Приговор в отношении Т., обвиняемого в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 272 УК РФ — назначено наказание в виде штрафа 20 000 руб.

Приговор в отношении Т., обвиняемого в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 272 УК РФ - назначено наказание в виде штрафа 20 000 руб.

Обобщим судебную практику ВС РФ про освобождение от уголовной ответственности с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. То есть у тех лиц, кто совершил преступление небольшой и средней тяжести (кражу, мошенничество, присвоение или растрату, умышленное уничтожение или повреждение имущества и др.), есть шанс получить индульгенцию от уголовной ответственности, оплатив судебный штраф.

Федеральным законом от 03.07.2016 г. №323-ФЗ «О внесении изменений в УКРФ и УПКРФ по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» введено новое основание освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в качестве меры уголовно-правового характера.

Важно!

За период действия статей 762, 1044, 1045 УК РФ институт судебного штрафа подтвердил свою востребованность в правоприменительной практике.

В соответствии со статистическими данными Судебного департамента при ВС РФ, судебный штраф в 2017 г. был назначен 20 639 лицам, в 2018 г. — 33 329 лицам.

Президиумом ВСРФ утвердил 10.07.2019 г. Обзор судебной практики освобождения от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, в котором сформулированы следующие правовые позиции.

Возможно или невозможно освобождение от уголовной ответственности?

  • Суд в каждом конкретном случае должен решить, достаточны ли предпринятые лицом, совершившим преступление, действия для того, чтобы расценить уменьшение общественной опасности содеянного как позволяющее освободить лицо от уголовной ответственности.
  • При этом вывод о возможности или невозможности такого освобождения, к которому придет суд в своем решении, должен быть обоснован ссылками на фактические обстоятельства.
  • ПРИМЕР №1.

Ч.

в ходе судебного заседания по гражданскому делу, проходившего в зале судебного заседания районного суда, в присутствии участников процесса высказал в адрес представителя истца в грубой, неприличной форме слова, унижающие ее честь и достоинство, тем самым проявил неуважение к суду, выразившееся в оскорблении участника судебного разбирательства.

Постановлением районного суда Ч., обвиняемый в совершении преступления по ч. 1 ст. 297 УК РФ, освобожден от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в размере 40 тыс. рублей.

Суд указал, что имеется совокупность условий для освобождения подсудимого от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа:

  • впервые привлекается к уголовной ответственности за совершение преступления небольшой тяжести;
  • признает вину;
  • загладил причиненный потерпевшей моральный вред принесенными извинениями;
  • требований имущественного характера потерпевшей к подсудимому не заявлялось.

Заглаживание вины путем пожертвования

Способы возмещения ущерба и заглаживания вреда должны носить законный характер и не ущемлять права третьих лиц.

Важно!

При этом возможные способы возмещения ущерба и заглаживания причиненного преступлением вреда законом не ограничены.

С учетом этого суды правильно исходят из того, что вред, причиненный преступлением, может быть возмещен в любой форме, позволяющей компенсировать негативные изменения, причиненные преступлением охраняемым уголовным законом общественным отношениям.

ПРИМЕР №2.

Постановлением районного суда прекращено уголовное дело в отношении К., обвиняемой в совершении преступления по ч.  ст.228 УК РФ, в соответствии со ст.251 УПК РФ с назначением судебного штрафа в размере 10 тыс. руб.

Суд мотивировал свое решение тем, что К.

загладила причиненный преступлением вред путем добровольного выполнения общественных работ в «Социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних» и пожертвования денежных средств в данное учреждение на благотворительность.

Преступник не довел начатое до конца – судебный штраф возможен

Лицо может быть освобождено от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа и в том случае, когда в результате совершения преступления материальный ущерб фактически не причинен ввиду того, что преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

ПРИМЕР №3.

Постановлением районного суда прекращено уголовное дело с назначением судебного штрафа в отношении М., который обвинялся в совершении преступления по ч.3 ст.30, п. «а» ч. 2 ст. 158 УК РФ, а именно в покушении на кражу реверс-редуктора и дизельного топлива, которая не была доведена до конца, поскольку данные действия были обнаружены на месте сотрудниками организации и пресечены.

Важно!

Принимая решение о прекращении уголовного дела по основанию, предусмотренному ст. 762 УК РФ, суд отметил, что имущество было возвращено организации, кроме того, М. сам отремонтировал неисправный реверс-редуктор, тем самым загладил причиненный им вред общественным отношениям.

Добровольный возврат имущества потерпевшему

Возврат похищенного имущества потерпевшему может быть признан в качестве возмещения ущерба или заглаживания вреда при условии, если лицо добровольно возвратило похищенное им имущество.

ПРИМЕР №4.

Постановлением районного суда уголовное дело в отношении М., обвиняемой в совершении преступления по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ, прекращено с назначением судебного штрафа.

Принимая указанное решение, суд учел, что М. впервые привлекается к уголовной ответственности, обвиняется в совершении преступления средней тяжести, возместила причиненный преступлением ущерб потерпевшей путем добровольной выдачи похищенного имущества.

Однако если же похищенное имущество изъяли у преступника забрали, то суд будет вправе отказать в назначении судебного штрафа.

Отсутствие источника дохода не препятствуют замене уголовной ответственности судебным штрафом

Суды исходят из того, что необходимость выяснения имущественного (материального) положения лица, освобождаемого от уголовной ответственности, предусмотрена исключительно при определении размера судебного штрафа (ч. 2 ст. 1045 УК РФ).

ПРИМЕР №5.

О., находясь в помещении магазина, открыто похитил товар, причинив потерпевшему материальный ущерб на сумму 5702 руб. 20 коп.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что оснований для освобождения О. от уголовной ответственности и назначения ему судебного штрафа не имеется, сославшись при этом на имущественное положение подсудимого и отсутствие у него постоянного источника дохода.

Апелляционным постановлением областного суда указанный приговор отменен и О. освобожден от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа в размере 10 тыс. рублей.

Нужно ли согласие потерпевшего на замену преступнику уголовной ответственности на штраф?

В большинстве случаев в ходе предварительного расследования выяснялось мнение потерпевших о возможности освобождения лица от уголовной ответственности, которое оформлялось либо в виде ходатайств от потерпевшего на прекращение уголовного дела в соответствии со ст. 251 УПК РФ, либо в виде письменного согласия на прекращение уголовного дела.

Вместе с тем исходя из положений ст.762 УК РФ согласие (несогласие) потерпевшего на прекращение уголовного дела и освобождение лица от уголовной ответственности в порядке, установленном ст. 251 УПК РФ, не имеет определяющего значения.

Важно!

Если потерпевший возражает против прекращения уголовного дела с назначением судебного штрафа, судья выясняет причины такой позиции потерпевшего, а также оценивает достаточность принятых обвиняемым мер по возмещению ущерба или заглаживания вреда для признания выполненными условий, предусмотренных ст. 762 УК РФ.

Размер судебного штрафа: меньше можно, больше – нельзя

В соответствии со ст. 1045 УК РФ размер судебного штрафа не может превышать половину максимального размера штрафа, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ.

Важно!

В случае если штраф не предусмотрен соответствующей статьей Особенной части УК РФ, размер судебного штрафа не может быть более двухсот пятидесяти тысяч рублей. Тем самым законом определен лишь максимальный размер судебного штрафа. Минимальный размер судебного штрафа, назначаемого в порядке ст. 762 УК РФ, ст. 1045 УК РФ не установлен.

ПРИМЕР №6.

Постановлением районного суда уголовное дело в отношении И., обвиняемого в совершении преступления по ч.1 ст.2221 УК РФ, прекращено в соответствии со ст. 251 УПК РФ, ему назначена мера уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 3 тыс. рублей.

При определении размера судебного штрафа суд исходил из требований ст. 1045 УК РФ, при этом принял во внимание тяжесть преступления, в совершении которого обвиняется И.

, его имущественное положение и имущественное положение его семьи, трудоспособный возраст подсудимого и возможность получения им дохода.

Размер штрафа за несколько преступлений

При определении размера судебного штрафа за несколько преступлений небольшой и (или) средней тяжести суды исходят из санкции статьи, устанавливающей наиболее строгую ответственность.

ПРИМЕР №7.

Постановлением районного суда уголовное дело в отношении П., обвиняемого в совершении преступлений по п.«а» ч.2 ст.116, ч.1 ст.166 УК РФ, прекращено в порядке ст.251 УПК РФ. П. освобожден от уголовной ответственности с применением к нему меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа в размере 5 тыс. рублей.

Процессуальные особенности назначения судебного штрафа

Согласие подозреваемого является обязательным условием прекращения уголовного дела в связи с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Прекращение уголовного дела с назначением судебного штрафа относится к категории нереабилитирующих оснований, вследствие чего его применение допустимо только при согласии подозреваемого (обвиняемого).

Изучение практики показало, что суды отказывают в удовлетворении ходатайств, поданных на основании ст.762 УК РФ, если обвиняемый в судебном заседании не подтвердил свое согласие на прекращение уголовного дела или уголовного преследования с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Важно!

Участие прокурора в рассмотрении ходатайства о прекращении уголовного дела с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа является обязательным.

Прекращение уголовного преследования в суде по ст. 210 УК РФ, в рамках расследования незаконной банковской деятельности по ст. 172 УК РФ. Тактика защиты и особенности по уголовным делам о преступлениях совершенных в сфере экономической деятельности

Приговор в отношении Т., обвиняемого в совершении преступления предусмотренного ч. 3 ст. 272 УК РФ - назначено наказание в виде штрафа 20 000 руб.

Прекращение уголовного преследования в суде по ст. 210 УК РФ, в рамках расследования незаконной банковской деятельности по ст. 172 УК РФ.

Тактика защиты и особенности, по уголовным делам о преступлениях, совершенных в сфере экономической деятельности.

28 января 2019 года в Симоновском районном суде г. Москвы завершилось рассмотрение уголовного дела, в отношении 15 обвиняемых, в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 и 2 ст. 210, ч. 2 ст.

172 УК РФ – создание и участие в преступном сообществе (преступной организации) лиц, действующих из корыстных побуждений, с целью систематического получения незаконного дохода, не контролируемого со стороны государства, состоящее из четырех функционально и территориально обособленных подразделений и консалтингового блока, состоящего из обособленного бухгалтерского и юридического подразделений, объединенных единой целью – совместное совершение тяжкого преступления, а именно незаконной банковской деятельности, предусмотренного ст. 172 УК РФ.

По версии следователей ГСУ, обвиняемые получали неконтролируемый государством доход в течении длительного периода времени, где организаторы преступного сообщества (преступной организации), совместно с руководителями структурных подразделений, в которые входили консалтинговые, бухгалтерские и юридические компании, а также иными участниками, избрали направление преступной деятельности — осуществление незаконной банковской деятельности, в соответствии с разработанным организаторами преступным планом, который подразумевал обязательное использование государственных и банковских процедур, регистрации юридических лиц, с использованием реквизитов, подконтрольных юридических лиц. Доход преступного сообщества (преступной организации) от незаконной банковской деятельности составлял процент от общего объема перечисленных безналичных денежных средств клиентами — предпринимателями на расчетные счета подконтрольных преступному сообществу юридических лиц – в наличные, путем инкассации наличных денежных средств с рынков города Москвы и других городов РФ, полученных от различных предпринимателей, и терминалов мгновенной оплаты, который представлял собой оговоренный заранее процент от суммы обналичиваемых средств. Тем самым совершили преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ, п. «а», «б» ч. 2 ст. 172 УК РФ.

Общий объем уголовного дела составил более 250 томов, число обвиняемых 15 человек, 6 из которых со стадии предварительного расследования находились под стражей в СИЗО, на протяжении 3 лет. А общий срок предварительного и судебного следствия составил около 4 лет.

В 2018 году шесть обвиняемых, находившихся под стражей около 3 лет и содержащихся в СИЗО, были отпущены в зале суда. В приговоре Симоновского районного суда г. Москвы обвиняемым были зачтены сроки содержания под стражей и всем подсудимым были назначены условные сроки наказания.

Согласно Постановлению Симоновского районного суда г. Москвы, в ходе судебных прений государственный обвинитель отказалась от обвинения по ч. 1 и 2 ст.

210 УК РФ (создание и участие в преступном сообществе) в отношении всех подсудимых, указывая, что в ходе судебного следствия не установлены обстоятельства, бесспорно свидетельствующие о наличии в данной организованной группе сложной внутренней структуры и увеличенный масштаб ее работы, в связи с чем, объективно имеется лишь признак «организованная группа» по ч.2 ст. 172 УК РФ, а не преступное сообщество – ст. 210 УК РФ. По мнению государственного обвинителя, вывод органа предварительного расследования о наличии в действиях подсудимых состава преступления, предусмотренного ч. 1, 2 ст. 210 УК РФ, не подтвержден исследованными в ходе судебного разбирательства доказательствами.

Проверив материалы уголовного дела, Симоновский суд пришел к выводу о необходимости прекращения уголовного преследования в части обвинения по ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ в отношении всех подсудимых. Как верно указано судом, по смыслу действующего уголовного закона, решая вопрос о виновности лиц совершении преступления, предусмотренного ст.

Читайте также:  Не платят зарплату, как обратиться в прокуратуру? И куда еще обращаться?

210 УК РФ, надлежит учитывать, что исходя из положений ч. 4 ст.

35 УК РФ преступное сообщество отличается от иных видов преступных групп, в том числе организованной группы, более сложной внутренней структурой, наличием цели совместного совершения тяжких и особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, а так же возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью.

Однако, обвинение в части ст. 210 УК РФ не нашло свое объективное подтверждение исходя из доказательств, представленных органом следствия, подробно исследованных в судебном заседании.

На протяжении предварительного и судебного следствия мною и командой квалифицированных адвокатов: Зинурова А.З., Мугалимова С.Н., Глухова А.Н., Губейдуллина Р.Р., Ахильгова К.С., Алистратова А.Н., Старовойтова П.В., Первова А.И., Доля Б.Г., Ефименко А.С.

и другими адвокатами, была проделана колоссальная работа по защите прав и законных интересов подзащитных.

Огромное количество ходатайств и заявлений о прекращении уголовных преследований, об исключении доказательств, о возврате уголовного дела на дополнительное расследование, о проведении повторных судебных экспертиз, о проведении допросов и очных ставок, об истребовании доказательств, запросы в ЦБ РФ, в Министерство Финансов РФ, а также много другое, это лишь малая часть проделанной работы адвокатов, которая привела к общей победе и прекращению ст. 210 УК РФ. Для меня лично было большой честью работать с такими профессионалами, в результате чего прокуратура г. Москвы и суд согласились с нашими доводами.

В ходе расследования настоящего уголовного дела по мнению защиты, была выявлена неполнота предварительного следствия, а также отсутствие объективных доказательств, подтверждающих вину подсудимых. Неверно дана юридическая оценка и квалификация преступлений.

На стадии судебного следствия стороной защиты неоднократно обращалось внимание на имеющиеся в материалах дела требование прокурора г. Москвы об устранении нарушений федерального законодательства. Как верно указывал заместитель Прокурора г.

Москвы в своем требовании, на протяжении всего срока расследования уголовного дела, в нарушении требований ст. 6.1 и ст. 21 УПК РФ следователем не осуществлялось уголовное преследование целого ряда лиц, причастных к совершению преступления.

Более того распоряжении защиты имелись достоверные сведения о совершении вышеуказанных преступлений иными лицами, которые по непонятным основаниям остались свидетелями и не были привлечены к уголовной ответственности.

Адвокатами так же были выявлены нарушения уголовно-процессуального закона, такие как:

— разъяснения прав обвиняемым, предусмотренные ст. 47 УПК РФ были предъявлены в недействующей редакции, тем самым нарушая положения ст. 2 Конституции РФ;

  • — в нарушении приказов МВД России № 776, Минобороны России № 703, ФСБ России № 509, ФСО России № 507, ФТС России № 1820, СВР России № 42, ФСИН России № 535, ФСКН России № 398, СК России № 68 «Об утверждении Инструкции о порядке представления результатов ОРД», УЭБиПК ГУ МВД Росси по г. Москве к сопроводительным письмом в адрес ГСУ были приложены Постановления о предоставлении и рассекречивании результатов ОРД, однако в ходе их изучения было установлено, что не все рассекреченные материалы были представлены следователю в полном объеме;
  • — не в полном объеме к материалам уголовного дела были приобщены выписки из стенограмм (ПТП) различных абонентов сотовых связей;
  • — в нарушении п.12 вышеназванной инструкции о порядке предоставления результатов ОРД, в адрес следствия не были переданы копии судебных решений о разрешении прослушивания телефонных переговоров подсудимых, что существенно нарушило право граждан на тайну переписки и телефонных переговоров;
  • — в некоторых сопроводительных письмах и постановлениях из УЭБиПК в ГСУ указано, что выписки из стенограмм по абонентским номерам являются не секретными, что является прямым нарушением Закона РФ № 5485-1 «О государственной тайне», поскольку данные выписки содержат сведения о телефонных переговорах и соответственно должны быть засекречены, что сделано не было;

— в материалах дела содержались зашифрованные сводки ПТП, в которых были зафиксированы телефонные переписки подсудимых, при этом отсутствовали сведения, каким образом данные сводки появились в деле.

В постановлениях о рассекречивании и предоставлении, равно как и в сопроводительных письмах, органом дознания (УЭБиПК) указанные сводки в адрес следствия не направлялись, что является прямым нарушением ч.2 ст. 50 Конституции РФ, а также ч.3 ст.

7 УПК РФ, что влечет за собой признание таких доказательств недопустимыми;

  1. — от следователя, в установленном законом порядке и сроках не были получены ответы на все заявленные ходатайства защиты, не произведены необходимы запросы в компетентные органы, не допрошены все свидетели, которые были заявлены защитниками на стадии предварительного расследования;
  2. — следователем полностью проигнорированы ходатайства защиты о проведении повторной судебной бухгалтерской экспертизы, о получении подсудимыми дохода от незаконной банковской деятельности, исходя из процента комиссии удерживаемого при банковских транзакциях и перечислениях исходя из сведений, полученных в ходе прослушивания ПТП (прослушивание телефонных переговоров). Процент, называемый в данных ПТП озвучивался гораздо меньший, нежели предъявленный обвиняемым в Постановлении о привлечении в качестве обвиняемого;
  3. — ряд компаний, включенных следствием в перечень организаций, как «фирмы-однодневки», посредством которых, по мнению следователя, осуществлялись незаконные банковские операции, в ходе судебного следствия, были установлены как действующие в рамках действующего законодательства и не подпадающие под признаки фиктивности или номинальности;
  4. — в нарушении ст. 86 УПК РФ следователем в офисах компаний были изъяты предметы и документы, которые в последующем не были признаны вещественными доказательствами, а также не были возвращены их законным владельцам, в связи с утерей; — в процессе ознакомленияс материалами уголовного дела защитой установлено, что предварительное следствие по уголовному делу произведено не в полном объеме, достаточных

доказательств, подтверждающих вину в инкриминируемых подсудимым деяниях, предусмотренных ч. 1 и 2 ст. 210 УК РФ не имеется, что в последующем выразилось в прекращении уголовного преследования по ст. 210 УК РФ и отказом прокурора от обвинения.

— в ходе судебного следствия, защитниками (адвокатами) было установлено, что фактически ряд подсудимых не могли осуществлять банковские операции «по открытию и ведению банковских счетов физических и юридических лиц», «по осуществлению переводов денежных средств по поручению физических и юридических лиц», так как они не относились к числу лиц, указанных в нормативных актах (учредители кредитных организаций, руководители ее исполнительных органов, главный бухгалтер), то есть фактически не могли являться субъектом указанных преступлений.

Как мы знаем совсем недавно, в июле 2019 года депутат Госдумы Рифат Шайхутдинов повторно инициировал внесение изменений в ст. 210 УК РФ об организации преступного сообщества. Как видно из пояснительной записки к законопроекту, органами предварительного расследования и судами широко распространена практика предъявления обвинения по ст.

210 УК РФ в отношении предпринимателей. По мнению депутата, делается это зачастую лишьдля того, чтобы «внешне в строго в рамках закона обходить прямой запрет, установленный ст. 108 УПК РФ (арест за преступления в сфере предпринимательской деятельности) и применять в отношении указанных лиц меру пресечения в виде заключения под стражу.

А учитывая, что экономические преступления (ст.ст. 172, 174 159), предъявляемые в купе со ст.

210 УК РФ, относятся к категории особо тяжких, практически исключает вероятность избрания меры пресечения, не связанного с реальным лишением свободы, то есть по таким составам говорить об избрании домашнего ареста или подписки о невыезде говорить не приходится.

Во избежание случаев злоупотребления со стороны следственных и судебных органов, депутаты предлагают установить запрет дополнительной квалификации по делам экономической направленности. По мнению законодателей, под уголовное преследование могут попасть лица, которые попросту учредили коммерческую организацию и прямого отношения к ней не имели (номинальные учредители и руководители).

Схожей точки зрения придерживается и мэтр адвокатуры – вице президент Адвокатской палаты г. Москвы Генри Маркович Резник. «Статья 210 была эффективна в 1990 годах.

Сейчас она фактически исчерпала себя и зачастую является лишь инструментом давления на подозреваемых и обвиняемых,которым в обмен на признание вины по другим статьям обещают ее снять.

В итоге нередки случаи, когда невиновные бизнесмены просто оговаривают себя», — отметил Резник.

Безусловно встречаются случаи, когда под прикрытием предпринимательской деятельности совершаются преступления, в том числе охватываемые умыслом ст. 210 УК РФ, которым законная предпринимательская деятельность не сопутствует, либо сопутствует в незначительной степени.

Например, когда под видом банковской деятельности совершается мошенничество в отношении вкладчиков либо дольщиков, а также преступления, относящиеся финансовым пирамидам.

В таких случаях такие преступления не могут быть признаны совершенными в сфере предпринимательской деятельности, а потому могут быть одновременно влечь за собой ответственность по ст. 210 УК РФ.

По мнению, профессора юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова – профессора Яни П.С., «Данная проблематика будет решена, если определить в законе, что следует понимать под совершением не влекущих ответственность по ст.

210 УК РФ преступлений в сфере предпринимательской деятельности, т.е.

при непосредственной связи преступления с законной деятельностью, отвечающей критериям предпринимательства, специальным субъектом: членом органа управления коммерческой организации, лицом, фактически выполнявшим обязанности руководителя такой организации».

Однако не смотря на многочисленные попытки правозащитников, свести правоприменительную практику ст. 210 УК РФ к тому толкованию, который в нее закладывал законодатель, то есть применять в целях борьбы с уголовными авторитетами, наркомафией и террористическими организациями, на сегодняшний день статья 210 до сих пор представляет опасность для российского бизнеса.

Смогут ли законодатели возвратить статью 210 УК РФ под юрисдикцию присяжных заседателей и преодолеть силовое лобби, пока остается не решенной проблемой, но то что попытки правозащитников справиться и побороть зачастую абсурдное правоприменение данной нормы не прекращаются, оставляет за собой надежду на скорое решение данной проблемы.

Адвокат Зинуров А.З.

Анализ судебной практики применения статьи 292 УК РФ (Служебный подлог). — Мониторинг правоприменения

В статье 292 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за служебный подлог, то есть внесение должностным лицом, а также государственным служащим или муниципальным служащим, не являющимся должностным лицом, в официальные документы заведомо ложных сведений, а равно внесение в указанные документы исправлений, искажающих их действительное содержание, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности (при отсутствии признаков преступления, предусмотренного частью первой статьи 292.1 Уголовного кодекса). Ответственность по части второй указанной статьи наступает за те же деяния, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Преступления, предусмотренные ч. 1 и 2 ст. 292 УК РФ, является умышленными в силу указания на мотив – корыстную или иную личную заинтересованность. По категории тяжести деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 292 УК РФ, отнесено законодателем к преступлению небольшой тяжести, преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 292 УК РФ, – к преступлениям средней тяжести.

Читайте также:  Дал другу машину, со всеми документами кроме тех паспорта. он ее заложил своему знакомому! подскажите как можно решить этот вопрос законным способом?

Криминологическая характеристика.

В результате исследования 68 решений судов в 28 субъектах Российской Федерации (г. Москва, г.

Санкт-Петербург, Саратовская область, Ростовская область, Свердловская область, Челябинская область, Оренбургская область, Новосибирская область, Самарская область, Ярославская область, Иркутская область, Тульская область, Тюменская область, Орловская область, Сахалинская область, Волгоградская область, Ленинградская область, Пермский край, Краснодарский край, Красноярский край, Приморский край, Республика Башкортостан, Республика Татарстан, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Карелия, Удмуртская Республика, Чеченская Республика, Республика Мордовия) c 2015 по 2018 г. были получены следующие результаты.

Были выделены 4 основные сферы, в которых наиболее часто совершаются данные преступления:

  • •        охрана правопорядка, в том числе расследование преступлений и привлечение к административной ответственности, — 18 дел (26,5 %);
  • •        исполнение наказаний — 3 дела (4,4 %);
  • •        образовательная деятельность (высшее и средне-профессиональное образование) —  16 дел (23,5 %);
  • •        медицинская деятельность —  15 дел (22 %).

 В зависимости от квалификации преступлений по разным частям ст. 292 УК РФ дела распределились следующим образом: по ч. 1 ст. 292 УК РФ было квалифицировано 48 преступлений, что составило  70,6 %, по ч. 2 ст. 292 УК РФ – 20 преступлений, что составило 29,4 %. Среди всех проанализированных решений квалификация содеянного только по ст.

292 УК РФ имела место в 20 случаях (29,4 %), по совокупности – в 48 случаях (70,6 %), в том числе по совокупности с иными преступлениями против интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. 285, 286, 290, 291.2, 293 УК РФ) — 36, с посягательствами на собственность (ст. 159, 159.

2, 160 УК РФ) — 10, с посягательствами на интересы правосудия (ст. 303, 305 УК РФ) – 4.

Предметом служебного подлога наиболее часто выступали процессуальные документы, издаваемые в рамках осуществления производства по уголовным делам — 7 случаев (10,3 %),  процессуальные документы по делам об административных правонарушениях —  8 случаев (11,8 %), листки временной нетрудоспособности, карты учета диспансеризации и акты медицинского освидетельствования – 15 случаев (22 %), зачетные книжки, экзаменационные листы, зачетно-экзаменационные ведомости – 16 случаев (23,5 %).

Выявлено три наиболее распространенных способа осуществления служебного подлога: изготовление поддельного документа (с использованием официальных бланков) — 26 приговоров (38,2 %), внесение заведомо ложных сведений, имеющих юридическое значение, в документ — 33 приговора (48,5 %), подписание документа, содержащего сведения, не соответствующие действительности, с фиксацией юридически значимых фактов — 9 приговоров (13,2 %).

Характеристика лиц, совершающих преступления, предусмотренные ст. 292 УК РФ (ряд анализируемых приговоров вынесен в отношении 2 лиц).

Квалификация преступления Характеристика должностного лица Итого
Представитель власти Лицо, выполняющее организационно-распорядительные и/или административно-хозяйственные функции
Ч. 1 ст. 292 УК РФ 13 38 51
Ч. 2  ст. 292 УК РФ 11 10 21
Итого: 24 48 72

Распределение лиц, совершивших преступления, предусмотренные ст. 292 УК РФ, по сферам деятельности.

Сфера деятельности Осужденные
количество % от общего числа
  • Охрана правопорядка, в том числе:
  • — следователи, дознаватели,
  • — инспекторы ДПС,
  • — иные сотрудники полиции
  • — судьи
  1. 20
  2. 5
  3. 9
  4. 5
  5. 1
27,8
Исполнение наказаний 3 4,2
Образовательная деятельность 16 22,2
Медицинская деятельность 15 20,8
Иная 18 25

Следует подчеркнуть, что в рамках исследованной практики все лица, привлеченные к ответственности за совершение преступления, предусмотренного ст. 292 УК РФ, являлись лицами, не имеющими судимости.

Заслуживает внимания наказание, которое было назначено указанным лицам. В большинстве случаев за совершение преступления, предусмотренного ст.

292 УК РФ, назначаются наказания, не связанные с изоляцией от общества —  штраф, обязательные работы, исправительные работы.

Лишение свободы назначается в подавляющем большинстве случаев только по совокупности преступлений, при этом из 12 приговоров к лишению свободы в 8 случаях наказание было назначено условно.

В 5 случаях лица были освобождены от ответственности с уплатой судебного штрафа (6,9 %). В 3 случаях дело было прекращено в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, в одном – в связи с деятельным раскаянием. Еще в одном случае уголовное дело было прекращено на основании п. 1 ч. 6, п.

7 ч. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 г. № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Выявлен один случай оправдания по ст. 292 УК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Распределение осужденных по ст. 292 УК РФ по видам назначенного наказания.

Квалификация преступления Всего осужденных Назначенное наказание
Штраф Обязательные работы Исправительные работы Лишение свободы
реальное условное
Ч. 1 ст. 292 УК РФ 41 27 3 11
Ч. 2 ст. 292 УК РФ 19 7 4 8
Итого 60 34 3 11 4 8

Дополнительное наказание в виде лишения права занимать определенные должности за преступление, предусмотренное ст. 292 УК РФ,  было назначено по только 10 приговорам (14,7 %).

Проблемы уголовно-правовой квалификации.

  1. Определение предмета преступления.

Трудности определения предмета преступления — официального документа —  по ст. 292 УК РФ обусловлены тем, что понятие «официальный документ» в УК РФ не раскрывается.

На уровне международных и национальных нормативно-правовых актов существует несколько норм, содержащих дефиницию официального документа[1], однако эти определения даются для целей соответствующего нормативно-правового регулирования, в связи с чем не могут быть механически применены для решения уголовно-правовых задач.

II. Назначение наказания / КонсультантПлюс

3. Правила ч. 3 ст. 62 УК РФ о неприменении положений части 1 этой статьи не распространяются на лиц, которым в силу закона не назначается пожизненное лишение свободы, в том числе на лиц, совершивших неоконченное преступление.

Судом апелляционной инстанции приговор оставлен без изменения.

Постановлением президиума суда автономного округа приговор и апелляционное определение в отношении П. изменены. Назначенное осужденному по ч. 1 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ наказание смягчено до 9 лет 10 месяцев лишения свободы.

В кассационной жалобе осужденный оспаривал судебные решения в части назначенного ему наказания, полагая, что оно не соответствует требованиям ч. 1 ст. 62 и ст. 66 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации изменила приговор и все последующие судебные решения по следующим основаниям.

Как усматривается из приговора, суд, разрешая вопрос о назначении П. наказания, учел в качестве смягчающего наказание обстоятельства активное способствование раскрытию и расследованию преступления при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств.

При этом суды первой, апелляционной и кассационной инстанции не усмотрели оснований для применения в отношении осужденного ч. 1 ст. 62 УК РФ, ссылаясь на ч. 3 ст. 62 УК РФ, согласно которой положения ч. 1 ст.

62 УК РФ не применяются, если соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса предусмотрены пожизненное лишение свободы или смертная казнь. В этом случае наказание назначается в пределах санкции соответствующей статьи Особенной части УК РФ.

Указанная позиция является ошибочной, поскольку не учитывает, что ограничения, предусмотренные ч. 3 ст. 62 УК РФ на применение ч. 1 ст. 62 УК РФ закон связывает с возможностью назначения пожизненного лишения свободы либо смертной казни конкретному лицу, что в случае с осужденным П.

, совершившему неоконченное преступление, противоречило бы требованиям ч. 1 ст. 66 УК РФ.Согласно пункту 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22 декабря 2015 г.

N 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» правила части 3 статьи 62 УК РФ о неприменении положений части 1 этой статьи не распространяются на лиц, которым в силу закона не назначается пожизненное лишение свободы, в том числе на лиц, совершивших неоконченное преступление.

С учетом пределов назначения наказания, определенных ч. 1 ст. 66 и ч. 1 ст. 62 УК РФ, назначенное осужденному наказание не могло превышать шести лет восьми месяцев лишения свободы.В силу изложенного Судебная коллегия изменила приговор и смягчила назначенное П. наказание по ч. 1 ст. 30 и ч. 5 ст. 228.1 УК РФ до 6 лет 7 месяцев лишения свободы.

Определение N 69-УД16-5

4. Совершение участниками банды преступлений с использованием форменной одежды представителя власти признано обстоятельством, отягчающим наказание (п. «н» ч. 1 ст. 63 УК РФ).По приговору суда К. осужден к лишению свободы: по ч. 2 ст. 209 УК РФ к 8 годам, по пп. «а», «б» ч. 4 ст. 162 УК РФ к 8 годам. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 8 лет 6 месяцев лишения свободы.В апелляционных жалобах осужденный К. просил о смягчении наказания, утверждал, что отягчающее наказание обстоятельство, предусмотренное п. «н» ч. 1 ст. 63 УК РФ, — совершение преступления с использованием форменной одежды представителя власти не может быть к нему применено, так как форменную одежду представителя власти он не использовал и не знал о том, что участники нападения будут ее использовать.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор без изменения, указав следующее.

Наказание К. назначено в соответствии с требованиями ст. 6 и 60 УК РФ.В качестве отягчающего наказание обстоятельства для всех осужденных, в том числе и для К., правильно признано предусмотренное п. «н» ч. 1 ст. 63 УК РФ совершение преступления с использованием форменной одежды представителя власти.

В судебном заседании установлено, что форма представителей власти была использована нападавшими для предотвращения как сопротивления со стороны потерпевших, так и вмешательства в происходящее случайных очевидцев.

Расчет при этом делался на доверие и подчинение представителям власти, что существенно облегчило совершение преступления.

https://www.youtube.com/watch?v=-NwTVAsAhL8

Доводы осужденного о том, что он не знал об использовании форменной одежды представителей власти участниками нападения опровергаются его же показаниями в ходе предварительного расследования, из которых видно, что он, выполняя роль водителя, неоднократно перевозил участников банды к местам планируемых нападений и обратно, они в его присутствии переодевались в форму спецназа и вооружались. Также К. был посвящен в особенности совершения нападения.

Определение N 58-АПУ16-3

5. При назначении наказания по правилам ч. 3 ст. 66 УК РФ в случае совпадения верхнего предела наказания за неоконченное преступление с низшим пределом наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией соответствующей статьи Особенной части Уголовного кодекса РФ, ссылки на ст. 64 УК РФ не требуется.Б. осужден к лишению свободы по: ч. 5 ст. 228.1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 10 годам и по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ к 4 годам. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний ему назначено 11 лет лишения свободы.В апелляционном представлении государственный обвинитель оспаривал приговор в части назначенного Б. наказания ввиду его чрезмерной мягкости. Указывал, что по эпизоду оконченного состава преступления наказание назначено с применением ст. 64 УК РФ, а в отношении второго эпизода сделан вывод об отсутствии оснований для применения ст. 64 УК РФ, т.к. верхний предел наказания при неоконченном преступлении совпадает с нижним. По мнению автора представления, назначение менее строгого наказания, чем предусмотрено санкцией статьи, возможно лишь в случае применения ст. 64 УК РФ, а не в случае совпадения верхней и нижней границ санкции.

Судебная коллегия по уголовным делам верховного Суда Российской Федерации оставила приговор без изменения по следующим основаниям.

Наказание осужденному Б. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом установленных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, относящихся к особо тяжким, наличия смягчающих и отягчающего наказание обстоятельств, данных о личности.

Признание вины, способствование раскрытию и расследованию преступлений, данные о личности и семейном положении в полной мере учтены судом при решении вопроса о наказании, что обоснованно повлияло на решение о применении правил ст.

64 УК РФ при назначении наказания за оконченное преступление.Наказание по второму эпизоду назначено в соответствие с правилами ч. 3 ст. 66 УК РФ.Суд правильно указал, что при назначении наказания по правилам ч. 3 ст.

Читайте также:  Вопрос читателя: У меня вопрос. Положен ли бесплатный участок земли инвалида с детства, если ему 18 лет?

66 УК РФ в случае совпадения верхнего предела наказания, которое может быть назначено в результате применения положений ч. 3 ст. 66 УК РФ, с низшим пределом наиболее строгого вида наказания, предусмотренного санкцией, ссылки на ст. 64 УК РФ не требуется.

Таким образом, назначенное Б.

наказание, как за каждое отдельное преступление, так и по их совокупности, является справедливым и соразмерно содеянному.

Определение N 34-АПУ16-3

6. Срок давности привлечения к уголовной ответственности за мошенничество, совершенное путем изъятия денежных средств со счета их владельца, исчисляется с момента зачисления денег на расчетный счет виновного, который получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению.

По приговору суда от 19 мая 2014 г. М. осужден по ч. 4 ст. 159 УК РФ.

По данному делу осужден также Г.

Апелляционным определением от 4 августа 2014 г. приговор изменен в части назначенного М. и Г. наказания.

Постановлением президиума Московского городского суда от 31 июля 2015 г. приговор и апелляционное определение оставлены без изменения.

В кассационной жалобе адвокат в защиту осужденного М. просил отменить апелляционное определение, полагая, что оно вынесено за пределами сроков давности привлечения М.

к уголовной ответственности, поскольку к моменту его принятия в соответствии со ст. 78 УК РФ истекло 10 лет со времени совершения преступления.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила приговор и все последующие судебные решения без изменения по следующим основаниям.

Так, приговором суда установлено, что М. и Г. совместно с соучастниками в период с 2003 года по 29 июля 2004 г. путем обмана завладели акциями ОАО «В» и впоследствии совершили ряд неправомерных действий, в результате которых денежные средства в размере 9 311 200 рублей от продажа этих акций в рамках исполнительного производства поступили на расчетный счет отдела службы судебных приставов.

31 августа 2004 г. по представленным Г. реквизитам с расчетного счета отдела службы судебных приставов на расчетный счет ООО «С» перечислены денежные средства в размере 9 311 200 рублей, которые М. и Г. совместно с соучастниками преступления обратили в свою пользу и распорядились ими по своему усмотрению.

Таким образом, преступление следует считать оконченным 31 августа 2004 г., в связи с чем на момент рассмотрения уголовного дела судом апелляционной инстанции 4 августа 2014 г. сроки давности привлечения М. к уголовной ответственности, предусмотренные п. «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ, не истекли.

Определение N 5-УД16-12

7. Вопрос освобождения лица от отбывания наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора в силу ч. 1 ст. 10 УК РФ подлежал рассмотрению в порядке ст. 49 УК РСФСР, а не ст. 83 УК РФ.

Постановлением суда от 26 января 2016 г. ходатайство осужденной К. о неприведении в исполнение приговора от 16 апреля 1997 г. за давностью исполнения обвинительного приговора, удовлетворено. К. освобождена от отбывания наказания по указанному приговору.

В апелляционном представлении прокурор просил об отмене постановления, полагая, что срок давности исполнения обвинительного приговора, предусмотренный п. «г» ч. 1 ст. 83 УК РФ, к настоящему моменту не истек.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила постановление без изменения.

Как следует из материалов судебного производства, приговором от 16 апреля 1997 г., вступившим в законную силу 17 июля 1997 г., К. осуждена за преступление, совершенное ею в ноябре 1994 года по п. «н» ст. 102 УК РСФСР, к 8 годам лишения свободы.

В отношении К. обвинительный приговор не был исполнен в связи с ее розыском.

24 сентября 2015 г. К. была задержана и направлена для отбывания наказания в исправительную колонию.

Таким образом, со времени вынесения обвинительного приговора в отношении К. и обращения его к исполнению прошло 18 лет. За это время К. не совершила нового преступления.

С учетом того, что со времени совершения К. преступления до ее задержания прошло более 15 лет, и давность не была прервана совершением нового преступления, суд первой инстанции на основании п. 3 ч.

1, ч. 2 ст.

49 УК РСФСР, действовавшей на момент совершения преступления, обоснованно пришел к выводу об истечении срока давности исполнения приговора и освободил ее от отбывания наказания и из-под стражи.

Статья 49 УК РСФСР, действующая на момент совершения К.

преступления, устанавливала общий пятнадцатилетний срок давности исполнения приговора, истечение которого делало невозможным приведение обвинительного приговора в исполнение, даже в том случае, если течение срока давности прерывалось уклонением осужденного от отбывания наказания. Единственным препятствием, не позволяющим освободить осужденного от наказания по истечении 15-летнего срока со времени вынесения приговора, являлось совершение осужденным нового преступления.

Часть 2 ст. 83 УК РФ, действующая с 1 января 1997 г., не предусматривает общего срока, по истечении которого осужденный может быть освобожден от наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора суда.

Течение сроков давности возобновляется в любом случае с момента задержания осужденного или его явки с повинной.Таким образом, новые условия освобождения от наказания в связи с истечением сроков давности обвинительного приговора, вступившие в силу после совершения К.

преступления, ухудшают ее положение, а потому в силу ч. 1 ст. 10 УК РФ не могут быть применены.

Определение N 20-АПУ16-4

Открыть полный текст документа

Назначенный приговором суда штраф по делу о взятке по ст. 291 УК РФ снижен судом в 30 раз

Содержание:

До 2016 года, вплоть до тех пор, пока не был принят соответствующий Федеральный закон, назначение дополнительного вида наказания по делам о взятках, было обязательным.

В настоящее время, санкции претерпели изменения, несмотря на то, что ужесточились сроки лишения свободы, появилась некоторая лояльность касаемо штрафов, что конечно же оправдано, поскольку выплатить многомилионный, порой составляющий десятки миллионов штраф, лицу, которое осуждено к лишению свободы, во многих случаях непосильно.   

Осуждение по делу о взятке к лишению свободы и назначение дополнительного наказания в виде огромного штрафа

В 2013 году подзащитный был осужден Жуковским горсудом Московской области про ч. 3 ст. 30, п. «б» ч. 4 ст. 291 УК РФ, и приговорен к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки —  47 940 000 руб.

В 2014 году, когда подзащитный уже отбывал наказание в виде лишения свободы, судом ему была предоставлена отсрочка выплаты штрафа на 5 лет.

Затем, по отбытии установленного законом срока наказания, дающего право на условно-досрочное освобождение в соответствии с ч. 3 ст. 79 УК РФ, подзащитный освобожден от дальнейшего отбывания наказания в виде лишения свободы.

Вышел на свободу, а штраф остался

После выхода на свободу, подзащитный устроился на довольно-таки престижную работу, стал социализироваться, но огромный, почти в 48 миллионов рублей штраф, не давал в полной мере вернуться к нормальной жизни и висел как дамоклов меч.

Выплата такой огромной суммы была для подзащитного не возможна ни единовременно, ни даже в течение многих лет, достать столь огромную сумму законным способом в ближайшей перспективе не представлялось возможным.

А это означало не только удар по материальному положению, но и лишение возможности снятия судимости до полного исполнения наказания (выплаты штрафа), что в свою очередь влияло и на дальнейшее карьерное продвижение по работе, и в конечном итоге, никак не способствовало исправлению и возвращению к нормальной жизни.

Обращение в суд с ходатайством об отмене (снижении) штрафа

Подзащитному ничего другого не оставалось, как в порядке ст. 10 УК РФ обратиться в суд с ходатайством об отмене или снижении назначенного приговором суда штрафа.

На данном этапе в дело вступил адвокат Зуев А.В. В обоснование заявленного ходатайства стороной защиты было приведено следующее. Правовыми основаниями к освобождению от дополнительного наказания в виде штрафа являлись ч. 1 ст. 10 УК РФ, согласно которой уголовный закон, смягчающий наказание или иным образом улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу.

Санкция ч. 4 ст. 291 УК РФ, в редакции, действующей на момент совершения преступления и постановления приговора, предусматривала лишение свободы на срок от пяти до десяти лет со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки (лишение свободы, как основной вид наказания, с обязательным назначением дополнительного 60-ти кратного штрафа – ни больше, ни меньше).

Соответствующими Федеральными законами от 03.07.2016 г. № 330-ФЗ, № 328-ФЗ, № 325-ФЗ, № 324-ФЗ, № 323-ФЗ в ч. 4 ст. 291 УК РФ внесены изменения, согласно которым, за данное преступление может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок от семи до двенадцати лет со штрафом в размере до шестидесяти кратной суммы взятки или без такового.

В новой редакции санкция указанной статьи изменилась следующим образом – наказание в виде лишения свободы стало более суровым, его нижняя граница начинается от семи лет, верхняя граница до двенадцати лет, за счет чего изменилась категория преступления с тяжкого на особо тяжкое, однако назначение штрафа теперь не является обязательным к применению.

Кроме того, сторона защиты мотивировала свои доводы о необходимости освобождения от штрафа или изменения его размера тем, что подзащитный основной вид наказания отбыл, доказал свое исправление, трудоустроен, социализирован, имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, а также престарелого родителя, наличие кредитных обязательств. При таких обстоятельствах исполнение наказания в виде выплаты штрафа является для подзащитного непосильным и не соответствует целям назначенного наказания, предусмотренным ч. 2 ст. 43 УК РФ, никак не способствуя восстановлению социальной справедливости и его исправлению.

Государственным обвинителем, в своих возражениях на ходатайство указано, что в соответствии с ч. 1 ст. 10 УК РФ уголовный закон, устанавливающий преступность деяния, усиливающий наказание или иным образом ухудшающий положение лица, обратной силы не имеет, а значит ходатайство не может быть удовлетворено, поскольку санкция в части лишения свободы ужесточена.

Такой формальный довод прокурора является ошибочным, поскольку законодателем при принятии Федерального закона от 03.07.2016 г. № 324-ФЗ по-новому определены характер и степень общественной опасности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст.

291 УК РФ, и правовой статус лиц их совершивших, а значит, данный закон, предполагая возможность определения лицам назначения или не назначения дополнительного наказания в виде штрафа, является улучшающим положение таких осужденных, а следовательно полежит к ним применению в силу требований ст. 10 УК РФ.

Суд постановил применить обратную силу уголовного закона и снизить размер штрафа по взятке в 30 раз

Как указал в своем решении суд, согласно правовой позиции, сформулированной в Постановлении Конституционного суда РФ от 20.04.2006 г. № 4-П, по смыслу ст.

10 УК РФ, закон, улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу и подлежит применению в конкретном деле независимо от того, в чем выражается такое улучшение – в отмене квалифицирующего признака преступления, снижении нижнего и (или) верхнего пределов санкции соответствующей статьи УК РФ, изменения в благоприятную для осужденного сторону правил Общей части, касающихся назначения наказания, или в чем-либо ином.

По указанным выше основаниям суд постановил снизить размер дополнительного наказания в виде штрафа с 47 940 000 руб. (шестидесятикратный размер взятки) до 1 598 000 руб. (размер двукратной суммы взятки).

Постановление суда:

Postanovlenie Shtraf291

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *