Правооохранители не исполняют решения Конституционного Суда РФ

15 января 2021 в 19:02

Правооохранители не исполняют решения Конституционного Суда РФ

Конституционный Суд опубликовал Постановление, которым утверждается несоответствие 208 статьи Гражданского процессуального кодекса статье 46 (ч.1) Конституции РФ.

Оказалось, что и ранее указанная статья ГПК признавалась не соответствующей основному Закону, однако на правоприменительной практике это никак не сказалось, т. к.

имеющаяся лакуна в законодательстве позволяла продолжать существование нарушениям конституционных прав взыскателей.

Основанием для изучения данного вопроса стали жалобы четырёх граждан, в чьих делах обнаружилась неопределённость в вопросе конституционности законоположения.

Жалобы граждан

Например, Госпожа Бакина обратилась в суд с заявлением об индексации денежных средств присужденных по решению Корсаковского городского суда по иску гражданина Т. о взыскании неосновательного обогащения.

Городской суд принял решение отказать Бакиной в удовлетворении заявления, т. к. между сторонами нет договора, который предусматривал бы индексацию. Также суд указал на отсутствие федерального закона, устанавливающего возможность индексации присуждённых денежных сумм.

Иск Жидкова С. оставлен без удовлетворения по делу о ненадлежащем исполнении займа, а чета Семёновых проиграли дело об индексации денежных сумм, выделенных администрацией города на приобретение жилья.

«Отказывая в индексации, суды указали, что на основании статьи 208 ГПК Российской Федерации индексация может быть произведена только в случае и размерах, которые предусмотрены в законе или договоре; в деле же заявителей такого рода индексация законом или договором не предусмотрена».

Указанные лица обратились в Конституционный Суд с заявлением о признании неконституционности статьи 208 ГПК, т. к.

она не содержит оснований, по которым должна осуществляться индексация присуждённых денежных сумм (по этой же причине КС РФ в 2018 году признал ту же статью не соответствующей Конституции).

Также заявители просят пересмотреть принятые решения судов в связи с несоответствием ст.208 ГПК Основному Закону.

Больше обзоров судебной практики по гражданским делам в нашем Журнале.

Позиция Конституционного Суда

В Постановлении 2018 года указывалось на необходимость введения правового механизма, который позволил бы компенсировать заинтересованной стороне издержки, обусловленные инфляцией.

Также КС «сформулировал федеральному законодателю рекомендации общего характера по установлению механизма правового регулирования индексации присужденных денежных сумм». После публикации Постановления принят Федеральный Закон №451-ФЗ, внесший некоторые изменения в ст.

208 ГПК, однако он всё же не устанавливал каких-либо критериев , которые могли бы быть приняты при рассмотрении судами тех или иных дел.

Судебная практика, сложившаяся после принятия указанного Федерального Закона, указывает на то, что федеральный законодатель не устранил проблему, что позволяет судам отказывать в удовлетворении соответствующих заявлений и тем самым нарушать конституционные права взыскателей на судебную защиту при рассмотрении их дел об индексации присуждённых денежных сумм.

Таким образом, Конституционный Суд постановил признать статью 208 ГПК не соответствующей ст.46 Конституции РФ.

Также федеральному законодателю рекомендовано «внести в действующее правовое регулирование, в том числе в статью 208 ГПК Российской Федерации, изменения, позволяющие судам индексировать присужденные денежные суммы на основании заявлений взыскателей или должников и тем самым реально восстанавливать их право на правильное и своевременное исполнение решения суда».

  • Читайте далее:
  • Возвращение на Родину: ВС разрешил перевод заключённого ближе к дому
  • Задержание и земельный участок: законопроекты о компенсациях
  • Приказное производство: подача заявления, отмена судебного приказа
  • Правовой календарь на I квартал 2021 года
  • Претензионный порядок при обращении в арбитражный суд

Правооохранители не исполняют решения Конституционного Суда РФ

Конституционный суд разрешил не исполнять решения ЕСПЧ

Конституционный суд (КС) сегодня отклонил требование 93 депутатов Госдумы признать неконституционными федеральные законы, обязывающие Россию исполнять постановления Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ).

В своем решении КС позволил федеральному законодателю создать новый специальный правовой механизм неисполнения решений ЕСПЧ, которые противоречат Конституции РФ.

Истцам вновь придется обращаться в КС, чтобы, используя новый механизм, получить разрешение на отказ от выплаты акционерам ЮКОСа €1,9 млрд, которую присудил ЕСПЧ.

Федеральный закон о ратификации Европейской конвенции по правам человека, гарантирующий исполнение РФ постановлений ЕСПЧ, и нормы процессуальных кодексов об обязанности российских судов пересматривать дела на основании таких решений соответствуют Конституции РФ, признал сегодня КС. Но решения ЕСПЧ должны исполняться с учетом верховенства Конституции, уточнил он.

Напомним, решение вынесено по запросу 93 депутатов Госдумы после состоявшихся 1 июля публичных слушаний.

Депутаты просили КС признать неконституционной предусмотренную спорными нормами обязанность судов и иных государственных органов безусловно выполнять решение ЕСПЧ даже вопреки российскому основному закону и правовым позициям КС.

Однако КС согласился с представителями президента и правительства, что такой обязанности в отношении решений Страсбургского суда, противоречащих основам российского конституционного строя, у России нет.

Согласно выводам КС, оспоренные нормы не противоречат Конституции, поскольку «по их конституционно-правовому смыслу обеспечивается применение Конвенции по правам человека и исполнение постановлений ЕСПЧ, если исчерпаны все внутригосударственные средства защиты».

Правооохранители не исполняют решения Конституционного Суда РФ

КС решил, что участие РФ в международном договоре не означает отказа от государственного суверенитета, а Конвенция и позиция ЕСПЧ не могут отменять приоритет Конституции РФ. Поэтому их реализация в РФ возможна только при условии признания за Конституцией высшей юридической силы.

Верховенство Конституции при исполнении решений ЕСПЧ может быть обеспечено исключительно КС в рамках уже действующих по закону о КС процедур. А именно он может проверить конституционность законодательных норм, в которых ЕСПЧ обнаружил изъяны, если с соответствующим запросом в КС обратится российский суд (в связи с решением ЕСПЧ).

Кроме того, президент или правительство могут обратиться в КС за толкованием Конституции, если сочтут постановление ЕСПЧ неисполнимым без нарушения основного закона РФ. При этом если КС придет к выводу о противоречии этого решения Конституции РФ, оно не подлежит исполнению, постановил КС.

Федеральному законодателю КС разрешил дополнительно создать специальный правовой механизм неисполнения решений ЕСПЧ, которые вступают в противоречие с Конституцией РФ.

Знаковые решения КС РФ и ВС РФ по вопросам трудового законодательства. Обзор

В 2018 году Конституционный Суд РФ выпустил три важных постановления, а Верховный Суд РФ определил признаки трудовых отношений и особенности увольнения работников. Внимание на выводы в статье. Возможно, придется изменить подходы в работе, чтобы избежать трудовых споров.

Кадровое делопроизводство

Профпереподготовка в Контур.Школе

Программа

Определения Верховного Суда РФ (ВС РФ) – это решения по «обычным» спорам между работниками и работодателями, а не акты толкования и применения права. Несмотря на то что судебная практика не признается источником российского права, суды общей юрисдикции учитывают знаковые решения ВС РФ при рассмотрении аналогичных трудовых споров.

Постановления Конституционного Суда РФ (КС РФ) – это акты прямого действия, окончательные, вступают в силу со дня официального опубликования, обжалованию не подлежат. Учитывать в работе обязательно.

Знаковые постановления КС РФ

Оплата работы в выходные или нерабочие праздничные дни

КС РФ определил смысл ч. 1 ст. 153 ТК РФ «Оплата труда в выходные и нерабочие праздничные дни» (Определение Конституционного суда РФ от 28.06.2018 № 26-П): при установлении размера заработной платы работодатель должен учитывать не только количество и качество труда, но и условия работы.

КС РФ разъяснил, как оплачивать труд работников, зарплата которых помимо месячного или должностного оклада включает компенсационные и стимулирующие выплаты.

Оплата за работу в выходной или нерабочий праздничный день сверх месячной нормы рабочего времени должна включать не только тарифную часть заработной платы, но и все компенсационные и стимулирующие выплаты, предусмотренные установленной для них системой оплаты труда.

В Постановлении № 26-П КС РФ закрепил такой подход общеобязательным при исчислении оплаты за работу в выходные или нерабочие праздничные дни. Иное истолкование ст. 153 ТК РФ в правоприменительной практике исключено.

Вывод: с 29 июня 2018 года — с даты официального опубликования Постановления КС РФ № 26 — при оплате работы в выходные или нерабочие праздничные дни учитывайте не только тарифные ставки, оклады, но и прочие компенсационные и стимулирующие выплаты, предусмотренные системой оплаты труда.

Неиспользованные отпуска не сгорают, работник имеет право на компенсацию за неиспользованный отпуск в полном объеме

В КС РФ обратились несколько уволенных работников, получивших компенсацию за неиспользованный отпуск не в полном объеме, а за последние полтора года.

Работодатели и суды общей юрисдикции по-своему поняли норму п.1 ст. 9 Конвенции МОТ № 132 «Об оплачиваемых отпусках». В ней сказано, что непрерывная часть ежегодного оплачиваемого отпуска в размере 14 дней предоставляется и используется в течение года. Остаток — в течение 18 месяцев после окончания того года, за который предоставляется отпуск, не позже.

КС РФ отметил, что Конвенция МОТ № 132 не ограничивает срока, в течение которого работник может обратиться в суд с требованием взыскать компенсацию. Работники имеют право на компенсацию за все неиспользованные отпуска. И не важно, сколько времени прошло с окончания рабочего года, за который предполагался неиспользованный полностью либо частично отпуск.

Вывод: помните, что трудовое законодательство не разрешает накапливать задолженность по отпускам. Предоставляйте оплачиваемые отпуска ежегодно (ч. 1 ст. 122 ТК РФ). В ст.

124 ТК РФ указаны причины, по которым можно перенести отпуск в рабочем году или на другой год. ТК РФ запрещает не предоставлять отпуска в течение двух лет подряд.

Если работодатель нарушает эти нормы и не предоставляет работникам отпуска, при увольнении он обязан выплатить компенсацию за все неиспользованные отпуска.

Читайте также:  Банкротство физического лица: как не наткнуться на подводный камень?

Новые профстандарты и требования к квалификации — не основание для увольнения

В КС РФ обратилась работница, уволенная с должности воспитателя детского сада из-за несоответствия новым требованиям к образованию, установленным законом и профессиональным стандартом. Ее уволили по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ, несмотря на большой опыт работы.

КС РФ такую практику не поддержал и отметил: «… цель введения профессиональных стандартов, так и их предназначение не предполагали увольнения с работы лиц, не соответствующих в полной мере квалификационным требованиям к образованию, но успешно выполняющих свои трудовые обязанности, в том числе воспитателей дошкольных образовательных организаций» (Постановление КС РФ от 14.11.2018 № 41-П).

При принятии Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» не предполагалось, что работодатели будут требовать наличие профессионального образования у педагогических работников, которые уже в трудовых отношениях и успешно осуществляют профессиональную деятельность. Подразумевается, что вопрос о продолжении профессиональной деятельности надо решать с учетом длящегося характера трудовых отношений. Проводят аттестацию и оценивают, способен ли работник выполнять порученную ему работу.

Ранее Минтруд России в Письме от 22.04.2016 № 14-3/В-381 также разъяснял, что вступление в силу профессиональных стандартов не является основанием увольнять работников.

Однако по итогам проверок прокуратуры работодатели получали распоряжение уволить работников, у которых квалификация не соответствует требованиям закона.

Поэтому Постановление КС РФ № 41-П важно для правоприменительной практики.

Знаковые решения ВС РФ

Отличие трудовых отношений от гражданско-правовых

С 1 января 2015 года установлена административная ответственность за заключение гражданско-правового договора, фактически регулирующего трудовые отношения между работником и работодателем (ст. 5.

27 КоАП РФ). Как разграничить трудовые отношения и гражданско-правовые? В законе четких правил нет. Ориентируйтесь на Определение ВС РФ от 22.10.2018 № 56-КГ18-29.

Характерные признаки трудовых отношений:

  • стороны достигли соглашения о личном выполнении работником определенной, заранее обусловленной трудовой функции в интересах, под контролем и управлением работодателя;
  • работник подчиняется действующим у работодателя правилам внутреннего трудового распорядка, графику работы, сменности;
  • работодатель обеспечивает условия труда;
  • работник выполняет трудовую функцию за плату;
  • работник выполняет работу в соответствии с указаниями работодателя;
  • работодатель признает права работника на еженедельные выходные дни и ежегодный отпуск;
  • работодатель оплачивает расходы, связанные с поездками работника в целях выполнения работы;
  • работник периодически получает выплаты, которые являются для него единственным или основным источником доходов;
  • работодатель предоставляет инструменты, материалы и механизмы.

Недопустимо включать в договор гражданско-правового характера наименование должностей, специальностей, профессий. Косвенный признак трудовых отношений — в договоре прописаны условия труда исполнителя, подрядчика или агента.

В другом Определении ВС РФ от 10.09.2018 № 80-КГ18-9 рассмотрены ключевые отличия трудового договора от договора возмездного оказания услуг:

  • предмет договора — исполнитель или работник выполняет не конкретную разовую работу, а определенные трудовые функции, входящие в обязанности физического лица — работника. По трудовому договору важен процесс исполнения этой трудовой функции, а не оказанная услуга;
  • самостоятельность исполнителя — по трудовому договору работник принимает на себя обязанность выполнять работу по определенной трудовой функции (специальности, квалификации, должности), включается в состав персонала работодателя, подчиняется установленному режиму труда и работает под контролем и руководством работодателя;
  • риск — по договору возмездного оказания услуг исполнитель работает на свой риск, а лицо, работающее по трудовому договору, не несет риска, связанного со своим трудом.

Вывод: избегайте признаков трудовых отношений в гражданско-правовом договоре. При заключении гражданско-правового договора учитывайте признаки трудовых отношений, названные в ст. 15 ТК РФ, и сложившуюся судебную практику, характеризующую отличия трудового договора от договора гражданско-правового характера.

Работник может отозвать свое согласие на работу в новых условиях

Трудовой кодекс предусматривает два способа внести изменения в трудовой договор:

  • по соглашению сторон, оформленному в письменной форме (ст. 72 ТК РФ);
  • по инициативе работодателя в одностороннем порядке (ст. 74 ТК РФ).

Работодатель может изменить условия по своей инициативе только, если есть причины организационного или технологического характера, и при трудовом споре он может доказать, что невозможно сохранить прежние. Если это действительно так, можно переходить к процедуре, указанной в ст. 74 ТК РФ:

  • уведомить работника о предстоящих изменениях условий трудового договора и причинах, которые вызвали такую необходимость, не позднее чем за два месяца до этого (ч. 2 ст. 74 ТК РФ);
  • в письменной форме предложить работнику другую имеющуюся работу в соответствии с ч. 3 ст. 74 ТК РФ, если работник не согласен работать в новых условиях.

В Определении от 15.10.2018 № 5-КГ18-187 ВС РФ разбирал вопрос, может ли работник передумать и отказаться от работы в новых условиях, если ранее выразил свое согласие? Да, может, в пределах двухмесячного срока (ст. 74 ТК РФ). Если лишить работника такого права, это может ограничить его трудовые права.

Вывод: о предстоящем изменении условий трудового договора работодатель обязан предупредить работника за два месяца. Если работник отозвал свое согласие на работу в новых условиях в течение этого срока, работодатель обязан это учесть.

Приказ на увольнение по дисциплинарному основанию

В 2018 году ВС РФ в Определениях от 12.03.2018 № 18-КГ17-290 и от 02.07.2018 № 10-КГ18-6 разъяснил, что в приказе об увольнении работодателю обязательно нужно указывать, какой проступок стал поводом для взыскания и когда он был совершен. Если этой информации в приказе нет, судьи не могут определить, была ли в действиях работника неоднократность проступков, какие нарушения он совершил.

Вывод: при оформлении приказа на увольнение работника за неоднократное неисполнение трудовых обязанностей указывайте, какие нарушения дисциплины труда послужили основанием к увольнению.

Чтобы уволить работника по п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, нужно соблюдать порядок его привлечения к ответственности. Поэтому в приказе об увольнении необходимо указать суть конкретных нарушений работником трудовых обязанностей.

По трудовым спорам, связанным с увольнением работников по дисциплинарным основаниям, судьи обращают внимание не только на процедурную часть (выполнение порядка применения дисциплинарного взыскания и сроков их применения), но и на содержательную.

В соответствии с ч. 5 ст. 192 ТК РФ работодатель обязан учитывать тяжесть совершенного проступка, обстоятельства при которых он был совершен, а в п. 53 Постановления Пленума Верховного суда от 17.03.2004 № 2 отмечается необходимость учитывать еще и предыдущее поведение работника, его отношение к труду.

Вебинары для бухгалтеров и кадровиков

Лекции с экспертами-практиками, ответы на вопросы, тестирование

Расписание вебинаров

Так, в судах общей юрисдикции проверяют, наступили ли для работодателя неблагоприятные последствия в связи с нарушением работником трудовой дисциплины, выясняют, как длительно работник состоит в трудовых отношениях с работодателем, нарушал ли дисциплину ранее.

Только при подтверждении данных обстоятельств принимается решение о правомерности или неправомерности применения работодателем дисциплинарного взыскания. См., например, Апелляционное определение Приморского краевого суда от 21.08.

2018 по делу № 33-7831/2018, Апелляционное определение Челябинского областного суда от 15.02.2018 по делу № 11-2275/2018

Отказы судов применять позиции КС препятствуют обеспечению верховенства Конституции РФ

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 29 июн — РАПСИ, Михаил Телехов. Отказ от применения судами общей юрисдикции позиции Конституционного суда (КС) РФ либо применение ими нормы в ином истолковании означает неисполнение решения КС РФ, что препятствует обеспечению верховенства и прямого действия Конституции России и нарушает право на судебную защиту. Так гласит новое постановление КС РФ.

  • Не вправе не исполнять
  • Оно было принято в связи с жалобой семьи Однодворцевых, которых выселяли из квартиры в Москве, несмотря на то, что в свою защиту они ссылались на постановление КС, вынесенное по аналогичному делу.
  • Однодворцевы оспаривали части 3 и 5 статьи 79 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ», часть 1 статьи 439 Ггражданско-процессуального кодекса РФ и пункт 4 части 1 статьи 43 федерального закона «Об исполнительном производстве», на основании которых суды отказали в пересмотре их дела, мотивируя это тем, что ссылка на постановление КС не может быть принята во внимание, поскольку в нем не содержится указание на распространение данного решения на лиц, не являющихся участниками конституционного судопроизводства.
  • Но в новом решении КС указал, что суды общей юрисдикции независимо от того, в какой стадии процесса находится дело, с момента вступления в силу постановления КС РФ, содержащего новое истолкование применяющей в деле нормы, не вправе не исполнять его.

Оспоренные нормы признаны соответствующими Конституции РФ.

«Они не предполагают продолжения исполнительного производства по выселению из жилого помещения граждан, не являвшихся участниками конституционного судопроизводства, в случае их обращения в суд с заявлением о прекращении принудительного исполнения судебного решения о выселении, признавшего право собственности на данное жилое помещение за публично-правовым образованием, если указанное решение основано на актах или их отдельных положениях, признанных постановлением Конституционного Суда Российской Федерации неконституционными (или получивших в нем конституционное истолкование), и оно не исполнено (либо исполнено частично) на момент вынесения такого постановления Конституционного Суда Российской Федерации», — говорится в постановлении КС.

Это решение КС основано на ранее вынесенных правовых позициях суда.

Основание для пересмотра

Как следует из материалов дела, в 2009 году семья Однодворцевых купила в Москве квартиру. Позже выяснилось, что эти помещения выбыли из городской собственности в результате незаконной приватизации. Но Однодворцевы были признаны добросовестными приобретателями, поскольку покупая жилье, они полагались на данные ЕГРН и прошли государственную регистрацию права собственности.

Но в 2010 году суды удовлетворили требования Департамента жилищной политики и жилищного фонда Москвы об истребовании спорной квартиры из владения Однодворцевых, а также об их выселении из жилья и снятии с регистрационного учета. В 2016 году были возбуждены соответствующие исполнительные производства.

В 2017 году КС рассматривал дело москвича Александра Дубовца, который также был признан добросовестным приобретателем жилья, и от которого Департамент городского имущества Москвы требовал освободить квартиру, купленную у лиц, впоследствии осужденных за мошенничество с недвижимостью. Тогда КС указал, что Гражданский кодекс (ГК) РФ не допускает истребования спорного имущества у гражданина, который, купив квартиру, полагался на данные Единого государственного реестра недвижимости и прошел государственную регистрацию права собственности.

Однодворцевы, ссылаясь на постановление КС по делу Дубовца, пытались оспорить вынесенные в отношении них судебные акты в связи с новыми обстоятельствами, а также прекратить исполнительное производство. Но им было отказано в удовлетворении жалоб.

Но суды указали, что решение по делу Дубовца было принято в связи с рассмотрением его конкретного дела, и не содержит прямого указания на необходимость пересмотра иных судебных актов, и само по себе не содержит оснований для прекращения исполнительного производства по делу Однодворцевых.

Читайте также:  Хотелось бы узнать на чьей стороне закон когда дело касается администрации? мы не можем строиться нам мешает труба хотим в суде добиться о сносе сможем ли мы это сделать?

Судебное решение, вынесенное в отношении них, вступило в силу в 2010 году, однако оно пока остается неисполненным в части выселения их из спорной квартиры.

  1. КС сегодня напомнил, что его постановление является основанием для пересмотра судебного решения, во исполнение которого было возбуждено исполнительное производство, и как следствие — для прекращения этого производства.
  2. «Федеральному законодателю надлежит внести в правовое регулирование необходимые изменения, направленные на установление правового механизма пересмотра судебных постановлений, основанных на актах или их отдельных положениях, признанных неконституционными и не исполненных либо исполненных частично на момент вынесения соответствующего постановления КС РФ», — указывает КС.
  3. Дела заявителей подлежат пересмотру.

Решение КС РФ не поможет России в деле ЮКОСа

Юрисдикция Конституционного суда России не распространяется за ее пределы, а потому никакой силы за рубежом не имеет.

Как известно, в пятницу Конституционный суд России разрешил властям не исполнять решение международного арбитража в Гааге о выплате бывшим акционерам ЮКОСа $57 млрд, сообщили «РИА-Новости».

КС вынес определение, согласно которому только ратификация международного договора РФ федеральным законом позволяет передать на рассмотрение международного арбитража споры между Россией и иностранными инвесторами. При этом в России не принят федеральный закон, санкционирующий передачу международному арбитражу споров с участием иностранных инвесторов, связанных с их работой в РФ.

Судьи разъяснили конституционно-правовой смысл федерального закона «О международных договорах» так, что он не может допускать временного применения положений международного договора без принятия федерального закона о его ратификации, даже если международный договор был официально опубликован. Это касается положений, которые предусматривают разрешение международным арбитражем споров между Россией и иностранными инвесторами, возникших из-за осуществления ими инвестиций и предпринимательской деятельности на территории страны.

Определение Конституционного суда по международному арбитражу коснется всех международных договоров, не прошедших ратификацию в российском парламенте, заявил председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас:

«Это определение коснется любого международного договора, который не прошел ратификацию в парламенте… Конституционный суд РФ, безусловно, прав. В противном случае — без ратификации международного соглашения парламентом — это означало бы вмешательство правительства в исключительные прерогативы законодательной власти…»

Главная коллизия здесь заключается в том, что в 2014 году Гаагский арбитраж обязал Россию выплатить $50 млрд компенсации по делу ЮКОСа, признав нарушенной Энергетическую хартию. Она была подписана Россией в 1994 году и применялась на временной основе.

Тем не менее ратификации и официальной публикации документа так и не произошло. В 2009 году Россия прекратила временное применение договора, заявив, что никогда не применяла ни одно из положений документа, которое бы противоречило Конституции или другим законам страны.

Частичное применение международных договоров не предусмотрено Венской конвенцией, и до 2009 года Россия подобных заявлений никогда не делала. Гаагский арбитраж в споре с ЮКОСом посчитал, что отказ России не имеет обратной силы.

В феврале этого года Апелляционный суд Гааги удовлетворил жалобу бывших акционеров ЮКОСа, отменив решение окружного суда, который ранее снял обязательства по выплате средств.

Теперь же, по решению КС, Россия по делу ЮКОСа ничего платить не должна.

Однако публицист Анатолий Несмиян сильно сомневается в этом:

«Конституционный суд РФ разрешил не выплачивать бывшим акционерам ЮКОСа 50 с лишним миллиардов долларов, которые присуждены им международным арбитражем. Проблема в том, что юрисдикция Конституционного суда России не распространяется за ее пределы.

А потому никакой силы за рубежом не имеет. Соответственно, арестовывать имущество и активы в пользу бывших акционеров ЮКОСа за рубежом будут, не обращая внимания на любые решения, действующие внутри России.

Жаловаться же на их действия можно будет куда угодно — хоть в Спортлото.

То, что государство в начале-середине нулевых «отжало» активы ЮКОСа у его акционеров, никак не отменяет того факта, что сам ЮКОС был создан по результатам совершенно грабительской приватизации. Здесь ситуация «вор у вора дубинку украл».

Но Путин не мог объявить активы ЮКОСа несправедливо приобретенными, так как это ставило под вопрос вообще весь процесс разворовывания государственной собственности в девяностые.

Поэтому и была изобретена кривая схема с налоговыми претензиями и липовой «Байкалфинансгрупп», которая захватила активы ЮКОСа с последующей их передачей «добросовестным» покупателям.

Теперь же Запад, пользуясь тем, что отъем собственности был выполнен грубо и крайне убого с точки зрения юридической чистоты, получил легитимный способ изъятия собственности, и нет никаких особых сомнений, что рано или поздно, но бывшие активы ЮКОСа — а это практически вся Роснефть — в том или ином виде будет конфискованы Западом…»

Реализация решений Конституционного Суда Российской Федерации: проблемный аспект

Решения Конституционного Суда РФ имеют обязательный и окончательный характер. Они не требуют подтверждения какими-либо органами, должностными лицами и обязательны на все территории РФ для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, должностных лиц и граждан.

Деятельность органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных наделенных публично-властными полномочиями субъектов, направленная на осуществление обязанностей, вытекающих из решений КС РФ, характеризуется как исполнение указанных решений [9, с. 90].

По мнению Ж. В. Нечаевой, исполнение решений Конституционного Суда РФ является одной из важнейших составляющих эффективности решений Конституционного Суда наряду с его ценностным содержанием, а также способностью воздействовать на общественные отношения [12, с. 29].

Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» [1] определяет процедуру обеспечения решений Конституционного Суда правотворческими органами в общем виде: «если решение Конституционного Суда требует осуществления законодательного регулирования, соответствующий законопроект не позднее шести месяцев после опубликования такого решения должен быть представлен Правительством Российской Федерации на рассмотрение Государственной Думы (ч. 1 ст. 80); если решение Конституционного Суда предполагает необходимость нормативного регулирования Президентом Российской Федерации или Правительством Российской Федерации, они должны принять соответствующий акт не позднее двух месяцев после опубликования этого решения (ч. 2 ст. 80); если решение Конституционного Суда РФ требует законодательного регулирования законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта РФ, то он должен принять соответствующий акт не позднее шести месяцев; если решение требует регулирования со стороны высшего должностного лица субъекта Федерации. Если в течение шести месяцев законодательный (представительный) орган не предпринял никаких мер, то для него наступает ответственность, предусмотренная федеральным законодательством (ч. 3 ст. 80)». Так, согласно ч. 4 ст. 9 ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [2] в случае, если законодательный (представительный) орган государственной власти проигнорирует решение Конституционного Суда РФ и не примет соответствующий акт в течение шести месяцев, то Президент РФ выносит предупреждение законодательному (представительному) органу государственной власти субъекта Федерации. Если же после предупреждения, вынесенного Президентом РФ, законодательный (представительный) орган в течение трех месяцев не исполнит решение Суда, то Президент РФ вправе распустить указанный орган. Аналогичная форма ответственности предусмотрена ч. 2, 3 ст. 29.1 ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» в отношении высшего должностного лица органа исполнительной власти субъекта, который обязан исполнить решение Конституционного Суда РФ в течение двух месяцев.

Исходя из буквального толкования положений ч. 1 ст. 80 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», можно сделать вывод, что ни Государственная Дума, ни Совет Федерации Федерального Собрания РФ не являются органами, которые обязаны исполнять решение Суда.

Более того, обязанности внести соответствующий законопроект в Государственную Думу РФ нет ни у депутата Государственной Думы РФ, ни у члена Совета Федерации. По мнению А. В.

 Мазурова, «указанная статья обязывает дожидаться и принимать такие законопроекты только от Правительства Российской Федерации и тем самым ограничивает самостоятельность органа законодательной власти и право законодательной инициативы депутатов Государственной Думы и членов Совета Федерации.

Такое ограничение не имеет конституционного обоснования, особенно с учетом того, что установления вроде «законодателю надлежит» регулярно встречаются в решениях Конституционного Суда [Цит. по: 13, с. 53].

Что касается договоров между органами федеральными государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ или между органами государственной власти субъектов РФ, то в случае, если такие договоры признаны Конституционным Судом полностью или частично не соответствующими Конституции РФ, федеральные органы государственной власти или органы государственной власти субъектов обязаны в течение двух месяцев внести в соответствующий договор изменения и (или) дополнения или прекратить действие договора (ч. 5 ст. 80 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»). Ответственность за неисполнение решений Конституционного Суда РФ установлена только в отношении законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов и высшего должностного лица исполнительного органа субъекта Федерации.

Читайте также:  Верховный суд возвращает водительские права – часть седьмая

В Российской Федерации механизм исполнения решений Конституционного Суда РФ к настоящему времени сформировался. В то же время существуют проблемы в реализации решений Конституционного Суда РФ. Так, в своем интервью председатель Конституционного Суда РФ В. Д.

 Зорькин признался, что проблема с исполнением судебными органами отдельных решений Конституционного Суда действительно существует: «суды, постановляя решение, нередко игнорируют правовые позиции, содержащиеся в решениях Конституционного Суда.

Но все-таки речь идет об исключительных ситуациях, и вышестоящие судебные инстанции имеют возможность исправлять ошибки. В основном же суды в своей деятельности исходят из законодательно закрепленного требования общеобязательности решений Конституционного Суда, в том числе для судебных органов» [7].

Отсюда можно сделать вывод, что совершенствование механизма исполнения решений Конституционного Суда остается актуальной задачей.

Проблему неисполнения или ненадлежащего исполнения решений Конституционного Суда РФ также указывает Л. Лазарев. Он пишет: «практика реализации решений Конституционного Суда РФ достаточно противоречива.

Можно привести немало примеров их своевременного, даже немедленного исполнения, но встречаются факты и другого рода — явное игнорирование, неоправданное затягивание с исполнением, попытки преодоления их юридической силы повторным принятием норм, аналогичных признанным неконституционными.

Причины неисполнения или ненадлежащего исполнения актов конституционной юрисдикции различны.

Это и сохраняющийся в обществе, во властных структурах правовой нигилизм, неуважение к закону и правопорядку, противоречивые процессы во взаимоотношениях федерального центра и регионов, и ущербность процессуального механизма исполнения актов конституционной юрисдикции, а порой и несовершенство самих этих актов — усложненное изложение их содержания, приводящее к недопониманию исполнителями» [10, с. 17]. И здесь, по его мнению, роль Конституционного Суда РФ заключается в том, что он может оказывать влияние на процесс исполнения своих решений «главным образом силой и ясностью правовых аргументов и выводов, обосновываемых в решениях, высокой социальной и гуманистической значимостью защищаемых им общедемократических правовых принципов, ценностей и институтов» [10, с. 19]. Однако, думается, что для обеспечения исполнения решений Суда одних правовых выводов, имеющих высокую демократическую ценность, недостаточно. В связи с этим необходимо предусмотреть в законодательстве, регламентирующем функционирование Конституционного Суда РФ, собственный принудительный механизм, ведь отсутствие такового вообще нетипично для судебных органов.

Впрочем, не все в науке конституционного права поддерживают мнение о необходимости создания механизма исполнения решений конституционных судов. По мнению ряда ученых, решения Конституционного Суда РФ являются самоисполнимыми и не требуют каких-либо дополнительных механизмов обеспечения их исполнения. Так, например, Н. В.

 Витрук считает, что если нормативный акт либо отдельное его положение признаны не соответствующим Конституции РФ, то решение Конституционного Суда РФ является самодостаточным, поэтому органу, издавшему этот акт, не требуется издание нового акта об отмене неконституционного акта либо отдельного его положения [Цит. по: 8, с. 35].

Выражая несогласие, А. М. Кальяк пишет, «решение Конституционного Суда не исполняется само.

Хоть оно и не требует специальной процедуры исполнения, в случае игнорирования такого решения субъектами права может возникнуть необходимость использования средств обеспечения исполнения решений принудительного характера (например, конституционной ответственности)» [9, с. 38].

В. О. Лучин отмечает, что практике известно не так много случаев, когда решения Конституционного Суда РФ открыто игнорировались. Так, Президент Республики Башкортостан М. Рахимов вопреки Постановлению Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г.

[5], которым суверенитет признан только за Российской Федерацией, заявил, что «некорректно вести разговор о дальнейшем существовании или несуществовании суверенитета Республики».

В критике суверенитета (Башкортостана) «больше политической спекуляции и политиканства со стороны определенных сил, чем позитивного анализа и реальной заинтересованности в укреплении Федерации».

Конечно, столь откровенное игнорирование правовых позиций Конституционного Суда РФ не могла остаться незамеченным, однако никакой ответственности столь грубое нарушение конституционной законности не повлекло [11, с. 599–600]. Таким образом, В. О.

 Лучин своим примером подтверждает проблему в исполнении решений Конституционного Суда: мало того, что некоторые решения Суда попросту игнорируются, отторжение правовых позиций Конституционного Суда РФ, что является нарушением конституционной законности, не влечет за собой юридической ответственности.

Отсутствие ответственности за неисполнение решений Конституционного Суда РФ объясняется, прежде всего, тем, что адресатами решений Конституционного Суда РФ чаще всего является федеральные органы государственной власти или органы власти субъектов Федерации, или их руководители, привлечение которых к ответственности проблематично в силу объективных причин. Поэтому большинство итоговых решений Конституционного Суда действуют непосредственно: если акт или его часть признаются не соответствующими Конституции РФ, то они утрачивают силу, какого-либо подтверждения с стороны органов государственной власти или должностных лиц не требуется.

Как уже обозначалось выше, в Постановлении от 7 июня 2000 года № 10-П Конституционный Суд указал, что «суверенитет, по смыслу статей 3, 4, 5, 67 и 79 Конституции Российской Федерации, предполагает верховенство, независимость и самостоятельность государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на его территории и независимость в международном общении и представляет собой необходимый качественный признак Российской Федерации как государства, характеризующий ее конституционно-правовой статус. Носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ, согласно Конституции РФ, является ее многонациональный народ (ч.1 ст. 3). Конституция Российской Федерации не допускает какого-либо иного носителя суверенитета и источника власти, помимо многонационального народа России, и, следовательно, не предполагает какого-либо иного государственного суверенитета, помимо суверенитета Российской Федерации».

Затем указанное постановление было конкретизировано в отношении гражданства субъекта РФ.

Конституционный Суд в Определении от 6 декабря 2001 года № 250-О [6] пояснил, что Конституция РФ не предусматривает положений, согласно которым республики или иные субъекты Федерации имеют правомочия в области, только РФ правомочна законодательно определять, кто является ее гражданами, и, следовательно, обладает всеми правами и обязанностями гражданина РФ, которые гарантируются Конституцией РФ. Однако, вопреки данным правовым позициям Конституционного Суда РФ в ст. 21 Конституции Республики Татарстан [4] закреплено положение, которое звучит следующим образом: «Республика Татарстан имеет свое гражданство. Гражданин Российской Федерации, постоянно проживающий на территории Республики Татарстан, является гражданином Республики Татарстан». То есть налицо явное противоречие позициям Конституционного Суда РФ.

Необходимо отметить, что неисполнение решение Конституционного Суда РФ, помимо прочего, обусловлено несовершенством законодательства. В соответствии с ч. 5 ст.

79 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» «позиция Конституционного Суда РФ относительно того, соответствует ли Конституции РФ смысл нормативного правового акта или его отдельного положения, придаваемый им правоприменительной практикой, выраженная в постановлении Конституционного Суда РФ, в том числе в постановлении по делу о проверке по жалобе на нарушение конституционных прав и свобод граждан конституционности закона, примененного в конкретном деле, или о проверке по запросу суда конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле, подлежит учету правоприменительными органами с момента вступления в силу соответствующего постановления Конституционного Суда РФ». Г. В. Синцов полагает, что «используемую формулировку «подлежит учету» нельзя признать четко определенной. Это оставляет довольно широкий простор для злоупотреблений со стороны правоприменительных органов, в том числе и судебных. Действительно, судье достаточно упомянуть в мотивировочной части своего решения соответствующую позицию Конституционного Суда РФ, тем самым якобы учитывая ее. Однако выносимое решение по тем или иным поименованным в решении причинам может быть основано на абсолютно противоположном толковании применяемой нормы» [14, с. 40].

Таким образом, можно сделать следующие выводы.

Решения Конституционного Суда РФ имеют обязательный и окончательный характер. Они не требуют подтверждения какими-либо органами или должностными лицами и обязательны на всей территории РФ.

К настоящему моменту в РФ сложился механизм исполнения решений Конституционного Суда РФ, который в первую очередь основан на конституционном принципе верховенства и прямого действия Конституции РФ. Однако нельзя утверждать, что механизм реализации решений Конституционного Суда РФ безупречен.

Прежде всего, нужно отметить отсутствие в законодательстве каких-либо специальных норм, предусматривающих ответственность федеральных органов государственной власти за неисполнение, ненадлежащее исполнение или воспрепятствование исполнению, или частичное, несвоевременное исполнение решений Конституционного Суда РФ.

В связи с этим должны быть изданы специальные нормы об ответственности за неисполнение решений Конституционного Суда, следовало бы внести изменения и дополнения в ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» либо стоило бы принять отдельный нормативный правовой акт, который бы регламентировал исполнение решений Конституционного Суда РФ.

К слову, попытка принятия подобного акта уже предпринималась. Так, был разработан и принят в первом чтении проект закона «Об обеспечении исполнения решений Конституционного Суда РФ» [3]. Однако после принятия Конституции РФ в 1993 г.

и ФКЗ «О Конституционном Суде» ни законодатель, ни Конституционный Суд (который имеет право законодательной инициативы) так и не вернулись к этому вопросу.

Литература:

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *