителей не признается».

Читайте также:  Обзор практики рассмотрения судами в 2013-2014 годах дел по спорам, связанным с обеспечением права малоимущих граждан состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма из муниципального жилищного фонда (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23 декабря 2015 г.

По мнению эксперта, «справедливо предложить закрепление ответственности за вмешательство в деятельность защитника в уголовном судопроизводстве по примеру закрепленной в ст. 294 УК РФ уголовной ответственности за вмешательство в деятельность суда, прокурора, следователя или лица, производящего дознание». 

Защита для адвоката

5 апреля 2016 г. 15:21

Подготовлены специальные меры по повышению роли адвокатуры

Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека подготовил большой блок предложений по усилению гарантий адвокатской деятельности.

Среди резонансных новаций — введение уголовной ответственности за воспрепятствование в работе адвокатов и вмешательство в их деятельность. Предусмотрены также дополнительные гарантии, охраняющие адвокатскую тайну.

В подготовке проекта активное участие принимала Федеральная палата адвокатов России. Об этом сообщил исполнительный вице-президент ФПА России Андрей Сучков. Предложения, которые уже направлены в заинтересованные ведомства, в целом вписываются в государственную политику по совершенствованию системы правосудия.

По мнению представителей СПЧ и адвокатского сообщества, сегодня необходимы дополнительные меры, усиливающие линию защиты. Предлагается дополнить статью 294 Уголовного кодекса положением, устанавливающим уголовную ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности.

  • Сейчас, согласно этой статье, за вмешательство в какой-либо форме в деятельность прокурора или следователя предусмотрен штраф до 80 тысяч рублей либо обязательные работы до 480 часов.
  • Точно такое наказание предлагается установить и для тех, кто чинит препоны адвокату.
  • Еще одно предложение: признать недопустимыми доказательства, которые следствие получило из адвокатских досье, если только это не орудие преступления или запрещенные вещества.
  • Такие поправки предлагается внести в статью 75 Уголовно-процессуального кодекса.

Другая проблема: сбор адвокатом информации, необходимой для защиты клиента. В этом плане защита с обвинением заведомо неравны. Сейчас в Госдуме рассматривается законопроект, повышающий статус адвокатского запроса.

СПЧ предлагает усилить рассматриваемые нормы: сократить до 10 дней сроки, устанавливаемые для ответа на запрос адвоката, а также предоставить адвокату возможность сбора сведений, составляющих охраняемую законом тайну. Сейчас СПЧ и ФПА ищут приемлемые формулировки, которые бы в разумных пределах приоткрывали перед адвокатам завесу над некоторыми тайнами.

Специальный пакет предложений запрещает следователям отказывать защите в назначении экспертизы, допросе свидетелей и других следственных действиях.

При этом предлагается прописать в статье 159 Уголовно-процессуального кодекса два дополнительных запрета.

Первое: нельзя отказать защитнику в праве на участие в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству подозреваемого или обвиняемого.

Второе: нельзя отказывать любому из участников процесса в приобщении к материалам уголовного дела заключения специалиста или иных документов.

Особый вопрос — безопасность адвокатов. Чтобы защитник мог честно исполнять свой долг, он должен быть спокоен не только за свою свободу, но и за свою жизнь. Увы, слишком часто у кого-то возникает желание наказать слишком зубастого адвоката.

«Российский закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» устанавливает государственную защиту адвоката, членов его семьи и их имущества. Однако это скорее декларативная норма, — говорит Андрей Сучков.

— Специализированный закон о государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства не содержит такого понятия, как «адвокат». Положения закона распространяются лишь на защитника обвиняемого или подсудимого.

Адвокаты-представители потерпевшего, гражданского истца или ответчика в уголовном деле остаются без защиты.

Не защищены адвокаты и в иных видах судопроизводства: гражданском, арбитражном, конституционном или административном, где накал страстей и суммы разрешаемых споров нередко превосходят то, что приходится наблюдать в уголовном деле».

По мнению экспертов, адвокатов необходимо включить в перечень лиц, на которых распространяется положения Федерального закона «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов».

С полным текстом статьи можно ознакомиться здесь: http://rg.ru/2016/04/05/podgotovleny-specialnye-mery-po-povysheniiu-roli-advokatury.html

Защита для адвоката. Статья Российской газеты о специальных мерах по повышению роли адвокатуры

  • Защита для адвоката
  • Владислав Куликов
  • Российская газета — Федеральный выпуск №6939 (71)
  • Подготовлены специальные меры по повышению роли адвокатуры
  • Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека подготовил большой блок предложений по усилению гарантий адвокатской деятельности.
  • Среди резонансных новаций — введение уголовной ответственности за воспрепятствование в работе адвокатов и вмешательство в их деятельность. Предусмотрены также дополнительные гарантии, охраняющие адвокатскую тайну/

В подготовке проекта активное участие принимала Федеральная палата адвокатов России. Об этом сообщил «Российской газете» исполнительный вице-президент ФПА России Андрей Сучков. Предложения, которые уже направлены в заинтересованные ведомства, в целом вписываются в государственную политику по совершенствованию системы правосудия.

Справедливое судебное разбирательство — вот что нужно любому человеку в непростые минуты жизни. Рецепты, как этого достичь, более-менее известны: независимый суд, состязательность процесса, равенство сторон.

Сейчас в Госдуме рассматривается ряд законопроектов, способных повысить гарантии на справедливое правосудие. Недавно президент страны внес в Госдуму пакет законопроектов, расширяющих применения в стране суда присяжных.

Также планируется ввести обязательное видеопротоколирование процессов, повысить статус адвокатского запроса, обязать суды принимать в качестве доказательств аудио- и видеоматериалы.

Но, по мнению представителей СПЧ и адвокатского сообщества, сегодня необходимы дополнительные меры, усиливающие линию защиты. «Адвокат в суде действует не в своем интересе«, — говорит Андрей Сучков.

«Он защищает права граждан и организаций. Поэтому, усиливая гарантии деятельности адвокатуры, мы укрепляем защиту прав граждан«.

  1. Для этого предлагается дополнить статью 294 Уголовного кодекса положением, устанавливающим уголовную ответственность за воспрепятствование адвокатской деятельности.
  2. Сейчас, согласно этой статье, за вмешательство в какой-либо форме в деятельность прокурора или следователя предусмотрен штраф до 80 тысяч рублей либо обязательные работы до 480 часов.
  3. Точно такое наказание предлагается установить и для тех, кто чинит препоны адвокату.
  4. Еще одно предложение: признать недопустимыми доказательства, которые следствие получило из адвокатских досье, если только это не орудие преступления или запрещенные вещества.
  5. Такие поправки предлагается внести в статью 75 Уголовно-процессуального кодекса.

Другая проблема: сбор адвокатом информации, необходимой для защиты клиента. В этом плане защита с обвинением заведомо неравны. Сейчас в Госдуме рассматривается законопроект, повышающий статус адвокатского запроса.

СПЧ предлагает усилить рассматриваемые нормы: сократить до 10 дней сроки, устанавливаемые для ответа на запрос адвоката, а также предоставить адвокату возможность сбора сведений, составляющих охраняемую законом тайну. Сейчас СПЧ и ФПА ищут приемлемые формулировки, которые бы в разумных пределах приоткрывали перед адвокатам завесу над некоторыми тайнами.

Специальный пакет предложений запрещает следователям отказывать защите в назначении экспертизы, допросе свидетелей и других следственных действиях.

При этом предлагается прописать в статье 159 Уголовно-процессуального кодекса два дополнительных запрета.

Первое: нельзя отказать защитнику в праве на участие в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству подозреваемого или обвиняемого.

Второе: нельзя отказывать любому из участников процесса в приобщении к материалам уголовного дела заключения специалиста или иных документов.

Особый вопрос — безопасность адвокатов. Чтобы защитник мог честно исполнять свой долг, он должен быть спокоен не только за свою свободу, но и за свою жизнь. Увы, слишком часто у кого-то возникает желание наказать слишком зубастого адвоката.

«Российский закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» устанавливает государственную защиту адвоката, членов его семьи и их имущества. Однако это скорее декларативная норма, — говорит Андрей Сучков.

— Специализированный закон о государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства не содержит такого понятия, как «адвокат». Положения закона распространяются лишь на защитника обвиняемого или подсудимого.

Адвокаты-представители потерпевшего, гражданского истца или ответчика в уголовном деле остаются без защиты.

  • Не защищены адвокаты и в иных видах судопроизводства: гражданском, арбитражном, конституционном или административном, где накал страстей и суммы разрешаемых споров нередко превосходят то, что приходится наблюдать в уголовном деле».
  • По мнению экспертов, адвокатов необходимо включить в перечень лиц, на которых распространяется положения Федерального закона «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов«.
  • Не вмешиваться, не препятствовать, не угрожать
  • Иван Петров
  • Иван Соловьев, заслуженный юрист России, профессор Академии МВД России, эксперт Института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ:

— В настоящее время идет некое переформатирование позиции адвокатуры. Ей хотят придать более высокий статус и законодательно закрепить большие полномочия адвокатов. Но время того адвоката, который был в России в XIX веке, пока не вернулось в силу несоответствия уровня современной адвокатуры.

Адвокат однозначно вовлечен в судебное дело со всеми в этой связи последствиями. Однако не адвокат снимает напряжение между правоохранителями и предпринимателями, например. Решение находится посредством урегулирования конфликта, который возник между ними.

Адвокат, безусловно, может помочь решить спорные моменты, но он не является главным катализатором.

Эффективность уровня защиты адвокатов и до написания этих законодательных инициатив находится на должном уровне. Здесь же мы видим практически написанный адвокатский кодекс с явными барскими замашками.

Читайте также:  Содержание субъективного авторского права

Анастасия Рагулина, доцент Московской государственной юридической академии имени Кутафина, заместитель директора по научной работе юридической группы:

— Представляется целесообразным введение уголовной и административной ответственности за вмешательство в деятельность адвокатов. Давно назрела необходимость изменения ст. 294 УК РФ, устанавливающей ответственность за вмешательство в осуществление правосудия.

Нельзя под страхом уголовного наказания вмешиваться в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия и в деятельность прокурора, следователя или лица, производящего дознание, в целях воспрепятствования всестороннему, полному и объективному расследованию дела.

Однако можно безнаказанно вмешиваться в деятельность адвоката, что не соответствует концепции правового государства.

Необходимыми можно признать и изменения, вносимые в административное законодательство. В том случае, если Кодекс об административных правонарушениях будет дополнен ст. 5.38.

1 «Нарушение законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре«, то это позволит привлекать к ответственности лиц, совершающих действия, направленные на нарушение адвокатской тайны, не принявших мер по обеспечению безопасности адвоката и членов его семьи, имущества профессионального защитника.

Игорь Кустов, адвокат:

— Предложения разумные и своевременные. В нынешних условиях адвокатам трудиться не только сложно, но зачастую и опасно. Другой вопрос, что все эти инициативы на пути превращения в законодательные, а потом и в законы, могут дойти в усеченном или переработанном виде. Вот этого не хотелось бы.

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!

Адвокаты заявили о риске 30 млн россиян лишиться состязательности в суде :: Общество :: РБК

По их мнению, основные, но не в полной мере разрешенные проблемы сферы оказания бесплатной юридической помощи состоят в:

  • невысоком размере оплаты, финансируемой из средств регионального бюджета;
  •  нерешенности организационно-технических вопросов, связанных со сложной бюрократической процедурой доступа граждан к юридической помощи и пока еще низким уровнем правового информирования и просвещения граждан.

«Однако вместо реализации ряда уже разработанных юридическим сообществом и ранее поддержанных Министерством юстиции мер, направленных на разрешение этих проблем, им предпринимается очередная попытка создания наряду с существующей устойчивой самофинансируемой инфраструктурой адвокатуры «параллельных» государственных структур, занимающихся теми же вопросами, финансирование которых планируется полностью осуществлять за счет средств государственного бюджета», — заметили адвокаты.

Как отмечают Галоганов и Мирзоев, представленные Минюстом данные о том, что участие в системе бесплатной юридической помощи якобы неинтересно адвокатам, и о том, что система работает эффективно именно лишь в тех регионах, где созданы государственные юридические бюро, не являются полными и репрезентативными.

«Эти данные, тем более при отсутствующей их всесторонней научно обоснованной интерпретации и широкого обсуждения в профессиональном сообществе, не свидетельствуют о неэффективности деятельности адвокатуры и незаинтересованности адвокатов в оказании такой помощи.

Они не свидетельствуют и о том, что предложение о создании государственных юридических бюро обусловлено реальными потребностями граждан как получателей бесплатной юридической помощи», — говорится в письме.

  • Минюстом также предложено разработать для государственных юридических бюро стандарты оказания бесплатной юридической помощи, кодекс профессиональной этики, а также механизмы контроля за их исполнением, однако все эти правовые и организационные элементы уже давно созданы и нашли свое применение в деятельности адвокатского сообщества, подчеркнули авторы письма.
  • «Повсеместное создание государственных юридических бюро, кроме этого, вступает в противоречие с содержанием ранее разработанной Министерством юстиции и принципиально одобренной юридическим сообществом Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, одним из основных положений которой является объединение сообщества юридических консультантов на базе адвокатуры», — считают Галоганов и Мирзоев.
  • По мнению адвокатов, реализация данного проекта влечет за собой ряд проблем, среди которых:
  • позиционирование государства в несвойственной ему роли юридического консультанта создаст как скрытый, так и явный конфликт интересов, состязательность в суде будет ликвидирована для как минимум 30 млн граждан, то есть каждого четвертого взрослого человека;
  • создание государственных юридических бюро и их филиалов по всей стране потребует колоссальных, но при этом неоправданных бюджетных расходов;
  • основная часть выделенных из бюджета средств будет расходоваться не на оплату труда по оказанию юридической помощи, а на администрирование (аренду помещений, транспорт, ведение бухгалтерии, контроль за занятостью сотрудников и др.);
  • оказание юридической помощи по каждому конкретному случаю без внедрения возможностей искусственного интеллекта повлечет неоправданно высокий объем расходов на оплату труда лиц, предоставляющих эту помощь, а также будет препятствовать развитию современных цифровых технологий, при том что вопросы граждан в рамках оказания бесплатной юридической помощи однообразны, а ответы стандартны.
  1. Как отметили Галоганов и Мирзоев, обусловленное созданием системы государственных юридических бюро бесплатное для граждан оказание юридической помощи, несомненно, повлечет «лавинообразный рост» обращений практически каждого из 30 млн граждан в суды, что приведет либо к коллапсу судебной системы, где уже сейчас рассматривается около 38 млн дел в год, либо к увеличению финансирования судебной системы минимум в два раза.
  2. Также, по их мнению, традиционная адвокатура будет разрушена за счет оттока значительной части адвокатов, особенно в дальних регионах, в число служащих государственных юридических бюро, вследствие чего многие судебные участки окажутся без адвокатов, следовательно, проведение уголовных процессов в них станет невозможным.
  3. «Таким образом, повсеместное создание государственных юридических бюро для целей оказания бесплатной юридической помощи является более затратным и сложным по сравнению с уже существующей и зарекомендовавшей себя с положительной стороны системой адвокатуры, в связи с чем имеются основания полагать, что рассматриваемое предложение Министерства юстиции является нецелесообразным как с экономической, так и с организационной точки зрения», — уверены Галоганов и Мирзоев.
  4. Они предложили решить проблемы следующими путями:
  • создать на платформе госуслуг чат-бот бесплатной юридической помощи, который позволит удовлетворить 75–80% всех поступающих обращений (с учетом того, что подавляющее число вопросов являются стандартными бытовыми проблемами, относящимися к сфере жилищно-коммунального хозяйства, социального обеспечения, пенсионного обеспечения);
  • обеспечить стандартизацию подходов к регулированию платной юридической помощи, реализовать на практике идеи профессионализации судебного представительства и предоставить права ведения судебных дел адвокатам, юрисконсультам по делам своих работодателей и представителям государственных органов в пределах их компетенции;
  • включить проект создания блока бесплатной юридической помощи в государственную программу «Цифровая экономика» и осуществить ее реализацию путем интеграции через госуслуги.

Источник РБК, близкий к Минюсту, комментируя это письмо, заявил, что руководство министерства неоднократно обсуждало с Федеральной палатой адвокатов вопросы повышения эффективности системы оказания бесплатной юридической помощи.

«Адвокатское сообщество не проявляло интереса к этому проекту, прежде всего из-за низкой экономической составляющей. Работать по коммерческим делам намного выгодней, чем по линии бесплатной юридической помощи.

Сейчас же адвокаты стали понимать, что под правовой проект с госюрбюро, вероятно, будет увеличено финансирование — вот и пытаются откатить назад», — сказал он.

По статистике Минюста, в 2020 году в государственной системе бесплатной юридической помощи участвовали 524 работника госюрбюро (26 регионов) и 10 739 адвокатов (77 регионов). При этом в прошлом году работниками госюрбюро помощь была оказана гражданам в 133 537 случаях, адвокатами — в 107 770 случаях.

В мае Путин поддержал предложение Минюста о создании сети государственных бюро бесплатной юридической помощи для малоимущих по всей стране.

Глава государства отмечал, что оказание бесплатной юридической помощи в стране недостаточно развито.

«У нас примерно 30 млн граждан имеют право на бесплатную юридическую помощь [от государства], а пользуются этим правом примерно 2%», — говорил президент.

Глава Минюста Константин Чуйченко тогда признал, что создаваемая с 2011 года система государственной бесплатной юридической помощи пока «недостаточно эффективно работает». Он отметил, что в прошлом году за ней обратились лишь 335 тыс. граждан.

Чуйченко напомнил, что по действующему закону система бесплатной юридической помощи малоимущим за счет государства формируется в каждом из регионов.

«В 59 субъектах России основными участниками являются адвокаты, в восьми регионах — государственные юридические бюро, а в 18 регионах — и адвокаты, и госюрбюро», — сказал министр, уточнив, что участие адвокатов в оказании данного вида помощи является добровольным.

«И многим из них, к сожалению, просто неинтересна работа на данном направлении. Часто адвокаты не осваивают выделяемые средства, что связано со сложной системой отчетности, поэтому в ряде регионов, где нет государственных юридических бюро, элементарно не хватает рабочих рук», — сказал Чуйченко.

По его словам, система бесплатной юридической помощи лучше работает в тех регионах, где созданы государственные юридические бюро.

«При том что госюрбюро работают только в 30% регионов (26 субъектов РФ), именно на них приходится основная масса всех случаев предоставления бесплатной юридической помощи.

Мы предлагаем сконцентрировать усилия на создании государственных юридических бюро во всех регионах», — заключил глава Минюста.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *