ГД приняла в i чтении проект о декриминализации экономических преступлений

  • 14 июня Госдума рассматривает в первом чтении президентский законопроект о декриминализации преступлений экономической направленности.
  • Комментируя документ журналистам, председатель комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников (ЕР) отметил, что законопроект был подготовлен с учетом мнения предпринимательского сообщества.
  • По его словам, в разработке проекта закона приняли участие представители Торгово-промышленной палаты, «Деловой России», «Опоры России», а также правоохранительных органов.

«В самом тексте документа изменилось некоторое соотношение сумм по отношении к возбуждению уголовных дел.

Так, например, порог возбуждения уголовных дел по налоговым составам увеличивается. Следовательно, для привлечения к уголовной ответственности будет значительно меньше оснований, постольку, поскольку уголовные дела будет возбуждаться по большему размеру», — отметил Крашенинников.

Проект содержит принципиальные изменения по поводу невыполнения договорных обязательств, добавил глава думского комитета. «Дело в том, что сейчас существуют два основания для возмещения ущерба и для возбуждения дела. Первое – это преднамеренное невыполнение договорных обязательств, что сейчас трактуется именно как мошенничество.

И второе – это непреднамеренное (невыполнение договорных обязательств). Вот здесь Президент нам предложил разграничить эти два основания.

Если преднамеренное, то есть человек и не думал выполнять договорные обязательства, то это трактуется как мошенничество, то во втором случае это отправляется в гражданско-правовую сферу, и здесь уже будет возмещаться ущерб в гражданско-правовом порядке», — пояснил Крашенинников.

«Есть классификация сумм, от 10 тысяч до 3 млн рублей – это один порог, и, соответственно, одна ответственность», — уточнил он.

Кроме того, законопроектом предлагается совершенствовать порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики и возврата изъятых предметов их законным владельцам в случаях, если они не были признаны вещественными доказательствами. «Сейчас это большая проблема, потому что многие документы после прекращения дел, после вынесения приговоров найти практически невозможно. Сейчас прямо говорится о том, что должна быть такая возможность», — заявил парламентарий.

В Уголовно-процессуальный кодекс будет внесена норма, которая позволит подозреваемым и обвиняемым с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста пользоваться услугами нотариуса. «И, конечно, с этой точки зрения, доступ нотариуса в этом законе установлен», — подчеркнул Крашенинников.

ГД приняла в i чтении проект о декриминализации экономических преступлений ГД приняла в i чтении проект о декриминализации экономических преступлений ГД приняла в i чтении проект о декриминализации экономических преступлений
ГД приняла в i чтении проект о декриминализации экономических преступлений ГД приняла в i чтении проект о декриминализации экономических преступлений ГД приняла в i чтении проект о декриминализации экономических преступлений ГД приняла в i чтении проект о декриминализации экономических преступлений ГД приняла в i чтении проект о декриминализации экономических преступлений ГД приняла в i чтении проект о декриминализации экономических преступлений 

Экономическим преступлениям готовят финансовые наказания

В Госсовете предложили декриминализировать ряд статей Уголовного кодекса

Госсовет предложил ввести наказание для следователей за необоснованные экономические уголовные дела, а для судей — за аресты по ним. Рабочая группа также предложила отменить уголовную ответственность за невыплату зарплаты

ГД приняла в i чтении проект о декриминализации экономических преступлений

Екатерина Кузьмина / РБК

Рабочая группа Госсовета во главе с губернатором Тульской области Алексеем Дюминым подготовила предложения по частичной декриминализации законодательства об экономических преступлениях.

Предложения содержатся в проекте перечня поручений президента по итогам заседания группы Госсовета по направлению «Промышленность». Копия документа есть у РБК, ее подлинность подтвердил источник, близкий к группе.

Проект составлен по итогам заседания группы 12 февраля.

Госсовет создан в 2000 году указом президента как консультативный орган. Возглавляет Госсовет президент, туда также входят спикеры обеих палат парламента, главы регионов, представители правительства и полпредств.

В составе Госсовета организованы 16 рабочих групп по разным сферами деятельности, в том числе «Здравоохранение», «Государственное и муниципальное управление» и «Промышленность».

В январе 2020 года президент в обращении к парламенту предложил изменения в Конституцию, которые предполагают в том числе изменение статуса Госсовета и закрепление его в Основном законе.

Предложения по смягчению Уголовного кодекса

  • Среди предложенных рабочей группой президентских поручений для правительства — отмена статьи Уголовного кодекса «Невыплата зарплаты» (145.1 УК, предусматривает лишение свободы на срок до 5 лет), а также исключение уголовной ответственности за неисполнение контрактов. «Следует точнее разграничивать гражданско-правовые споры и преступления в сфере экономики, особенно в случае с неисполнением контрактов «в силу факторов, не связанных с наличием умысла», поясняется в документе. По данным судебного департамента при Верховном суде, в 2018 году за полную или частичную невыплату зарплаты были осуждены 260 человек, в первом полугодии 2019 года — 100 человек. Большинство из них были приговорены к штрафу, реальное или условное лишение свободы получили 16 человек. Большинство дошедших до суда дел о невыплате зарплаты были прекращены судом с назначением судебного штрафа (685 человек в 2018 году, 254 — в первом полугодии 2019-го).
  • Рабочая группа также предлагает разработать механизмы замены лишения свободы за экономические преступления на штрафы, кратные ущербу по делу.
  • Предусмотрено в числе инициатив и расширение полномочий прокуратуры по отношению к следствию и оперативно-разыскным органам, а также увеличение для прокуроров сроков рассмотрения и возможной отмены постановления о возбуждении дела. Сейчас прокурор, согласно УПК, может отменить постановление о возбуждении уголовного дела в течение суток, после того как получает материалы (хотя есть и исключения).
  • Верховному суду предлагается обобщить судебную практику по экономическим делам, которая поможет в согласовании этих предложений.
  • Авторы предложений рекомендуют ужесточить ответственность для следователей, возбуждающих «необоснованные» уголовные дела по экономическим преступлениям, и судей, назначающих по ним меру пресечения в виде содержания под стражей.
  • Кроме того, рабочая группа предлагает уточнить ограничения на использование ст. 210 УК (создание организованного преступного сообщества) в отношении предпринимателей. Согласно концепции авторов следствие должно будет «доказать, что организация, компания изначально умышленно создавалась под незаконные цели». Вопрос ограничения использования статьи об организованном преступном сообществе против бизнесменов ранее поднимал президент. Владимир Путин отмечал, что под эту статью «можно подвести совет директоров любой организации». 13 февраля Госдума приняла в первом чтении соответствующий президентский законопроект.

Инициативы рабочей группы Госсовета появились в результате обсуждений с предпринимателями и направлены на то, чтобы «снизить давление на бизнес, сделать его не сверхрисковой деятельностью», заявили РБК в министерстве промышленности и науки Тульской области.

Инициативы готовили в том числе «Ростех», Торгово-промышленная палата, РСПП, «Росатом», Роскосмос, Союз машиностроителей России, «Деловая Россия» и другие организации.

В ближайшее время проект перечня будет направлен в заинтересованные федеральные органы исполнительной власти для рассмотрения и согласования, затем в течение двух месяцев итоговая версия проекта будет направлена в администрацию президента, уточнили в министерстве.

«Самые острые вопросы»

В документ попали «самые острые вопросы», с которыми сталкивается предпринимательское сообщество, отмечает общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей, Александр Хуруджи.

«Все предложения и формулировки мне понравились, мы узнаем в них кусочки документов, которые неоднократно вносились бизнес-омбудсменом Борисом Титовым в рамках докладов президенту. Эти же предложения мы повторяем в различных экспертных советах, например при Минэкономразвития».

«Все это очень обнадеживает. Естественно, понимая, кто это озвучил, я думаю, что шансы на то, что это будет принято в итоге, высоки», — оптимистичен Хуруджи. Он считает, что также стоило бы добавить в перечень предложение выровнять практику по применению статьи о мошенничестве (ст.

159 УК), а также сделать залог основной мерой пресечения для фигурантов экономических дел.

За неправомерные действия следователей и судей и сейчас в законодательстве предусмотрена серьезная дисциплинарная и уголовная ответственность, напоминает зампредседателя коллегии адвокатов «Клишин и партнеры» Андрей Шугаев.

«Ужесточительные меры в отношении следователей и судей, не соблюдающих данные предписания уголовного закона, по нашему мнению, здесь вряд ли помогут.

Надо в целом менять законодательство, связанное с вопросами заключения под стражу и не только лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении экономических преступлений», — считает юрист.

Что касается исключения из УК статьи о невыплате зарплаты, то Шугаев напоминает, что она относится не к экономическим преступлениям, а к преступлениям против конституционных прав и свобод человека и гражданина.

Долги работодателей перед наемными работниками «имеют постоянную тенденцию к росту», говорит он: так, по данным Росстата, на 1 июля прошлого года они составляли 2,57 млрд руб., то есть на 862 млн руб. больше, чем на декабрь 2018 года.

Предложение исключить уголовную ответственность за невыплату зарплаты не коррелирует с предложением президента прописать в Конституции индексацию пенсий, пособий и зарплат, заключает юрист.

Кирилл Титаев

Социолог Кирилл Титаев о неэффективности расширения действия неработающего правового механизма.

ГД приняла в i чтении проект о декриминализации экономических преступлений

23 ноября президент Владимир Путин внес в Госдуму законопроект, который комментаторы назвали «большим шагом вперед» для делового сообщества.

Поправки расширяют список экономических статей Уголовного кодекса, по которым, упрощая, лицо освобождается от уголовной ответственности, если возместило ущерб потерпевшему и заплатило в бюджет сумму, равную двойному ущербу от преступления.

Речь идет в первую очередь о простом мошенничестве в сфере социальных выплат и в сфере кредитования и о простой растрате. Предлагаемые поправки затронут порядка 8000 человек в год (в первом полугодии 2018 г. по этим статьям дошло до суда порядка 4000 дел).

Читайте также:  У меня есть копия свидетельства о разводе, как и где я могу поставить печать о разводе в паспорте и сколько стоит?

Кажется, что в масштабах общего количества лиц, преследуемых за преступления в сфере экономики (около 35 000 человек в год), это существенное изменение. Однако это не так.

По массовым статьям, которые попали в этот список, и сейчас возможно прекращение дела по нереабилитирующим основаниям (если лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный вред). Этот правовой инструмент широко используется и на следствии, и в суде, а потерпевшие, как правило, не возражают.

В версии законопроекта у подозреваемых по таким делам появляется выбор: компенсировать нанесенный ущерб в однократном размере и загладить вред – и получить запись «привлекался к уголовной ответственности по…, уголовное дело прекращено в порядке ст. 25/ст.

28 УПК» – или компенсировать ущерб в трехкратном размере и получить запись «освобожден от уголовной ответственности на основании ст. 76.1 УК» (способ, действие которого сейчас расширяется). Учитывая, что верхняя граница ущерба составляет до 250 000 руб., а по преступлениям, связанным с мошенничеством в сфере кредитования, и вовсе до 1,5 млн руб.

, для подозреваемого есть ощутимая разница между выплатой в однократном или в трехкратном размере. Тех же, для кого важна форма освобождения от уголовной ответственности, очень немного.

Исследования Ирины Четвериковой из Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге показывают, что с момента своего создания механизм освобождения от уголовной ответственности, действие которого сейчас расширяется, так и не стал популярен для тех составов преступлений, по которым было возможно обычное примирение. В 2017 г. в судах им воспользовались обвиняемые по 39 делам.

Президентские поправки явно направлены на борьбу с избыточной криминализацией экономической деятельности.

В пояснительной записке так и написано: «на создание дополнительных гарантий защиты предпринимателей от необоснованного уголовного преследования». Но они ничего не меняют по существу.

Расширяется действие практически не работающего правового механизма, и нет никаких оснований полагать, что он внезапно станет востребованным.

Кроме того, законопроект предлагает ряд дополнительных «смягчающих» поправок: переводит в составы частно-публичного обвинения ряд редких статей (менее 400 дел в год в сумме); освобождает от уголовной ответственности тех, кто не платил заработную плату работникам, но после возбуждения уголовного дела выплатил ее в течение двух месяцев (менее 300 дел в год); уточняет порядок изъятия электронных носителей в ходе следственных действий (конкретизируя условия, при которых владельцу разрешается копировать информацию, и вводя дополнительные ограничения на само изъятие); расширяет список статей, по которым есть ограничения для заключения под стражу, если «преступление» было связано с предпринимательской деятельностью.

Четыре года назад мы писали о законопроекте Путина, в котором решалась несуществующая проблема уголовной политики.

Он стал законом, с тех пор ситуация не изменилась: законопроекты аналитически бедны, а их разработчики находятся в экспертном вакууме.

Как мы видим из ноябрьских поправок, даже при декларируемых правильных целях и намерениях они игнорируют реальные проблемы, существующие в правоприменении по уголовным делам, связанным с нарушениями в ходе легальной экономической деятельности.

По-прежнему используется принцип отдельной защиты для «преступлений в сфере предпринимательской деятельности» вместо системной гуманизации для всех ненасильственных преступлений. При этом определение того, было ли деяние связано с предпринимательской деятельностью или нет, полностью остается на усмотрение правоохранительных органов.

Правоохранители также могут манипулировать другими квалифицирующими признаками. Определение «группой лиц по предварительному сговору» теоретически применимо практически к любой экономической деятельности.

Действия, которые по факту являются простым неисполнением гражданских или трудовых обязательств, но квалифицируются российским Уголовным кодексом как преступления, практически никогда не совершаются в одиночку.

Таким образом, этот квалифицирующий признак может быть найден почти всегда, что выводит преступление из-под действия большинства гуманизирующих поправок. Выходом была бы отмена таких квалифицирующих признаков для тех преступлений, которые фактически не могут совершаться в одиночку.

Существуют и большие проблемы с определением размера ущерба. В отдельных случаях таковым может признаваться вся выручка, полученная в ходе незарегистрированной предпринимательской деятельности (ст. 171 УК РФ), в других – только незаконная прибыль/доход.

Более того, при наличии квалифицирующих признаков размер нанесенного ущерба вообще перестает играть роль. Так, если растрата 5000 руб. совершена с использованием должностного положения (ч. 3 ст.

160 УК), она все равно станет тяжким преступлением, за которое предусмотрено наказание до шести лет лишения свободы.

Нельзя не приветствовать шаги президента, направленные против необоснованной криминализации экономической деятельности (как бизнеса, так и обычных граждан).

Но пока эта политика не будет строиться на фактах, на объективной реальности уголовного преследования, она будет реализовываться неэффективным образом. Предлагаемые сейчас изменения в Уголовный кодекс на практике затронут несколько десятков человек в год.

Результат даст проведение четкой границы между преступлением и простым неисполнением обязательств.

Источник: Ведомости, Extra Jus.

Госдума декриминализирует ряд экономических преступлений

МОСКВА, 14 июня. /ТАСС/. Госдума приняла в первом чтении президентский законопроект о декриминализации ряда преступлений экономической направленности.

Как указал глава комитета нижней палаты по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников, законопроект был подготовлен с учетом мнения предпринимательского сообщества. По словам парламентария, «в разработке проекта закона приняли участие представители Торгово-промышленной палаты, «Деловой России», «Опоры России», а также правоохранительных органов».

Мошенничество предпринимателей

Законопроект, внесенный в Госдуму президентом РФ Владимиром Путиным 26 мая, содержит поправки в ряд статей, посвященных преступлениям в сфере предпринимательства.

В частности, документом предлагается дополнить статью 159 («Мошенничество») Уголовного кодекса РФ пятой частью — «Мошенничество, сопряженное с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности, если это деяние повлекло причинение значительного ущерба».

Данное преступление, согласно инициативе, предусматривает наказание от штрафа в размере до 300 тысяч рублей до лишения свободы на срок до пяти лет с ограничением свободы на срок до одного года или без такового.

Значительным ущербом в этом случае предлагается считать сумму от 10 тысяч рублей, крупным — свыше 3 миллионов рублей, особо крупным — 12 миллионов рублей (в настоящее время пороги по ст. 159 составляют 2,5 тысячи рублей, 250 тысяч и 1 миллион рублей соответственно). Таким образом, пороги по новым составам увеличиваются, что создает более мягкие условия для бизнеса.

Основания для возбуждения уголовного дела

Законодательная инициатива также предусматривает «увеличение размера ущерба, являющегося основанием для возбуждения уголовных дел о преступлениях в сфере экономики, а также размера ущерба, являющегося основанием для отнесения преступлений в указанной сфере к преступлениям, совершенным в крупном или особо крупном размере».

Например, при злоупотреблениях при эмиссии ценных бумаг (статьи 185, 185.1, 185.2, 185.3, 185.

4 УК РФ) крупным ущербом и доходом в крупном размере предлагается считать ущерб (доход) в сумме более 1,5 миллиона рублей, а в особо крупном размере — более 3,75 миллиона рублей.

В настоящее время крупным ущербом по данным статьям признается ущерб в размере от 1 миллиона рублей, особо крупным — от 2,5 миллиона рублей.

Также законопроект предлагает повысить порог ущерба для возбуждения уголовного дела по статье 194 «Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица» УК РФ.

«Уклонение от уплаты таможенных платежей признается совершенным в крупном размере, если сумма не уплаченных таможенных платежей за товары, перемещенные через таможенную границу Евразийского экономического союза, в том числе в одной или нескольких товарных партиях, превышает 2 миллиона рублей, а в особо крупном размере — 6 миллионов рублей», — говорится в законопроекте.

Услуги нотариуса

Помимо перечисленного документом предлагается внести в Уголовно-процессуальный кодекс норму, которая позволяет подозреваемым и обвиняемым с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста пользоваться услугами нотариуса.

Проступок – не преступление: Новый законопроект разрешит воровать один раз

Верховный суд внёс в Госдуму законопроект о новой юридической категории – «уголовных проступках». Есть опасность, что с его принятием коррупционных преступлений в стране станет больше.

Новый законопроект, который, без преувеличения, должен произвести настоящую революцию в российском уголовном законодательстве. Он отменяет наказания, связанные с лишением свободы, за мелкие и неопасные правонарушения. Сделать это предлагается через введение новой юридической категории – так называемого «уголовного проступка».

Таким образом, в российском праве появится дефиниция, под которую будет подпадать множество самых разнообразных действий, которые, в общем и целом, будут признаваться нарушениями закона, но не настолько серьёзными, чтобы за них стоило отправлять в места не столь отдалённые. И даже назначать условный срок. «Уголовный проступок» – это не судимость.

Казалось бы – прекрасная инициатива. Российская судебно-правоохранительная система давно уже нуждается в обновлении.

Самый частый упрёк к ней состоит в том, что доля оправдательных приговоров составляет десятые доли процента от общего числа судебных решений.

Читайте также:  Определение суда по иску о о признании недействительным свидетельства о праве на наследство и разделе наследственного имущества

При этом 69% дел сейчас проходят суд в упрощённом порядке, когда судья не рассматривает улики и нет нужды доказывать вину подозреваемых: те попросту признают всё, что им инкриминируется, в обмен на минимальные сроки.

Гуманизация наказаний могла бы стать одним из шагов по нормализации работы «посадочной отрасли». Тем более, что ранее Верховный суд уже в некоторой степени ограничил следственные органы в использовании особого порядка расследований. Введение новой юридической категории – «уголовных проступков» – как раз является шагом в этом направлении.

Однако дьявол, как всегда, кроется в деталях. Два сотрудника Правового управления администрации президента указали Царьграду на недостатки проекта

Декриминализация с подтекстом?

В первую очередь настораживает состав статей, которые предлагается частично декриминализировать. 

 Уголовным проступком признается: совершённое лицом впервые преступление небольшой тяжести, за которое настоящим Кодексом не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, за исключением преступлений, предусмотренных частью первой статьи 115, статьями 1161, 1511, 1714, частью первой статьи 174, частью первой статьи 1741, частью первой статьи 1993, частью первой статьи 207, частью первой и частью третьей статьи 332, статьей 336, частью первой статьи 337, частью первой статьи 339, частью первой статьи 344, частью первой статьи 349 настоящего Кодекса; совершённое лицом впервые преступление небольшой тяжести, предусмотренное частью первой статьи 158, частью первой статьи 159, частью первой статьи 1593, частью первой статьи 160, частью первой статьи 165, частью первой статьи 167, статьей 168 настоящего Кодекса; совершённое лицом впервые преступление небольшой или средней тяжести, предусмотренное частью второй статьи 169, частями первой, второй и четвёртой статьи 1701, частями первой, третьей и пятой статьи 1711, частью первой статьи 1731, частью второй статьи 1732, статьей 177, частью первой статьи 180, частью первой статьи 181, частями первой и второй статьи 183, частью второй статьи 185, частями первой и третьей статьи 1852, частью первой статьи 1854, частью первой статьи 1855, частью первой статьи 189, частями первой и второй статьи 1911, частями первой и второй статьи 1931, частью первой статьи 194, статьей 195, частью первой статьи 1992, частью первой статьи 2003 настоящего Кодекса. 

– говорится в тексте документа, опубликованном на сайте Госдумы.

Человеку, не слишком обременённому знанием УК, ничего в глаза не бросается. 105-я и 131-я статьи не упоминаются – и хорошо, стало быть – душегубов и насильников сажать не перестанут. Однако если перевести этот абзац с юридического на русский, то выяснится, что:

  • статья 115: «Умышленное причинение лёгкого вреда здоровью»;
  • статья 151: «Вовлечение несовершеннолетних в совершение антиобщественных действий»;
  • статья 171: «Незаконное предпринимательство»;
  • статья 174: «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретённых другими лицами преступным путём»;
  • статья 207: «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма»;
  • статья 332: «Неисполнение приказа, причинившее существенный вред интересам службы»;
  • статья 336: «Оскорбление военнослужащего»;
  • статья 337: «Самовольное оставление места службы, военной части»;
  • статья 339: «Уклонение от обязанностей воинской службы путем симуляции болезни или иными способами»;
  • статья 344: «Нарушение уставных правил несения внутренней службы и патрулирования в гарнизоне»;
  • статья 349: «Нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих».

Перед нами практически винегрет, составленный: а) из статей, общественная опасность деяний по которым действительно невелика; б) статей, декриминализация которых может привести к всплеску соответствующих преступлений; в) статей по вполне серьёзным экономическим преступлениям.

Можно понять ход мысли законодателя, предлагающего не отправлять на нары человека за оскорбление военного, за лёгкий мордобой без особых последствий. Не наказывать всерьёз за дурацкую шутку про бомбу – тут дело уже сложнее.

Слишком легко представить себе (да и представлять не надо, много раз видели наяву), как телефонный террорист срывает важное мероприятие или парализует работу вокзалов, аэропортов, школ.

А что касается вовлечения подростков в криминальную деятельность или отмывания преступных доходов – это точно нельзя рассматривать как незначительные проступки. Однако в документе прослеживается именно такой подход.

В пояснительной записке к законопроекту отмечается, что введение понятия «уголовный проступок» коснётся 112 составов преступлений, 53 из которых относятся к экономической сфере. Продолжая перевод с юридического на простой русский, уточним, что авторы документа хотят, в частности, смягчить наказания за:

  • незаконную банковскую деятельность;
  • злоупотребления при выпуске ценных бумаг;
  • незаконное получение кредитов;
  • преднамеренные и фиктивные банкротства;
  • незаконный оборот полудрагоценных и драгоценных камней, драгметаллов;
  • незаконное предпринимательство.

Более того, в этот список попали даже «Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте Российской Федерации на счета нерезидентов с использованием подложных документов» и «Уклонение от уплаты налогов, сборов, подлежащих уплате организацией, и (или) страховых взносов».

Хорошо воровать – это неплохо!

Второй нюанс, вызывающий даже не сомнения, а легкую оторопь, – это примечание, где поясняется, что:

В настоящей статье лицо признаётся впервые совершившим преступление, если на момент его совершения лицо не имеет неснятую или непогашенную судимость и не освобождалось от уголовной ответственности по основаниям, предусмотренным частью первой или частью второй статьи 76 настоящего Кодекса, в течение одного года, предшествовавшего дню совершения этого преступления.

Иными словами, поправки Верховного суда не просто дают второй шанс оступившимся предпринимателям и банкирам. Они буквально устанавливают темп и ритм совершения экономических преступлений, выдерживая которые представители этих кругов могут не опасаться сесть за свои художества.

Вместо реальных сроков законопроект предлагает ввести практику двойного возмещения причинённого ущерба и выплат компенсаций пострадавшим лицам. С одной стороны, это справедливо: экономический ущерб естественным образом измеряется деньгами, это не отнятые жизни и не инвалидность, стоимость которых можно оценить в банкнотах весьма условно.

С другой стороны – отказ, пусть и частичный, от реальных сроков существенно снижает плату за неудачное преступление. У склонных к этому граждан однозначно возникнет больший соблазн попробовать, рискнуть.

Россия и без того не всегда может похвастаться реальными успехами в борьбе с теневой экономикой: только по официальным данным, до начала эпидемии коронавируса «в тени» работало не менее 20 миллионов граждан трудоспособного возраста; а тут появляется прямой экономический резон попытаться «заработать» на чём-нибудь эдаком. Главное – проследить, чтобы на момент попытки мошенничества, фиктивного банкротства или вывода капиталов за рубеж на шее не висело неснятой или непогашенной судимости. Поймали – заплатил штраф, нет – подожди год-полтора и делай новый заход.

Верховный суд собственными руками конструирует ситуацию, которая целиком и полностью описывается позднеперестроечной шуткой: плохо воровать – это нехорошо, а вот хорошо воровать – это совсем неплохо!

Неотвратимость наказания? Нет, не слышали

Частичную декриминализацию экономических преступлений авторы законопроекта объяснили необходимостью защиты предпринимателей от произвола силовиков.

Ввиду необходимости защиты представителей предпринимательского сообщества от необоснованной уголовной репрессии принято решение о распространении понятия уголовного проступка на преступления небольшой тяжести против собственности и отдельные преступления небольшой и средней тяжести в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности,

– говорится в тексте пояснительной записки.

Однако есть ощущение, что это стремление находится в противофазе к реальным потребностям общества. Новый законопроект спускает презумпцию безответственности с министерско-сенаторского Олимпа на региональный и даже на районный уровень. Пойдёт ли это на благо стране? Вопрос риторический.

Кроме того, законопроект не решает проблему давления на предпринимателей со стороны правоохранительных органов радикальным образом. Отнюдь. В пояснительной записке отмечается, что:

Уголовным проступком не будут признаваться деяния, за совершение которых предусмотрена уголовная ответственность, в том случае, если лицо было подвергнуто административному наказанию за ранее совершённые аналогичные действия (составы с административной преюдицией).

Иными словами, при большом желании отжать бизнес или получить жирный «занос» никто не помешает нечистым на руку силовикам сначала составить на коммерсанта парочку административных протоколов, а затем уже возбуждать уголовное дело с твёрдым пониманием, что жертва не сможет сбежать в домик под названием «уголовный проступок».

Справедливости ради скажем, что есть и иная точка зрения. Известный адвокат Виолетта Волкова, как и полагается адвокату, встаёт на сторону обвиняемых:

Читайте также:  Функции гражданского права

«Главный принцип – неотвратимость наказания – всё равно выдерживается.

В данном случае это будет штраф, как и предусмотрено ныне: новая формулировка касается только тех преступлений, за которые не предусмотрена возможность лишения свободы, то есть речь идёт о небольшой тяжести проступков и только совершённых впервые. Просто в этом случае у человека не будет судимости, которая в дальнейшем портит жизнь.

Такой законопроект вносится уже не впервые, но каждый раз его начинают резать, дают негативные оценки. Очевидно, что на уровне Госдумы есть лобби, которое категорически не хочет это принимать».

Павел Крашенинников: В поправках о декриминализации экономических преступлений учтены мнения предпринимателей

Сегодня, 14 июня, Госдума рассматривает в первом чтении президентский законопроект о декриминализации преступлений экономической направленности.

Комментируя документ перед началом пленарного заседания председатель комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников отметил, что законопроект был подготовлен с учетом мнения предпринимательского сообщества.

По его словам, в разработке проекта закона приняли участие представители Торгово-промышленной палаты, «Деловой России», «Опоры России», а также правоохранительных органов.

«В самом тексте (законопроекта) изменилось некоторое соотношение сумм по отношению к возбуждению уголовных дел.

Так, например, порог возбуждения уголовных дел по налоговым составам увеличивается.

Следовательно, для привлечения к уголовной ответственности будет значительно меньше оснований, поскольку уголовные дела будут возбуждаться по большему размеру ущерба», — сообщил Крашенинников.

Проект содержит принципиальные изменения по поводу невыполнения договорных обязательств, добавил глава думского комитета. «Дело в том, что сейчас существуют два основания для возмещения ущерба и для возбуждения дела. Первое – это преднамеренное невыполнение договорных обязательств, что сейчас трактуется именно как мошенничество.

И второе – это непреднамеренное (невыполнение договорных обязательств). Вот здесь Президент нам предложил разграничить эти два основания.

Если преднамеренное, то есть человек и не думал выполнять договорные обязательства, то это трактуется как мошенничество, то во втором случае это отправляется в гражданско-правовую сферу, и здесь уже будет возмещаться ущерб в гражданско-правовом порядке», — пояснил Крашенинников.

«Есть классификация сумм, от 10 тысяч до 3 млн рублей – это один порог, и, соответственно, одна ответственность», — уточнил он. Кроме того, законопроектом предлагается совершенствовать порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики и возврата изъятых предметов их законным владельцам в случаях, если они не были признаны вещественными доказательствами. «Сейчас это большая проблема, потому что многие документы после прекращения дел, после вынесения приговоров найти практически невозможно. Сейчас прямо говорится о том, что должна быть такая возможность», — заявил парламентарий.

В Уголовно-процессуальный кодекс будет внесена норма, которая позволит подозреваемым и обвиняемым с момента избрания меры пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста пользоваться услугами нотариуса. «И, конечно, с этой точки зрения, доступ нотариуса также в этом законе установлен», — подчеркнул Крашенинников.

Украл, выпил – штраф? — Госдума продолжает изучать «квоты» на декриминализацию мелких преступлений

Профильный комитет Государственной думы по законодательству представил на рассмотрение депутатов новую редакцию законопроекта о декриминализации Уголовного кодекса. Комитет рекомендует принять законопроект во втором чтении: после доработки из УК решили не изымать статьи о неуплате алиментов и угрозе убийством.

За счет декриминализации мелких преступлений Верховный суд (а именно он выступает инициатором нововведений) рассчитывает снизить число обвиняемых по уголовным делам почти вдвое.

За последние два десятка лет доля преступлений небольшой тяжести, поясняли авторы законопроекта, увеличилась с 15% до 46% от общего числа рассматриваемых в судах дел.

Соответственно, и половина осужденных (в 2014-м году, например – 330 тысяч из 719) отправляется в колонии за мелкие преступления.

Судебной и правоохранительной системе переваривать такое количество мелких правонарушителей все труднее.

Может, перевести часть уголовных нарушений в административные? И судьям жизнь облегчить, и людям судьбы не ломать? «Судимость и ее негативные последствия сопровождают человека всю жизнь, причем не только его, но и его близких родственников», – напомнил, комментируя законопроект, председатель Верховного Суда Вячеслав Лебедев.

От тысячи до пяти

Законопроект предлагает не только перевести несколько статей из разряда уголовных в административные, но также поднять планку уголовной ответственности за кражу – до 5 тысяч рублей.

А значительным ущерб считать, если он составит свыше 10 тысяч рублей, а не две с половиной, как сейчас.

Адвокатское сообщество гуманизацию поддерживает: на сегодняшний день в тюрьму могут отправить при минимальной сумме кражи в 1 тысячу рублей. Адвокаты считают, что это слишком сурово.

  • Если кто и не обрадуется декриминализации мелких преступлений, то это, возможно, участковые: за счет криминальной мелочевки удобно повышать раскрываемость.
  • Замгенпрокурора Сабир Кехлеров, который выступает в поддержку законопроекта, этот момент отметил: по его словам, декриминализация мелких правонарушений «не только освободит суды, но и даст возможность следователям заниматься расследованием тяжких преступлений, а не прикрываться тем, что у них большая нагрузка и не хватает времени».
  • С поддержкой президента, но со скрипом

Первый вариант законопроекта был внесен Верховным судом в Госдуму еще в прошлом июле, но полгода пролежал под сукном, поскольку правительство никак не могло подготовить отзыв на эту законодательную инициативу.

Ускорение процессу придало декабрьское выступление главы государства: Владимир Путин в послании Федеральному собранию поддержал законопроект.

Сразу после этого позитивное заключение предоставило и правительство – проект с сопутствующими изменениями в КоАП поддержало, основной законопроект предложило доработать (в частности, сомнения вызывала декриминализация статей об угрозе убийством и побоях). Но в первом чтении инициатива рассмотрение прошла; одобрили ее и в Федеральной палате адвокатов.

Декриминализировали-декриминализировали, да не выдекриминализировали.

Хоботов, это мелко!

Первоначально Верховный суд предлагал частично декриминализировать пять статей УК: ст. 116, 119, 157, 159 и 327. Правонарушения, предусмотренные этими статьями, – побои, угроза убийством, уклонение от уплаты алиментов, мелкая кража и подделка документов.

Ежегодно за них в Российской Федерации выносят около 120 тысяч приговоров. В рамках декриминализации авторы законопроекта предлагали возбуждать уголовные дела только в отношении рецидивистов.

А если что-либо из перечисленного нарушитель совершил впервые, выносить наказание в рамках административного права.

И все же в обновленной редакции законопроекта декриминализируются только три статьи. Угрозу убийством и неуплату алиментов в Уголовном кодексе оставили.

«Угроза убийством» – статья, которая выполняет «охранительную» функцию, пояснил глава комитета, депутат Павел Крашенинников. В пояснительной записке к проекту закона о декриминализации отмечается, что каждый год в России по этой статье осуждается до 30 тысяч человек.

Статью о неуплате алиментов в УК сохранили, переименовав («Злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей» стало «Неуплатой средств на содержание детей или нетрудоспообных родителей») и несколько видоизменив: теперь неуплатой алиментов считается невыплата детям денежных средств без уважительных причин родителем, который ранее уже подвергался за то же самое административному наказанию.

Поспешишь – МВД огорчишь

Присутствовавший на заседании комитета представитель Министерства внутренних дел, судя по всему, остался не особенно доволен изменениями – «новые поправки к законопроекту сильно меняют концепцию инициативы», приводит его мнение РБК.

А по словам Павла Крашенинникова, МВД не настроено на скорое принятие проекта и просит подождать поправок, которые предложат эксперты министерства.

Глава комиссии считает, что времени на это нет: пленарные заседания Государственной думы заканчиваются в июне.

Кстати, о сроках. Еще одно нововведение из законопроекта – алгоритм расчета сроков содержания под стражей до суда. Один день пребывания в следственном изоляторе предлагается засчитывать за два дня в колонии-поселении и полтора – в колонии общего режима. В случае, если «мотать» придется в колониях особого и строгого режима, зачет будет идти по-прежнему один к одному.

Зато день домашнего ареста будет засчитываться как полдня в СИЗО: так, считают авторы законопроекта, справедливее.

  1. Справка
  2. С текстом законопроекта № 953369-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» можно ознакомиться здесь.
  3. С текстом законопроекта № 953398-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» можно ознакомиться здесь.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *