ВС поправил судей по признанию займа общим долгом супругов

ВС поправил судей по признанию займа общим долгом супругов

Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016)

Сообщается, в частности, что в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одним из супругов было использовано на нужды семьи. При этом бремя доказывания указанных обстоятельств лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ исходила из следующего.

Согласно п. 2 ст. 45 СК РФ взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одним из супругов было использовано на нужды семьи.

Таким образом, для возложения солидарной обязанности по возврату заемных средств обязательство должно являться общим, то есть, как следует из п. 2 ст. 45 СК РФ, возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

Пунктом 2 ст. 35 СК РФ, п. 2 ст. 253 ГК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств с третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Напротив, в силу п. 1 ст. 45 СК РФ, предусматривающего, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств.

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

  • Кроме того, в первом в 2016 году обзоре судебной практики Верховного Суда РФ приводятся и иные материалы, рассмотренные Судебной коллегией по гражданским делам, а также судебными коллегиями по экономическим спорам, по уголовным делам, по административным делам, по делам военнослужащих, Дисциплинарной коллегией, даются разъяснения по различным вопросам, возникающим в судебной практике, рассматриваются вопросы применения Кодекса РФ об административных правонарушениях, приводится практика международных договорных органов Организации Объединённых Наций и Европейского суда по правам человека.
  • Перейти в текст документа »
  • Больше документов и разъяснений по коронавирусу и антикризисным мерам — в системе КонсультантПлюс.
  • Зарегистрируйся и получи пробный доступ

Дата публикации на сайте: 14.04.2016

Поделиться ссылкой:

Вс поправил судей по признанию займа общим долгом супругов — новости право.ру

Верховный суд РФ опубликовал на своем сайте 125-страничный, первый за 2016 год, обзор судебной практики. Документ был утвержден Президиумом суда 13 апреля.

В обзор традиционно вошла практика всех судебных коллегий ВС. Вторая его глава посвящена практике коллегии по гражданским делам. В ней ВС анализирует споры, возникающие из договорных отношений, связанные с трудовыми, социальными и семейными отношениями, а также ряд процессуальных вопросов.

В частности, ВС указывает, что в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст. 45 СК РФ. Бремя их доказывания лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

В качестве примера разбирается дело о солидарном взыскании суммы долга с супругов на основании п. 2 ст. 45 СК РФ (определение ВС № 5-КГ14-162).

 В обоснование своих требований истец указал, что по договору займа, оформленному распиской и соглашением об окончательном урегулировании финансовых взаиморасчетов в рамках совместных коммерческих проектов, передал ответчику определенную денежную сумму.

Однако обязательства по возврату средств исполнены не были. Причем соответчицей по делу истец привлек супругу заемщика, с которой он состоял в браке на момент заключения договора займа. 

Дело неоднократно рассматривалось разными судебными инстанциями. При новом рассмотрении дела суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, руководствуясь положениями ст. 310, 314, 322, 807, 810 ГК РФ и ст.

34, 39 СК РФ, исходил из того, что поскольку на момент заключения договора займа ответчики состояли в браке, а деньги, полученные одним из них от истца, были потрачены на нужды семьи (в частности, на развитие совместного бизнеса и покупку недвижимости), то данные средства являются общим долгом ответчиков. С этими выводами согласился и суд апелляционной инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС по кассационной жалобе супруги ответчика отменила состоявшиеся по делу судебные постановления и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Для возложения на супругу солидарной обязанности по возврату заемных средств обязательство должно являться общим, то есть, как следует из п. 2 ст.

45 СК РФ, возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.

Пунктом 2 ст. 35 СК РФ, п. 2 ст. 253 ГК РФ установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

 Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств с третьими лицами, действующее законодательство не содержит. Напротив, в силу п. 1 ст.

45 СК РФ, предусматривающего, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств.

Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из п. 2 ст.

45 СК РФ, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

 Между тем, сделав вывод о том, что средства, взятые ответчиком в долг у истца, были потрачены на нужды семьи, суд в нарушение этой статьи указал, что доказательств обратного супругой ответчика представлено не было.

По данному делу юридически значимым обстоятельством являлось выяснение вопросов об установлении цели получения ответчиком названной суммы, причины подписания им с истцом двух документов, и того, были ли потрачены средства, полученные истца, на нужды семьи ответчика.

 Удовлетворяя исковые требования, суд приведенные обстоятельства не учел, не определил их в качестве юридически значимых для правильного разрешения спора, они не вошли в предмет доказывания по делу и, соответственно, не получили правовой оценки суда, что является следствием неправильного применения судом положений п.

2 ст. 45 СК РФ к отношениям сторон, указал ВС. 

С полным текстом обзора судебной практики Верховного суда РФ № 1 (2016) можно ознакомиться здесь.

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 05.04.2016 N 80-КГ15-32

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 5 апреля 2016 г. N 80-КГ15-32

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.,

судей Вавилычевой Т.Ю. и Юрьева И.М.,

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Зорина А.И. к Зориной О.И.

о разделе совместно нажитого имущества, признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и распределении долга, взыскании судебных расходов, по встречному иску Зориной О.И. к Зорину А.И.

о признании долгов по кредитным договорам общим обязательством супругов и распределении долгов, взыскании судебных расходов,

по кассационной жалобе Зорина А.И. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 16 июня 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Зорин А.И. обратился в суд с иском к Зориной О.И. о разделе совместно нажитого имущества, признании долга по кредитному договору общим обязательством супругов и распределении долга.

В обоснование исковых требований указал, что в период брака с Зориной О.И. с 30 сентября 2006 г. по 6 октября 2011 г. и с 30 декабря 2011 г. по 19 сентября 2014 г., фактические брачные отношения с которой прекращены с 1 апреля 2014 г.

, ими было приобретено имущество, в том числе мебель и бытовая техника. Также на нужды семьи в период брака Зорину А.И. по кредитному договору N от 11 августа 2013 г., заключенному им с ОАО «Сбербанк России», были предоставлены денежные средства в размере руб.

, задолженность по которому погашена им с 1 апреля 2014 г. по 2 марта 2015 г. в размере руб.

Поскольку спорное имущество является совместно нажитым имуществом супругов, а долг по кредитному договору их общим обязательством, Зорин А.И. просил произвести раздел этого имущества, распределить долг по кредитному договору в равных долях и взыскать с ответчика денежные средства в размере 193 750 руб., судебные расходы.

Зорина О.И. обратилась в суд со встречным иском к Зорину А.И.

о признании задолженностей по кредитным договорам совместными обязательствами супругов и распределении долгов, ссылаясь на то, что в период брака на нужды семьи ею были получены денежные средства по заключенным договорам с ОАО «Сбербанк России» от 11 ноября 2013 г. на сумму 140 000 руб., с ОАО НБ «ТРАСТ» от 27 августа 2013 г. на сумму 110 425 руб., которые после прекращения семейных отношений были погашены ею самостоятельно.

Читайте также:  Скажите пожалуйста, если телефон украли из открытого транспортного средства, признается ли это кражей с незаконным проникновением в хранилище?

В связи с изложенным Зорина О.И., просила признать указанные долги общими обязательствами супругов и распределить их в равных долях, взыскав с Зорина А.И. 1/2 доли денежных средств, выплаченных ею по указанным договорам, в размере 158 244 руб. 25 коп., взыскать судебные расходы.

Решением Карсунского районного суда Ульяновской области от 10 марта 2015 г. исковые требования Зорина А.И. удовлетворены частично.

Произведен раздел совместно нажитого имущества супругов, определено имущество, подлежащее передаче Зориной О.И. и Зорину А.И., присуждена денежная компенсация в счет равенства стоимости имущества, подлежащего передаче супругам.

Долг Зорина А.И. по кредитному договору от 11 августа 2013 г. N признан общим обязательством супругов и распределен между ними в равных долях, с Зориной О.И. в пользу Зорина А.И. взысканы денежные средства в размере 1/2 доли от выплаченного им самостоятельно долга по указанному обязательству за период с 1 апреля 2014 г. по 2 марта 2015 г. в сумме 193 750 руб.

В удовлетворении встречных исковых требований Зориной О.И. отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 16 июня 2015 г. указанное решение в части отказа в удовлетворении исковых требований Зориной О.И.

о признании задолженностей по кредитным договорам совместным долгом супругов, взыскании возмещения по оплате задолженностей по кредитным договорам, взыскании судебных расходов отменено, в этой части принято новое решение, которым долги по кредитным договорам, заключенным Зориной О.И. с ОАО «Сбербанк России» от 11 ноября 2013 г. N и с ОАО НБ «ТРАСТ» от 27 августа 2013 г. N , N , признаны совместными обязательствами супругов и распределены между ними в равных долях. С Зорина А.И. в пользу Зориной О.И. взыскана денежная сумма в размере 158 189 руб. 25 коп. в возмещение расходов по оплате указанных договоров.

В кассационной жалобе заявителем ставится вопрос об отмене апелляционного определения в части отмены решения Карсунского районного суда Ульяновской области от 10 марта 2015 г. об отказе в удовлетворении встречных исковых требований Зориной О.И. к Зорину А.И.

о признании задолженностей по кредитным договорам совместным долгом супругов, взыскании возмещения по оплате задолженностей по кредитным договорам, взыскании судебных расходов и принятии нового решения об удовлетворении встречных исковых требований Зориной О.И.

ввиду существенного нарушения норм материального и процессуального права.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Вавилычевой Т.Ю. от 25 февраля 2016 г. кассационная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

  • Стороны о времени и месте рассмотрения дела извещены в порядке статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
  • Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения в части отмены решения суда первой инстанции и принятия в указанной части нового решения.
  • В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
  • Такие нарушения норм материального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Зорин А.И. в период с 30 сентября 2006 г. по 6 октября 2011 г. и с 30 декабря 2011 г. по 19 сентября 2014 г. состоял в браке с Зориной О.И. Семейные отношения между сторонами прекращены с апреля 2014 года.

11 ноября 2013 г. ОАО «Сбербанк России» по кредитному договору N Зориной О.И. был предоставлен потребительский кредит в размере руб. под 16,5% годовых на срок 60 месяцев, в погашение которого ею были внесены денежные средства в размере руб. коп. за период с апреля 2014 года по август 2014 года (л.д. т. 2 л.д. 6 — 9).

Также на основании кредитного договора, заключенного с ОАО НБ «ТРАСТ» от 27 августа 2013 г., Зориной О.И. получен кредит на сумму руб. коп., который был погашен ею на сумму руб. в период с 18 апреля 2014 г. по 26 января 2015 г.

, дополнительно в рамках данного кредитного договора ей была выдана карта с разрешенным лимитом овердрафта в размере 110 425 руб., задолженность по которой была погашена в период с 18 апреля 2014 г. по 26 января 2015 г. в размере руб. Указанные денежные средства получены Зориной О.И.

на неотложные нужды, что следует из ее заявления о получении кредита (т. 1 л.д. 114 — 119).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска Зориной О.И.

в части признания долга по заключенным ею кредитным договорам общими обязательствами супругов и распределении этих долгов, руководствуясь статьями 34, 38, 39, 45 Семейного кодекса Российской Федерации, а также разъяснениями, приведенными в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г.

N 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака», суд первой инстанции исходил из того, что в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Зорина О.И. не доказала использование полученных в период брака по кредитным договорам денежных средств на нужды семьи.

Отменяя решение суда первой инстанции в указанной части и удовлетворяя требования Зориной О.И., судебная коллегия указала на то, что нормами семейного законодательства установлена презумпция возникновения денежных обязательств в период брака в интересах семьи, в силу чего обязанность доказать обратное возложена на Зорина А.И., оспаривающего данное обстоятельство.

Поскольку Зорин А.И. не представил доказательств использования Зориной О.И. денежных средств на ее личные цели, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что денежные средства были потрачены на общие нужды семьи, обязательство по их возврату является общим обязательством супругов.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что апелляционное определение в части отмены решения суда первой инстанции и принятия нового решения об удовлетворении встречных исковых требований Зориной О.И. принято с существенным нарушением норм материального и процессуального права, и согласиться с ним в указанной части нельзя по следующим основаниям.

В силу пункта 1 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям (пункт 3 указанной статьи).

Пунктом 2 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, пунктом 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена презумпция согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом.

Однако положения о том, что такое согласие предполагается также в случае возникновения у одного из супругов долговых обязательств перед третьими лицами, действующее законодательство не содержит.

Напротив, в силу пункта 1 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, предусматривающего, что по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга, допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств. При этом согласно пункту 3 статьи 308 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательство не создает обязанностей для иных лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц).

  1. Следовательно, в случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим лишь при наличии обстоятельств, вытекающих из пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации, бремя доказывания которых лежит на стороне, претендующей на распределение долга.
  2. Исходя из положений приведенных выше правовых норм для распределения долга в соответствии с пунктом 3 статьи 39 Семейного кодекса Российской Федерации обязательство должно являться общим, то есть возникнуть по инициативе обоих супругов в интересах семьи, либо являться обязательством одного из супругов, по которому все полученное было использовано на нужды семьи.
  3. В соответствии с частью 2 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Удовлетворяя встречные исковые требования Зориной О.И.

, суд апелляционной инстанции вышеприведенные обстоятельства применительно к настоящему делу не учел, неправильно распределив между сторонами бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, в связи с чем пришел к ошибочному выводу о том, что денежные средства были потрачены на общие нужды семьи, обязательство по их возврату является общим обязательством супругов.

Вместе с тем, цели получения Зориной О.И. заемных денежных средств и обстоятельства их расходования суд апелляционной инстанции оставил без внимания и правовой оценки в силу неправильного толкования и применения положений пункта 2 статьи 45 Семейного кодекса Российской Федерации.

Читайте также:  Как заставить работодателя изменить запись в трудовой книжке?

Между тем доказательств, свидетельствующих о том, что денежная сумма, полученная Зориной О.И. в кредит, была израсходована на нужды их семьи, в материалах дела не имеется, вывод суда первой инстанции и установленные им факты в этой части судом апелляционной инстанции не опровергнуты.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда первой инстанции в указанной части у суда апелляционной инстанции не имелось.

Судебная коллегия находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителя, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 16 июня 2015 г. подлежит отмене в части принятия нового решения об удовлетворении встречных исковых требований Зориной О.И., а решение Карсунского районного суда Ульяновской области от 10 марта 2015 г. в указанной части оставлению без изменения.

Руководствуясь 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 16 июня 2015 г. в части отмены решения Карсунского районного суда Ульяновской области от 10 марта 2015 г. об отказе в удовлетворении встречных исковых требований Зориной О.

И. к Зорину А.И. о признании задолженностей по кредитным договорам совместным долгом супругов, взыскании возмещения по оплате задолженностей по кредитным договорам, взыскании судебных расходов и принятии нового решения об удовлетворении встречных исковых требований Зориной О.И.

Решение Карсунского районного суда Ульяновской области от 10 марта 2015 г. в указанной части оставить без изменения.

В остальной части апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 16 июня 2015 г. оставить без изменения.

——————————————————————

Вс указал, как взыскивать долги с супругов

Проект, который состоит из 12 пунктов, презентовал председатель судебного состава судебной коллегии по экономическим спорам, судья ВС РФ Иван Разумов, назвавший квинтэссенцией документа обеспечение баланса интересов должника и его иждивенцев с одной стороны – и кредиторов с другой (то есть «двух разнонаправленных интересов»).

– Обращено особое внимание судов на то, что в конкурсную массу не входят отдельные получаемые должником выплаты, – подчеркнул Разумов. – К ним отнесены средства, предназначенные для обеспечения не собственно самого должника, а иных лиц.

Это, в частности, алименты на несовершеннолетних детей, страховая пенсия по случаю потери кормильца, назначенная ребенку, социальные выплаты и так далее…

Из конкурсной массы, уточнил докладчик, исключается и имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданско-процессуальным законодательством, – например, деньги в размере прожиточного минимума, приходящегося на самого должника и лиц, находящихся на его иждивении.

– Разработчики предлагают дать разъяснения о том, что решение об исключении из конкурсной массы указанного имущества, минимально необходимого для поддержания нормальной жизни человека, принимается финансовым управляющим самостоятельно, – сообщил Разумов.

– На суд же возлагается последующий контроль за его действиями и решениями. Однако при разрешении вопроса о дополнительном исключении из конкурсной массы иного имущества задействуется механизм предварительного судебного контроля (речь идет о п. 2 проекта – прим.

ред.).

Судья ВС сослался на изучение судебной практики, которое показало, что нередко в рамках дел о банкротстве оспариваются совершенные должниками в преддверии этого банкротства сделки, направленные на отчуждение жилых помещений.

– В связи с этим разработчики сочли необходимым дать соответствующие разъяснения судам. Сделка не может быть признана недействительной, если, несмотря на утрату права собственности на отчужденное помещение на момент рассмотрения спора, в нем проживает должник и члены его семьи и это помещение является единственным пригодным для постоянного проживания, – конкретизировал он.

Как сообщил Разумов, особую дискуссию при работе над проектом вызвал его шестой пункт (реализация совместной собственности супругов), но в итоге удалось прийти к единому мнению – оно и отражено в документе. А разъяснение, содержащееся в пункте девятом, «способно упростить разрешение данной категории дел».

Вячеслав Лебедев пригласил на трибуну заместителя председателя Арбитражного суда Московского округа Галину Карпову. Она немедленно назвала представленный на рассмотрение проект «заслуживающим безусловно положительной оценки и одобрения».

– После 2015 года арбитражные суды столкнулись с целым рядом вопросов, нетипичных для дел о банкротстве, – посетовала она. – Нам приходится разбирать, например, такие, которые связаны с имущественными отношениями супругов между собой, а также с кредиторами… то есть на стыке семейного законодательства и законодательства о банкротстве возникло множество вопросов!

По мнению Карповой, обсуждаемый документ вполне способен решить задачу формирования единообразной судебной практики.

Судья особо выделила разъяснения, касающиеся установления характера обязательств супругов при банкротстве и порядка реализации общего имущества – они приводятся в пунктах пятом и шестом.

Кстати, описываемый в проекте принцип «исключает использование механизма раздела имущества недобросовестными должниками».

– Вместе с тем полагаем, что необходимо уточнение пункта четвертого в целях исключения подобного подхода к ситуации, когда требования кредитора обеспечены иным имуществом, – заявила в самом конце своего выступления Карпова.

Слово дали замруководителя Исследовательского центра частного права имени С. С. Алексеева при президенте РФ, профессору Лидии Михеевой, которая с ходу обозначила исследуемую тему как «крайне важную для отечественного правопорядка».

– Этот документ тесно связан с интересами личности! – с чувством сообщила Михеева. – А интересы личности всегда связаны с интересами кредиторов, супругов, детей. Поиск баланса всех участников правоотношений крайне важен.

Доктор юрнаук нашла в тексте проекта «немало прогрессивных и полезных идей». Так, в его пятом пункте было «отрадно увидеть», как поделилась Михеева, положение о том, что вопрос о признании обязательства общим разрешается судом по ходатайству кредитора.

– Абсолютно справедливый подход! – воскликнула она. – Ведь в последнее время кредиторы практически не утруждали себя мыслью, что у них, как правило, всегда два должника, два ответчика. Мысль, что взыскиваемый ими долг является общим, к сожалению, приходит в самый последний момент…

Так же, как и предыдущие ораторы, похвалив пункт шестой, Михеева заметила, что законные интересы третьих лиц, коль скоро они имеются, «должны быть непременно учтены судом». Очень высоко оценила она и разъяснения по поводу объединения дел супругов в одно (пункт девятый).

– За это вся научная общественность должна сказать отдельное спасибо Верховному суду! – пафосно заявила Михеева, а Вячеслав Лебедев в этот момент сдержанно поклонился.

Назвав подход разработчиков документа «в полной мере отвечающим требованиям гражданского законодательства» и соответствующим «тренду наведения порядка в сфере имущественных правоотношений», профессор покинула трибуну.

Замминистра юстиции РФ Юрий Любимов поддержал проект буквально парой слов, поблагодарив коллег «за большую работу».

А замгенпрокурора РФ Леонид Коржинек выразил уверенность в том, что документ, который «представляется вполне актуальным», способен обеспечить единообразие разрешения судами соответствующих дел.

Он тоже высказался о необходимости баланса интересов кредиторов и социально-экономического положения должника и членов его семьи.

Для доработки проекта председатель Верховного суда предложил создать редакционную группу. Предполагается, что документ будет рассмотрен на одном из ближайших заседаний пленума ВС.

Как разделить общие долги супругов при банкротстве (2 часть)

Первую часть материала читайте здесь.

Любое физическое лицо, имеющее долги перед кредиторами в сумме более 500 тысяч рублей и имеющее просрочку платежей более чем 3 месяца, вправе объявить себя банкротом (подать заявление в суд). Процедура банкротства физического лица может иметь неблагоприятные последствия для близких людей (в т.ч. и бывших супругов).

Как определить общее имущество супругов?

При разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами (например, брачным контрактом). Общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям (п.1, 3 ст.39 СК РФ).

Если у супругов нет общих долгов (например, по кредитному договору), то полученные деньги за реализованное имущество в доле, приходящейся на супруга должника, поступают в конкурсную массу.

Оставшаяся часть выплачивается второму супругу. Но это идеальный вариант, когда нет общих долгов супругов, а выручки от реализации имущества хватает для погашения задолженности перед кредиторами. В том случае, если долги перед кредиторами не удалось погасить за счет стоимости реализованного имущества супруга должника, взыскание обращается на долю второго супруга.

Кроме того, Пленум ВС № 48 разъяснил, что не все имущество, приобретенное в браке, является общим. Бывают ситуации, когда другой супруг не работает и имущество приобреталось на личные деньги второго супруга. В подобных ситуациях имущество не считается общим.

Как определить общие долги супругов?

Не всегда общими для супругов являются долги. Так, Семейный кодекс разграничивает обязательства одного из супругов и общие обязательства супругов (п.1 ст.45 СК РФ). То есть допускается существование у каждого из супругов собственных обязательств.

Важно!

В случае заключения одним из супругов договора займа или совершения иной сделки, связанной с возникновением долга, такой долг может быть признан общим в случае, если полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 03.03.2015 г. № 5-КГ14-162).

Читайте также:  Понятие и признаки сделок

Как показывает судебная практика, обязательство супругов по требованиям, вытекающим из договора займа, признается общим обязательством супругов, поскольку установлены расходование заемных денежных средств на нужды семьи, а также осведомленность супруги должника о наличии заемных обязательств (Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 21.01.2020 г. №А33-31974/2017).

Например, в одном из споров супруг на себя оформил кредит на приобретение квартиры, которая впоследствии была оформлена в общую совместную собственность с супругой.

По кредиту, возникшему в период брака, обязанность исполнения которого после прекращения брака лежит на одном из бывших супругов, супруг- заемщик вправе требовать от бывшего супруга компенсации соответствующей доли фактически произведенных им выплат по кредитному договору.

В данной ситуации полученный кредит был использован на нужды семьи, поэтому и долги являются общими (Решение Московского районного суда г. Казани от 15.04.2019 г. № 2-1392/2018).

Но сам факт заключения договора займа в период брачных отношений не свидетельствует о получении денежных средств на нужды семьи.

Если супруг их использовал по своему назначению, то денежные средства, полученные им по договору займа, являются его личными обязательствами и включению в состав общих долгов супругов не подлежат (Решение Ногинского городского суда (Московская область) от 21.11.2019 г. № 2-4649/2019).

То есть юридически значимым при рассмотрении данного требования обстоятельством является выяснение обстоятельств расходования денежных средств, на нужды семьи. Понятие «нужды семьи» не раскрывается в Семейном кодексе и носит оценочный характер. Бремя доказывания трат лежит на стороне, претендующей на распределение долга.

В российском законодательстве отсутствует презумпция наличия совместного долга супругов — наоборот, долг считается индивидуальным, пока не будет доказано, что денежные средства по нему были потрачены на нужды семьи, а кредитор не доказал указанное обстоятельство (Постановление АС Северо-Западного округа от 20.03.2020 г.

№А21-3927/2017).

Например, расходы в интересах семьи (нужды семьи) — это строительство дома, дачи, покупка квартиры, земельного участка, расходы на образование детей, второго супруга, приобретение автомобиля (Постановление АС Западно-Сибирского округа от 05.03.2020 г. №А03-12977/2016).

Важно!

При этом факт траты денежных средств на нужды семьи должен быть документально подтвержден (Постановления АС Уральского округа от 10.06.2020 г. №А34-13779/2018, Московского округа от 23.01.2020 г. №А40-246171/2015).

Реализация общего имущества не учитывает интересы должника или интересы находящихся на его иждивении лиц

Если супруг (бывший супруг) полагает, что реализация общего имущества при банкротстве не учитывает интересы этого супруга и (или) интересы находящихся на его иждивении лиц, в том числе несовершеннолетних детей, то он вправе обратиться в суд с требованием о разделе общего имущества супругов до его продажи в процедуре банкротства (п.7 Пленума ВС № 48).

То есть сначала судом будет осуществлен раздел имущества (не в рамках банкротства), а потом уже будет продажа разделенного имущества в процедуре банкротства.

Признание недействительной сделки, совершенной супругой должника-банкрота

По общему правилу всё, что было передано должником (или иным лицом за счет должника или в счет исполнения обязательств перед должником), а также изъято у должника по сделке, признанной недействительной, подлежит возврату в конкурсную массу.

В случае невозможности возврата имущества в конкурсную массу в натуре приобретатель должен возместить действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения (п.1 ст.61.6 Федерального закона от 26.10.2002 г.

№ 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

Пленум ВС № 48 подтвердил возможность оспаривания сделок в рамках банкротства, совершенных не только самим должником, но и супругом должника.

Например, супругой должника было приобретено транспортное средство Ниссан Pathfinder в период брака с должником. Впоследствии транспортное средство (менее чем за год до подачи заявления о банкротстве супруга) было продано по цене 180 тыс. рублей первому покупателю, который в конечном итоге перепродал его за 1,050 млн рублей.

В суде финансовым управляющим супруга-должника был представлен отчет об оценке, согласно которому рыночная стоимость транспортного средства на момент заключения договора купли-продажи составила 1,370 млн рублей.

Таким образом, супруга должника-банкрота произвела сделку по отчуждению имущества, на которое распространяется режим совместной собственности супругов, в течение одного года до принятия заявления о признании банкротом.

Сделка была признана недействительной и на рыночную стоимость автомобиля должна быть увеличена конкурсная масса (Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.06.2020 г. №№ 16АП-359/2017, А22-4307/2016).

Юристы компании «РосКо» смогут грамотно и профессионально сопроводить весь процесс банкротства. Заполните форму, и мы оперативно проконсультируем Вас по данному вопросу:

Общие долги супругов? Взыскание долга с супруга должника

Супруг брал в долг крупную сумму денег. Отдать в срок не смог. Теперь займодавец требует в судебном порядке вернуть долг с процентами (подал иск в суд). Причем ответчиком является не только супруг, но и я.

Истец утверждает, что супруг потратил его деньги на нужды семьи, а значит, мы, как супруги, оба являемся должниками.

Правомерно ли такое требование? Ведь я не являюсь созаемщиком, договор займа не подписывала?

Ответ:

Существует две позиции по данному вопросу. Рассмотрим варианты

1. Супруг должника не отвечает
по его обязательствам. Это общее правило

  • В соответствии со статьей 307 ГК РФ, ответственность перед кредитором в силу обязательства несет должник.
  • Согласно пункту 3 статьи 308 ГК РФ, обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон.
  • Если исходить из позиции о правомерности взыскания в судебном порядке долга с обоих супругов, тогда как стороной обязательства является лишь один из них, то следует признать, что суд своим решением фактически изменяет условия договора в части количества сторон – в договоре займа, к примеру, добавляет еще одно лицо на стороне заемщика, что вряд ли можно считать основанным на законе.

Кроме того, Семейный кодекс РФ не предусматривает возможности взыскания долга с обоих супругов по обязательствам одного из них. Приведем некоторые примеры из судебной практики.

Пример 1: суд указал, что «каждый из супругов отвечает по своим обязательствам самостоятельно.

В соответствии с Семейным кодексом РФ солидарная обязанность супругов в указанном случае может возникнуть только при обращении взыскания на имущество (ст.

45 СК РФ), то есть в ходе исполнения решения суда по настоящему спору» (см. подробнее определение Ленинградского областного суда от 01.04.2015 N 33-1805/2015).

Пример 2: В другом случае, суд, рассмотрев дело по иску о признании долга по расписке совместным долгом супругов, взыскании его в солидарном порядке с супругов, также указал, что «договор займа был заключен только одним из супругов Я.Д.Н.

от своего имени, а по общему правилу обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (п. 3 ст. 308 ГК РФ), договор займа нельзя рассматривать общим обязательством супругов» (см.

подробнее апелляционное определение Воронежского областного суда от 22.04.2014 N 33-2087).

Статья 45 СК РФ – основание для взыскания долга с обоих супругов?

Можно часто услышать такой вопрос: «а как же статья 45 Семейного кодекса РФ, которая говорит о возможности обращения взыскания на общее имущество супругов, если полученное одним из супругов потрачено на нужды семьи?»

Ответ простой: даже название статьи 45 СК РФ говорит само за себя («обращение взыскания на имущество супругов»). Нормы данной статьи посвящены условиям обращения взыскания на имущество супругов и не регулируют порядок взыскания долга.

  1. На всякий случай напомним определения понятий «взыскание долга» и «обращение взыскания на имущество».
  2. Взыскание долга – принудительное взимание долга с должника по требованию кредитора (в судебном или внесудебном порядке)
  3. Обращение взыскания на имущество – продажа имущества не вернувшего долг должника с целью передачи вырученных от продажи средств кредитору, предъявившему иск.
  4. Таким образом, обращение взыскание на имущество должника возможно на стадии исполнения решения суда о взыскании, но не на стадии рассмотрения спора о взыскании с должника по договорному обязательству.
  5. В свете вышеназванных определений понятий довольно странным выглядит утверждение о том, что статья 45 СК РФ является основанием для взыскания долга с обоих супругов по обязательствам одного из них.

Алгоритм взыскания долга с должника и его супруга должен выглядеть следующим образом:

1) иск предъявляется к должнику. Суд выносит решение о взыскании с должника суммы долга;

2) в случае неисполнения решения суда должником (недостаточно имущества у должника), кредитор на основании п. 1 статьи 45 СК РФ вправе потребовать выдела доли супруга должника в общем имуществе супругов.

Например, какого-либо имущества у должника не обнаружилось, в то время как у его супруга имеется и транспортное средство и земельный участок, и недвижимость и прочее. Такая ситуация на практике – явление не редкое (у должника ничего нет, у его супруга – есть все!).

Чаще всего супруги заключают соглашение о разделе общего имущества супругов. В этом случае следует обращаться в суд с иском о выделе доли супруга в общем имуществе, а если имеется соглашение о разделе имущества – о признании такого соглашения недействительным (см.

например, исковое заявление о признании соглашения о разделе имущества супругов недействительным, определении и выделе доли супруга — должника).

3) в том случае, когда доказано, что все полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи, то суд по иску кредитора, обращает взыскание на общее имущество супругов.

Из судебной практики взыскания долга с обоих супругов

Пример 1. Отменяя судебные постановления о взыскании с обоих супругов, обращении взыскания на их имущество, Верховный Суд РФ в 2012 году указал:

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *